Чего не хватает России

Уже не один десяток лет архитекторы, градостроители и активные граждане спорят о том, так ли нужно нашим городам постепенно превращаться в высотные «каменные джунгли», или же стоит сделать упор на уютные малоэтажные микрорайоны — милый многим россиянам формат «почти частного дома», который сулит комфортное, хотя зачастую удаленное от центра проживание

20.03.2018

Эксперты, с которыми поговорил «Вестник», тоже не пришли к единому мнению. Но все они настаивают на одном: вписывать новое жилье в облик городов будущего нужно грамотно и деликатно, точно понимая, что, где и зачем строить.
Сергей Скуратов.jpg
Сергей Скуратов, архитектор, президент компании «Сергей Скуратов Architects», член правления Союза московских архитекторов, профессор Международной академии архитектуры, почетный строитель города Москвы:
— Города ближайшего будущего могут выглядеть примерно так же, как выглядят сейчас самые развитые и востребованные, с точки зрения бизнеса и финансов, города мира: Лондон, Шанхай, Гонгонг, Нью-йорк, Сингапур. Небоскребов будет очень много, и число их будет расти. Эта тенденция давно заразила весь мир, и вызвана она не только высокой стоимостью земли, но и всевозрастающими амбициями потребителей, постоянно подпитываемыми развитием строительных и других отраслевых технологий. В небоскребостроении, как в спорте, нет предела совершенству, и поэтому наиграются в него не скоро. И в эстетику, и в размеры, и в преодоление гравитации.
Что это будет типологически? Арендное жилье, отели, офисы или целые вертикальные многофункциональные города с торговлей и всей системой жизнеустройства, сказать сложно, так как не совсем понятно, что будет в ближайшем будущем с важнейшими частями жизни человека — ​работой, продолжительностью жизни и искусственным разумом? Работа — ​какая, где? Сколько времени и кем она будет выполняться (человеком или уже машиной)?
В ближайшем будущем нам, вероятно, придется строить «дома-гаражи», боксы для «умных» машин или биороботов. Или они будут жить рядом с нами? И кто в конце концов будет тогда определять облик городов и правила жизни, с точки зрения сохранения цивилизации, ее воспроизводства, — ​человек или машина?
Если человечество с помощью новейших компьютерных биотехнологий увеличит продолжительность жизни человека, изменит ее качество, то как минимум придется менять всю типологию дома, в котором будут жить представители четырех, пяти или шести поколений одновременно. Какие возможности получит молодое поколение и чем будут заниматься долгожители? Нужен им будет старый уклад жизни, камин и спальня, не знает никто. Будут ли они жить в одном месте, как сейчас, или постоянно путешествовать по миру?
И мы еще можем представить себе миллион факторов, которые повлияют на изменение облика городов и поселений будущего.
Александр Бояринов.jpg
Александр Бояринов, профессор, заведующий кафедрой градостроительства Академии архитектуры и искусств ЮФУ:
— Академик Игорь Грабарь говорил: «Что ни город, то норов». Поэтому в вопросах определения высотности жилищного строительства все зависит от размеров города, его истории, численности населения и т.д. Возьмем Ростов. Это достаточно компактный для миллионника город, и, конечно, все потребности в жилье коттеджным строительством здесь не закрыть. Но тут вопрос в другом: где и как строить высотные дома? В историческом центре изначальный режим высотности учитывал и ширину улиц, и инсоляцию, и функциональное назначение зданий — ​все эти правила уже нарушены. В старых кварталах с 4- и 5-этажными домами до сих пор то тут, то там вдруг появляется 19‑20-этажная башня. Она же, по сути, парализует устоявшееся положение вещей! Потому что и без того в загруженном центре сразу появляется концентрированно большое количество людей. А ресурс площадей близлежащих парковок, детсадов и школ на это не рассчитан, что создает проблемы для самих жильцов и для городской инфраструктуры.
В целом, думаю, застройка сегодня должна быть комбинированной: где-то мало­этажной, где-то — ​средне­этажной или высотной. Иначе получится, как в ростовской Левенцовке или некоторых районах Краснодара: строят «колодцем» многоэтажки, дворов между ними практически нет, и это выглядит и ощущается очень дискомфортно.
Или другой пример: сейчас в Ростове на территории бывшего аэропорта планируется еще один жилой район. Пусть даже он будет средне- и малоэтажный, но ведь там нет точек приложения труда! То есть утром и вечером огромный дополнительный поток людей будет стремиться оттуда/туда, что явно только усугубит существующую проблему пробок. Вопросом занятости и разгрузки потоков опять никто не озаботился, притом что именно в центре Ростова сосредоточена практически вся медицинская, социальная, торговая инфраструктура и рабочие места. Так быть не должно. Как и того, что сегодня в погоне за прибылью девелоперы возводят высотки практически где попало, сильно меняя облик города. По правилам землепользования и застройки каждый участок городского пространства должен получать функциональное обременение. Что это будет: жилой квартал, зеленая зона или транспортная развязка? Также определяется этажность (если речь идет о застройке). Увы, сейчас мы сталкиваемся с низким уровнем градостроительной дисциплины, и пока ситуация не изменится, едва ли можно что-то сделать…
Дмитрий Реутт.jpg
Дмитрий Реутт, владелец проектного бюро R1, совладелец и второй директор Twelve Architects & Masterplanners:
— Высотность дома в первую очередь должна быть отражением стоимости земли, на которой он возводится. Кроме того, многоэтажка, по сути, символизирует собой большой город, где сконцентрирован бизнес, много людей и мало места.
Но с точки зрения человека, высотный дом не очень комфортен: все, что выше 5‑7 этажей, уже выходит за пределы «человеческого масштаба». Поэтому если строишь дом в 25 этажей, надо, чтобы люди не чувствовали себя муравьями, для этого нужно вокруг создать определенные условия: ландшафты, пристройки, элементы входных групп. То есть решение «как можно больше жилья на маленьком клочке земли» должно компенсироваться качеством благоустройства. Ведь если ты поставил 25 этажей «окна в окна» и у тебя голый двор, в этом жить просто тяжело. А вот если в центре «колодца» разместить фрагмент парка с озером и лесом, то восприятие будет куда более гармоничным. Что касается принципиальности вопроса много- или малоэтажного строительства, то здесь все зависит исключительно он общего концепта. В американской Силиконовой долине люди живут в коттеджах, работают в небольших офисах типа кампусов — ​и это определенная модель жизни. К примеру, там практически нет общественного транспорта. А в крупных европейских и российских городах все, наоборот, очень компактно. Чем больше функций на квадратный метр города, тем удобнее жить. При этом развит общественный транспорт, который позволяет максимально близко подъехать к месту назначения. В Нью-Йорке, где одна из самых высоких плотностей населения на Земле, пробок гораздо меньше, чем в Лос-Анжелесе, который преимущественно низкоэтажный. Потому что ньюйоркцы сознательно отказались от личного транспорта в пользу общественного. Исторический контекст — ​отдельная тема. Мы благодарны архитекторам прошлого, создавшим здания, которыми любуемся по сей день. И теперь наша очередь строить так, чтобы потомкам было приятно смотреть на результат этой работы. Поэтому я думаю, что не так уж и плохо возводить новые дома, в том числе и многоэтажные, в исторической части городов. Давно заметил, что в обществе существует рьяный протест против всего нового. Но высотные здания не обязательно испортят вид кварталов с исторической застройкой, часто, напротив, они становятся их новой достопримечательностью. Возьмите, к примеру, лондонский Shard, который стоит недалеко от Тауэрского моста: да, он смотрится очень контрастно, потому что здания вокруг высотой 5‑7 этажей. Но это выглядит здорово! Он уже стал яркой достопримечательностью. Или идея Лахта Центра в Питере — ​многие спорили, хороша она или не очень. По-моему, прекрасная концепция. Не надо сдувать пылинки с исторического наследия. Если в него не вдохнуть новую жизнь, не придать новый функциональный смысл, это будут просто закрытые на ключ старые дома. А что там еще делать? Ведь даже переоснастить их под современные стандарты и требования безопасности без сноса части внутренних конструкций невозможно, не говоря уже о переформатировании под новый функционал.
Татьяна Тихонова.jpg
Татьяна Тихонова, генеральный директор компании «РГ-Девелопмент», руководитель Комиссии в сфере градостроительной деятельности и архитектуры Общественного совета при Минстрое России:
— С моей точки зрения, города будущего должны быть разнообразными. Сегодня многие факторы влияют на плотность и высотность застройки. Это и утвержденные документы градостроительного регулирования, и наличие памятных мест и объектов культурного наследия, да и сами города очень отличаются. Что хорошо для Москвы, может быть совершенно недопустимым, например, для Костромы. Высотность должна быть сомасштабной местоположению. Высотные доминанты имеют право на существование, но они должны быть адекватны контексту городской среды. К слову, соответствие новостроек «характеру городов» — ​забота главных архитекторов, по усилению статуса которых ведется сейчас большая работа, в том числе с участием представителей Общественного совета при Минстрое России. Сейчас в разных регионах главные архитекторы имеют разное влияние, и это отражается на внешнем облике городов.
Что касается деятельности застройщиков, то, приступая к проектированию и строительству, мы должны не только досконально изучать потенциал территории, но и все ограничения по градостроительным регламентам и композиционным качествам сложившейся застройки.
Каждый из нас, жителей, индивидуален, и предпочтения у всех различны. И со временем наши предпочтения могут кардинально меняться. Одинаковыми ли должны быть условия проживания одинокого человека или семьи с несколькими детьми? Уверена, что нет. Такой должна быть и среда — ​предоставляющей возможность удовлетворить различные потребности. Наша компания строит дома с корпусами различной этажности. Сейчас такие дома от 11 до 25 этажей мы возводим в ЖК «Орехово-Борисово».
Валентина Полевиченко.jpg
Валентина Полевиченко, генеральный директор концерна «Единство»:
— В городе может быть и должно быть все. Часто в мире разделяют районы высотной и малоэтажной застройки или запрещают в принципе строить в историческом центре, например такое решение принято в Вене. Но далеко не везде так, и, если бережно относиться, можно гармонично совместить здания разной высоты в одном месте. «Единство» уже 25 лет работает в центре Ростова. И когда компания работает в сложившейся застройке, необходимо думать о том, что и как именно построить, чтобы не испортить город. Мы успешно решали подобную задачу, используя такой прием: жилой комплекс «выходил» к улице мало­этажной частью, а высокую отодвигали вглубь застройки. Хороший пример этого — ​наш ЖК «Каскад» на Пушкинской или новый объект концерна ЖК «Бристоль». Когда высотный дом органично вписан в окружение, то и улица сохраняет свой характер, и человеку комфортно, так как над ним не нависает громада. Если говорить о том, каким лично мне хотелось бы видеть город будущего, то отвечу: больше обращенным к пешеходам. Многим городам не хватает парков и других рекреационных зон. Важно решать новые общественные пространства так, чтобы было больше мест, где люди смогут гулять, играть, заниматься спортом. 
Авторы: Ольга Лазуренко