Ростов и ростовчане через двадцать лет

В донской столице составлен новый генеральный план — восьмой по счету

11.03.2007

В конце прошлого и начале нынешнего годов в Ростове прошли публичные слушания генерального плана развития города до 2025 года, разработанного С.-Петербургским институтом урбанистики. Составленный столичными архитекторами новый генплан вызвал немало критических замечаний среди местных специалистов.

Конечно, утвердить без поправок столь глобальный документ в принципе невозможно. И все-таки настораживает, что нареканий слишком уж много. Обозреватель «Вестника» пытался вникнуть в суть проблем.

Историческое наследство

В течение 35 лет Ростов жил по генеральному плану, утвержденному в 1971 году (предполагаемые сроки реализации — 1971-2001 гг.). В соответствии с требованиями тех времен прежний закон опирался на командно-революционный путь развития мегаполиса. Основным источником финансирования утвержденных проектов выступал федеральный бюджет. По оценкам экспертов, этот документ был очень удачным.

— За годы реализации прежних генпланов городами было допущено много ошибок и нарушений, повлекших экологические и техногенные катастрофы, — сообщил председатель Совета ветеранов строительства, являющийся председателем Комиссии по обсуждению генплана Ростова Эдуард Полянский. — К таковым, например, можно отнести участившиеся наводнения в Краснодаре.

Ростов миновала такая участь за счет грамотного генплана, во многом остающегося актуальным и сегодня. За прошедшие 35 лет на 80% удалось завершить строительство запланированных объектов социальной инфраструктуры. Практически со 100-процентной точностью сбылся целый ряд прогнозов, например, по численности населения.

Предполагалось, что к началу третьего тысячелетия в Ростове будет проживать миллион человек. Сегодня в городе живет около 1,05 млн. ростовчан. Но, строго говоря, в этом вопросе мы попали «в яблочко» совершенно случайно.

По предварительным прогнозам главного архитектора проекта генплана 1971 года Норальда Нерсесьянца, к нашему времени донская столица должна была стать городом — «полуторамиллионником». От города требовали интенсивного развития предприятий, производящих материальные блага. В результате приходилось развивать градообразующие заводы, что было невозможно без интенсивного роста населения.

Одновременно Москва проводила политику сдерживания роста крупных городов и не разрешала донской столице перейти за миллион. Административными методами снять противоречие не удалось, и город в тайне от вышестоящего руководства страны зарезервировал земли на полтора миллиона жителей. Как и предполагалось, миллионный ростовчанин родился в 80-х гг., а не в 2001-м — как требовала столица. Однако последующий экономический кризис и резкий спад рождаемости авторы прежнего генплана предсказать не смогли.

С 90-х гг. депопуляцию до сих пор полностью так и не удается ни остановить, ни компенсировать мигрантами. Не удалось предсказать в далеких 70-х годах и появление рыночной экономики, разрушившей прежнюю систему централизованного планирования и возможность жесткого влияния на градостроительный процесс.

По оценкам Норальда Нерсесьянца, главным недостатком прежнего генплана явилось то, что общество переоценивало в этом вопросе свои возможности. Директивно влиять на тот же рост населения, не учитывая совокупность ряда объективных факторов, было бессмысленно. Но при этом государство командно-административным методом все же решало за горожанина целый ряд вопросов.

Эволюция за счет частных инвесторов

Разумеется, в наше время невозможно влиять на градостроительный процесс прежними жесткими административными методами. Например, в прежние времена государство ограничивало рост автомобилизации населения. К нынешним временам количество частного транспорта планировалось довести до 200 единиц на 1000 человек.

Сейчас их под 300, а площадь построенных дорог составила около 50% от запланированного социалистического принципа автомобилизации. Отсюда в городе так много пробок. Между тем к 2025 году численность автомобилей обещает удвоиться.

В застойные годы в городе запрещалось возводить частные домовладения, полуторамиллионный Ростов предполагалось компактно застроить типовым многоквартирным жильем. Сегодня около 60% ростовчан предпочли бы жить в индивидуальных домах, ставить на их пути административные барьеры бессмысленно.

Кроме того, у нас нет дефицита в свободных территориях благодаря земле, зарезервированной в прежние времена на полтора миллиона жителей. Согласно составленному генплану, к 2025 году Ростов построит новые районы, но при этом останется в прежних границах. По словам Эдуарда Полянского, в этом вопросе наша ситуация уникальна.

— Город не будет залезать на чужие территории, земельные ресурсы наряду с другими природными ресурсами интенсивно тают. Поэтому было бы желательно к 2025 году оставить свободные земли для следующих поколений, — считает Эдуард Алексеевич. — Нынешний генплан рассчитан на эволюционный путь развития.

Основная задача нового документа — не разрушить исторический, географический и экологический каркасы Ростова, созданные за прежние десятилетия. Хочется отметить, что за прошедшие пятнадцать лет аналогичные документы сумели составить единичные муниципалитеты.

Основная идея нового генплана — вывести к 2025 году донскую столицу на уровень качества жизни, по ряду показателей соответствующий мегаполисам западных государств.

Главным источником финансирования выступят средства частных инвесторов. При составлении документа авторами был выполнен анализ нынешнего социально-экономического состояния города и составлен сценарий дальнейшего развития событий.

Грядущие перспективы

Предполагается, что в городе останутся практически все крупные производственные предприятия. Однако в отличие от прежнего документа в новом не прогнозируется их интенсивного роста. Более того, по предварительным оценкам, если сегодня около 60% населения трудится в сфере производства, 40% — в сфере услуг, то к 2025 году эти пропорции станут прямо противоположными. Хотя грядущая перестройка не породит кризисных процессов, прогноз у столичных архитекторов оптимистичный.

— В нынешних экономических условиях, когда большинство предприятий не располагают даже среднесрочными планами, составить прогноз на много лет вперед достаточно сложно, — отметила главный инженер проекта генерального плана Ростова до 2025 года Ирина Гречишкина. — Мы учитывали тот факт, что вся наша страна переживает постиндустриальный период.

Но Ростов всегда претендовал на лидерство, он будет успешно развиваться и как столица ЮФО, и как торговый город. По объему оптовой торговли он занимает первое место в округе. А в обороте розничных продаж области ему принадлежит около 50%.

Одной из отраслей-исключений, которой столичные архитекторы прогнозируют интенсивное развитие, является городской строительный комплекс. По предварительной версии, к 2025 году в городе будет введено в эксплуатацию около 14-15 млн кв. м жилья с необходимыми объектами социальной инфраструктуры. Если же учесть, что общая площадь всех видов жилого фонда донской столицы составляет около 20 млн кв. метров. Получается, до 2025 года предстоит построить примерно еще один Ростов-на-Дону.

По оптимистическим оценкам через несколько лет продолжающаяся в донской столице естественная убыль населения должна прекратиться и смениться небольшим приростом. Хотя чрезмерной рождаемостью город вряд ли кого удивит: численность ростовчан к 2025 году обещает вырасти всего на несколько десятков тысяч.

Авторы проекта заглянули и дальше. В 2030-х гг. в городе вновь ожидается демографический спад, поскольку к этому времени не будут рождаться дети от «нерожденных» в настоящее время ростовчан, которые к тем временам должны были бы достигнуть взрослого возраста.

Как показывают предварительные результаты, построить запланированные 14-15 млн кв. м жилья в течение ближайших 17-20 лет вполне реально. Для этого нужно вводить менее 1 млн кв. м в год. При этом в ближайшие годы на большинстве нынешних территорий многочисленных садово-огородных товариществ ожидается массовое строительство частных домовладений. Многие из расположенных здесь «сезонных» объектов по сути придется «достроить», что существенно облегчает задачу.

Вместе с тем у столичных архитекторов есть и пессимистичный сценарий развития событий. В этом случае через двадцать лет численность городского населения составит менее 900 тыс. человек, и Ростов исключат из категории мегаполисов. По мнению некоторых экспертов, столичные архитекторы недооценивают миграционный фактор.

В богатеющую донскую столицу потянутся на ПМЖ жители кризисных шахтерских городов и поселков, а также некоторых соседних регионов. «Через несколько десятилетий Ростов станет двухмиллионным мегаполисом, это очевидно», — отметил НКП НПО «Южно-Российский градостроительный центр» Юрий Трухачев.

Западный путь института урбанистики

По словам ростовских специалистов, географическое месторасположение основных объемов нового многоэтажного жилья, сосредоточенного в западной части города, выглядит нерационально. В частности, речь идет о целесообразности строительства Кумженского района. Накануне работ необходимо вложить немалые средства в берегоукрепительные мероприятия. В противном случае жить здесь будет небезопасно, так как если прорвет Цимлянскую плотину, район смоет.

— Согласно требованиям ГО и ЧС, для строительства Кумженского района необходимо «намывать» 8 метров песка, поскольку в нижнем течении реки он отсутствует, — считает Юрий Трухачев. — Экономическая целесообразность проекта вызывает сомнения. Разумнее инвестировать средства в новый аэропорт и вынесение старого из черты города. Строить новый район необходимо на его месте.

По словам Эдуарда Полянского, работы можно выполнить в течение 20 лет, ежегодно вкладывая около миллиарда рублей. Однако проблема реализации этого проекта, предусмотренного еще прежним генпланом, с каждым годом становится все более актуальной.

По своему статусу Ростов как столица ЮФО должен иметь аэровокзал, соответствующий западным требованиям. Между тем создать такой объект в городской черте невозможно. Ситуацию накаляет, что в закадычном по отношению к донской столице городе-сопернике Краснодаре строительство соответствующего западным образцам аэропорта уже началось. Кроме того, по оценкам местных архитекторов, ошибочное месторасположение строящегося спального района влечет дальнейшие проблемы.

Сегодня стартовало строительство расположенного в западной черте Ливенцовского района. По его завершении здесь будет проживать 110 тысяч ростовчан. Построенный в дальнейшем Кумженский район, надо думать, приведет к переселению в западную часть города еще десятков тысяч граждан.

Иными словами, произойдет внутригородская миграция. Одновременно 2025 году ожидается 2-3-кратное увеличение уровня автомобилизации населения. Между тем, если сейчас взглянуть в часы пик на две основные транспортные магистрали, ведущие в Советский район — пр. Стачки и ул. Текучева, есть опасение, что с увеличением автомобильных потоков движение здесь «остановится».

В качестве дополнительного вида транспорта предполагается пустить в западном направлении скоростной трамвай. Но при этом авторы документа не указали, по каким конкретным улицам он будет ходить.

— Я не представляю, как скоростной трамвай пройдет через центр, — отмечает Юрий Трухачев. — Здесь его необходимо опустить под землю. В западном же направлении для пуска скоростного трамвая нужны профильные улицы.

Основным источником загрязнения окружающей среды (более 90%) мегаполиса является автотранспорт. Разработанный генплан предполагает вчетверо увеличить обеспеченность горожан зелеными насаждениями. Однако в решении этого вопроса также не хватает «конкретики».

— В новом генплане центр города оставлен в коричневато-красных тонах, — отметила председатель комитета по охране окружающей среды и природных ресурсов Ростовской области Валентина Остроухова. — К зеленым зонам относятся только прежние объекты. В центральной части необходимо предусмотреть новый парк, который может быть разбит либо на месте снесенной ветхой застройки, либо перенесенного производственного предприятия. Городу нужны компенсационные посадки.

По оценкам ростовских экспертов, отсутствие «конкретики» в решении ряда принципиальных вопросов является главным недостатком генерального плана. В апреле 2007 года документ будет рассмотрен депутатами городской думы, которые расставят точки над «i» в решении ряда спорных вопросов.

Но вместе с тем, как мы видим, если предложенное столичными архитекторами интенсивное развитие города в западном направлении действительно неверно, то эта ошибка «разрушает» целый ряд других конструкций и, возможно, документ придется разрабатывать заново. Таким образом, остается надеяться, что столичные архитекторы докажут рациональность предложенной схемы.

В заключение стоит отметить, что, как показывает практика, ни один из генпланов еще не удавалось реализовать полностью. Нынешнюю же задачу в принятии объективного документа среднесрочных планов у большинства крупных производственных предприятий (которыми сегодня располагает каждое пятое) и достаточно стихийное развитие экономики.

Справка 1. Как планировали донскую столицу.

По словам ряда экспертов, Ростову-на-Дону не очень везло с генеральными планами. На протяжении многих десятилетий город развивался стихийно.

К «нулевому» генеральному плану-предисловию можно отнести генплан строительства крепости Димитрия Ростовского, составленный архитектором Александром Ригельманом. Сроки реализации документа составляли 14 лет (1761-1775 гг.). В дальнейшем крепость слилась с разрастающимся городом.

Первый генеральный план развития Ростова, разработанный архитектором Трофимом Шаржинским, был утвержден в 1811 году. В те времена в границах нынешних улиц Б. Садовой — Береговой и Буденновского — Ворошиловского проспектов располагалась Солдатская слобода.

После реализации документа она превратилась в город с 8 улицами и 6 переулками. В Ростове появилось 270 каменных строений, 42 амбара, пять новых церквей, один гостиный двор и 85 торговых лавок. При этом городская промышленность состояла всего из 12 кустарных предприятий, где работало около 50 человек.

В 1824 году разрастающийся город поглотил первый соседний населенный пункт —Доломановскую слободу. Примечательно, что в эти далекие времена возникли первые конфликты городского масштаба, связанные с недвижимостью. Первый скандал произошел с ростовцами, чьи глинобитные строения, согласно генплану, подлежали сносу.

Второй — с жителями Нахичевани, чью территорию Ростов пытался застроить. Так появилась разграничивающая муниципалитеты нейтральная межа между проспектом Театральным и Каяни. Ростов разместился в границах: ул. Горького — р. Дон, пр. Ворошиловский — р. Темерник.

Второй генеральный план приняли в 1845 году. В годы его реализации были застроены окрестности крепости Димитрия Ростовского. Крайней улицей города стала Кузнечная (Пушкинская), за Темерником образовался первый поселок самозастройщиков — Затемерницкое поселение, прозванное Бессовестной слободой. Ростов начал становится промышленным городом.

В районе нынешней улицы Красноармейской была построена промышленная зона, которую, кстати, полностью не перенесли до сих пор. Первым заработавшим в городе крупным предприятием стал Кожевенный завод. Центр Ростова сместился с улицы Почтовой (Станиславского) на Московскую.

Третий генеральный план был принят в 1868 году. В эти годы в городе начинается первый этап роста этажности. Зажиточные предприимчивые ростовцы строят двух-трехэтажные дома, извлекая немалый доход из возводимой недвижимости. На первых этажах обычно ведется торговля, на вторых — живут хозяева, третьи — сдаются квартирантам. А на Б. Садовой, ставшей центральной улицей города, появляется трио из настоящих по тем временам небоскребов — здания городской администрации, доходного дома С. Генч-Оглуева и гостиницы «Московской».

По оценкам экспертов, в эти времена Ростов развивался достаточно стихийно, так как по своей глобальности третий генплан не дотягивал до уровня столь масштабного градостроительного документа. Вопрос спорный, ибо в этот переходный период для нашей страны от феодального к капиталистическому строю, сопровождающийся индустриализацией, разрабатывать долгосрочные документы было весьма проблематично. Города сотрясали миграционные процессы, их хлынула покорять сельская беднота. В 1863 году в Ростове проживало 18,5 тыс. человек, три года спустя — 40 тысяч, еще через 10 лет (в 1897-м) — 119 тысяч, в 1913-м — около 205 тысяч.

Четвертый генплан приняли в 1914 году. Однако революция и Гражданская война перечеркнули все задуманное…

Пятый генплан завершали составлять в 1940 году. Великая Отечественная война не дала закончить работу…

Генеральный план восстановления и реконструкции Ростова, разработанный архитектором Яном Ребайном, был утвержден в 1945 году. Документ предполагал двукратно увеличить жилые площади ростовчан, обеспечить все улицы водопроводом и освещением, соединить городские районы трамвайными путями, построить на Левом берегу парк Культуры, а от вокзала до Б. Садовой — Темерницкий бульвар.

В ходе реализации документа город подняли из руин, построили Набережную, оснастили Левбердон спортивными сооружениями, посадили вокруг Ростова леса. Один из его проектов — строительство на пр. Театральном спуска к Дону — до сих пор пытаются претворить в жизнь.

Генеральный план развития Ростова до 2001 года был утвержден в 1971 году. В течение шести пятилеток в городе планировалось построить коммунизм. Несмотря на тот факт, что некоторые из проектов современники относят к «научно-фантастическим», удалось реализовать многие из его положений.

Например, обеспечить среднестатистического ростовчанина 18 «коммунистическими» кв. м жилья, построив в городе «спальные» районы. Причем документ во многом остается актуальным и в настоящее время. Хотя конечный результат и получился прямо противоположным.

Справка 2. Город будущего. Как, согласно генплану, планируется преобразить донскую столицу.

Окраины. Основные объемы многоэтажного жилья предполагается строить в западной части города. Согласно генплану, здесь запроектированы два новых «спальных» района — Ливенцовский и Кумженский. В северном направлении предполагается застроить территории поселков Ленинаван и Ленинакан. В результате жилищная обеспеченность среднестатистического ростовчанина обещает вырасти с 18 «социалистических» квадратных метров до 31.

Центр. 8% нового жилья будет построено в центре города за счет сноса ветхих строений. Ряд функций главной улицы города — Б. Садовой предполагается частично передать участку ул. Ленина — Нансена. Таким образом, ожидается частичный переезд делового центра. Это будет его третье по счету переселение за всю историю Ростова.

Набережная. Городскую набережную предполагается продлить до реки Кизитеринка (окрестности Ростсельмаша). При этом она будет служить как улицей для досуга горожан, так и крупной транспортной магистралью.

Левый берег. Левбердон останется «легкими» города. Здесь планируется активное развитие спортивной и развлекательной инфраструктуры.

Транспорт. Идея проложить новый вид транспорта под землей, построив метро, проектировщиками генплана отклонена. Проект надземного монорельса также не принят, поскольку последний, скорее, является развлекательным аттракционом, а не средством для перевозок сотен тысяч горожан. Принципиально новое предложение — канатная дорога, маршрут которой проложат от Пушкинской — Театрального через Нахичевань на Зеленый остров, превращенный в «Аква-Сити», с конечной остановкой на Левом берегу. Кроме того, с западной частью города предлагается «запустить» скоростное трамвайное сообщение.

Мосты и дороги. Ростов опояшут транспортным полукольцом. Возможно, часть машинопотока будет проходить через землю. Сейчас рассматривается вариант строительства платного тоннеля в Ворошиловском районе. Левый берег Дона собираются связать с жилой частью города рядом новых мостов в районе Пригородного вокзала, Нахичевани (через Зеленый остров) и Кумженского поселка.

Леса и парки. Особое внимание предполагается уделить зеленому строительству. К 2025 году за счет ввода в эксплуатацию новых парков, посадки лесов общую площадь зеленых насаждений предполагается увеличить с 4 до 16 кв. м на одного горожанина. 19 нынешним паркам придадут статус особо охраняемых территорий.

Справка-заключение. Насколько удачен новый генплан?

Эдуард Полянский: «Петербургский институт урбанистики сделал очень хорошую работу. Но хочется остановиться на таких проектах, как строительство ростовского метро и вынос аэропорта. Реализовать их в ближайшие двадцать лет нереально. Но мы должны предоставить возможность будущим поколениям претворить их в жизнь. Для этого нельзя, например, застраивать территории, зарезервированные под станции будущего метрополитена».

Норальд Нерсесьянц: «Можно ли назвать человека здоровым, если ему нужно заменить голову? Генплан хороший, но «сырой». Ряд принципиальных элементов нового документа решен неубедительно. Над ним еще работать и работать».

Юрий Трухачев: «Город разрабатывает новый генплан в течение трех лет. Его необходимо утвердить, так как у нас начинают поджимать сроки. Если к 2008 году у нас его не будет, в мегаполисе прекратится выделение новых территорий под застройку — как требует того законодательство.

После этого следует немедленно приступать к разработке его логического продолжения — «Правилам землепользования и застройки», которые должны быть утверждены к 2010 году. В случае остановки ростовского стройкомплекса, город покинут инвесторы, привлеченные и в другие отрасли».

Валентина Остроухова: «Многие предприятия переносятся в северо-западную черту города. Необходимо обосновать безопасность влияния производственных объектов на здоровье горожан. Кроме того, в генплане не определено месторасположение таких вредных объектов, как полигон ТБО, мусороперерабатывающий завод и предполагаемое предприятие по сжиганию осадков ОСК. Они не могут находиться в городской черте».

Авторы: Олег Петрушин