Банкротить нельзя спасти

О том, где в этом предложении поставить запятую и как справиться с проблемой финансовой несостоятельности водоканалов, рассуждают отраслевые эксперты

12.11.2021
В августе на страницах альманаха Отраслевого журнала «Вестник» было опубликовано открытое письмо Сергея Шнейдера, к.э.н., экс-вице-президента Союза «ТПП РО», в котором он затронул сложную, но очень важную тему — банкротство водоканалов. В продолжение данного вопроса мы попросили экспертов дать оценку ситуации, объяснить причины ее возникновения и спрогнозировать возможные последствия, а также предложить решения для выхода из нее.
Елена Довлатова.jpg
Елена Довлатова, исполнительный директор Российской ассоциации водоснабжения и водоотведения:
— Большой процент водоканалов, находящихся в банкротном и предбанкротном состоянии, связан с отсутствием нормальной экономики в сфере водоснабжения и водоотведения. Отрасль не способна эффективно работать и развиваться из-за существующих тарифов, которые сегодня экономически не обоснованы. Затраты предприятий не окупаются за счет регулируемой государством стоимости коммунальных услуг. При этом других источников дохода, кроме тарифа, у водоканалов нет. Сегодня самые низкие тарифы среди всех сфер ЖКХ остаются именно у водоснабжения и водоотведения. В совокупном платеже гражданина за все коммунальные услуги вода и канализация составляют всего 11% от общей суммы.
При этом случаев банкротства водоканалов в нашей стране почти нет. Это большая редкость, единичные случаи, на такой шаг, как правило, не идут.
Чтобы совсем исключить такие ситуации, во-первых, надо создавать нормальную экономику в отрасли и осуществлять системную поддержку со стороны государства. Сейчас есть федеральный проект «Чистая вода», который направлен на развитие водоснабжения, но, к сожалению, нет отдельной государственной программы по строительству и реконструкции канализационных очистных сооружений. Во-вторых, необходимо поднимать тариф. На населении такой шаг сильно не отразится, совокупный платеж за услуги ЖКХ по-прежнему будет ежегодно расти не более чем на 4% в год. Изменения должны коснуться того, как сферы ЖКХ будут между собой делить ежегодный 4-процентный рост тарифа, утверждаемый Федерацией, при условии, что отрасли водоснабжения и водоотведения всегда доставалась самая маленькая часть. В-третьих, необходимо активнее вести курс на объединение водоканалов малых и средних городов в единое областное предприятие, которое на уровне субъекта будет управлять системой водоснабжения и водоотведения, осуществлять его развитие и обеспечивать эффективную работу. Такой подход уже успешно работает, например, в Ленинградской области, Ставропольском крае и в ряде других регионов. В-четвертых, есть хороший пример создания казенных предприятий водоснабжения и водоотведения: Ульяновская область полностью взяла под свое управление работу водоканалов нескольких небольших сельских поселений, создав единое казенное предприятие. В бюджете региона ежегодно закладываются соответствующие средства на осуществление его деятельности.
В итоге, с одной стороны, отрасли нужны экономически обоснованный тариф и регулярная бюджетная поддержка хотя бы на период ее выхода из отрицательной рентабельности, а с другой, укрупнение и единое управление на уровне субъекта, а также готовность регионов к созданию казенных водоканалов.
Сергей Сиваев.jpg
Сергей Сиваев, профессор Национального исследовательского университета «Высшая школа экономики», к.т.н.:
— Сегодня ситуация в секторе водоснабжения в стране достаточно критичная, потому что подавляющее большинство водоканалов оказывается в ситуации, когда их расходы превышают доходы. Причин для этого несколько. С одной стороны, это связано с существующими подходами к тарифному регулированию: рост тарифов ниже инфляции, что экономически означает, что доходная база предприятий водоснабжения сокращается, потому что сокращается покупательская способность денег, которые получает водоканал. При этом сложность не только в размере получаемых денег, но и в прогнозируемости доходов. Было много разговоров о том, что тарифное регулирование должно быть прогнозируемым и долгосрочным, чтобы можно было выстраивать инвестиционные планы, но мы сейчас от этого ушли: у нас тариф устанавливается на один год, без какого-либо прогноза. Другая проблема связана с тем, какую часть занимают расходы на водоснабжение и водоотведение в наших общих расходах на оплату ЖКУ, как правило, это не более 10%, а чаще 7-8%.
Для того чтобы справиться с ситуацией банкротства водоканалов, необходимо в первую очередь задуматься о тарифном регулировании и сделать так, чтобы оно покрывало существующие издержки, формируя мотивацию для их сокращения. Речь идет не об обязательном росте тарифов, а о том, чтобы адекватно оценивать потребности предприятий водоснабжения и возможность домохозяйств оплачивать эти услуги. Должны быть разработаны методика и соответствующие критерии, которые будут описывать, в каких случаях повышение тарифов возможно, а в каких недопустимо с точки зрения невозможности оплачивать ЖКУ домохозяйствами.
Важная тема в связи с этим — оптимизация масштабов экономической деятельности водоканалов. Удельные расходы (а значит, и тарифы) в малых водоканалах в малых поселениях, как правило, выше, чем в больших водоканалах. У нас для решения этой проблемы довольно часто создаются областные объединения, и происходит передача полномочий с муниципального уровня на региональный. Но вопросы водоснабжения — обеспечение пресной водой в достаточном объеме — это проблематика поселенческая, а не региональная. И международная практика предлагает другое решение — выстраивание не вертикальной, а горизонтальной взаимосвязи. Это межмуниципальное сотрудничество, создание межмуниципальных водоканалов, которые обслуживают некоторое множество поселений, с тем, чтобы увеличить масштаб хозяйственной деятельности и снизить удельные издержки. Есть альтернатива — привести одного концессионера на ряд соседних поселений путем проведения межмуниципального конкурса.
Сегодня запускаются федеральные программы «Чистая Волга» и другие. Но я считаю, что федеральных денег никогда не хватит на решение задач, которые стоят перед каждым поселением, перед муниципалитетами, поэтому федеральная поддержка — это хорошо, но лучше, если она будет создавать стимулы для того, чтобы задачи решались на местном уровне.
Дмитрий Будницкий.jpg
Дмитрий Будницкий, руководитель направления нормативно-аналитической работы ГК «Росводоканал»:
— С ситуацией банкротства наиболее часто сталкиваются водоканалы малых городов и сельских поселений. Объясню, почему так. Если взять водоканал в крупном городе, то он имеет большое число абонентов. А водоканалы, как известно, живут именно за счет платежей потребителей. Другой момент — если город является промышленным и на его территории располагаются предприятия, которые являются промышленными абонентами, а значит, осуществляют оплату услуг водоснабжения и водоотведения в более крупном размере, то и платежей будет больше. В маленьком городе или поселке таких крупных поступлений нет. С другой стороны, многое зависит от процента собираемости, а в крупных городах этот процент, как правило, выше.
Одной из главных причин, по которым водоканалы оказываются на пороге банкротства, можно считать отсутствие необходимого финансирования: тариф индексируется не более уровня инфляции, иногда даже меньше, устанавливаются предельные индексы. Мы не успеваем за инфляцией, за ростом цен, а нам нужен качественный скачок, поскольку существующее ежегодное повышение тарифов позволяет нам обеспечить только эксплуатацию. А, например, для того, чтобы построить новые очистные сооружения или обновить устаревшие, средств не остается. Поэтому основная проблема — это ограничение цены государством предельными индексами.
В своей статье Сергей Шнейдер предложил ввести некий региональный мораторий и запретить банкротство водоканалов. Да, мы можем формально запретить водоканалам банкротиться, но от этого лучше они себя чувствовать не станут: водоканал не будет признан банкротом, но будет продолжать нести большие убытки. Решать проблему нужно, борясь с ограничениями роста тарифов. Мы неоднократно высказывались и продолжаем настаивать на том, что нужно перейти от предельного повсеместного регулирования тарифов к точечной поддержке нуждающихся граждан. Нам нужно прийти к экономически обоснованным тарифам, отменить ограничения по росту тарифов, но при этом оказывать адресную поддержку тем гражданам, которые в ней нуждаются. Разумеется, должно быть и обоснование тарифа. Например, если водоканалу нужно построить очистные сооружения, то можно на какое-то время тариф повысить, а потом, когда эта задача будет решена, понизить.
Самый эффективный способ решения проблемы — обеспечить стабильный источник финансирования, чтобы водоканалы могли использовать их для своих нужд и работать в комфортных условиях. То есть если государство не готово делать экономически выгодные тарифы, то единственный возможный вариант — увеличивать количество федеральных программ с выделением денег из бюджета.
Алексей Кандыбка.jpg
Алексей Кандыбка, директор юридической компании «Консул», доцент кафедры гражданского и предпринимательского права ЮРИУ РАНХиГС, к.ю.н.:
— Есть несколько причин, которые приводят к банкротству водоканалов в России, и одна из них, наиболее острая — тарифное регулирование. Дело в том, что среднестатистический водоканал берет сети (насосные, очистные сооружения) в аренду у муниципалитета по той цене, которая указана в договоре. Однако действующие в отношении тарифов нормативные акты органов исполнительной власти запрещают включать в тариф затраты на аренду, в связи с чем затраты на аренду сетей не компенсируются.
В качестве примера могу привести водоканал г. Каменска-Шахтинского: администрация города сдала ему в аренду сети по цене более 11 млн рублей в год, а эту цену не включили в тариф как затраты предприятия, и теперь водоканал получил иск от администрации за полгода на сумму около 4 млн рублей. И это первый шаг к банкротству, ведь денег для расчета с арендодателем у предприятия нет, поскольку они не заложены в тариф. Точно так же по заявлению администрации обанкротился и Сальский водоканал после того, как первая выдвинула иск о том, что предприятие не заплатило за эксплуатацию муниципальной ливневки. А ведь есть и другие затраты: на электроэнергию, топливо, персонал, фонд оплаты труда, лицензирование. Это дополнительно несколько десятков миллионов рублей в год. То есть мы констатируем ситуацию, когда уже при установлении тарифа новый, только созданный водоканал не по своей воле попадает в долговую кабалу, которая очень быстро приводит к банкротству.
Другой момент — тариф в сфере ЖКХ не должен расти больше, чем на определенный процент. Повышенный рост грозит уголовной ответственностью для специалистов регулирующего органа, которые устанавливают тариф. Получается Прокрустово ложе, иначе не назовешь: на месте жертвы – водоканал, которому нужны деньги, а в роли Прокруста – региональная служба по тарифам. Водоканал выкладывает все затраты «на ложе», а региональная служба по тарифам вынуждена «отрубать», уменьшая статьи затрат, чтобы не допустить излишнего роста тарифа.
Что в этой ситуации нужно сделать? Прежде всего, необходимо изменить акты органов исполнительной власти так, чтобы Прокрустово ложе перестало существовать. Помочь этому могут только субсидии. Поскольку муниципальные и региональные бюджеты в большинстве случаев дотационные, помочь в этом может только федеральный бюджет. В связи с этим необходимо, чтобы дотации из федерального бюджета были направлены на территорию всей страны, а не в качестве эксперимента, когда за счет федеральных денег планируют заменить все сети лишь в нескольких малых городах России. Что касается регионального моратория, о котором говорил Сергей Шнейдер, — это хорошая идея, но она не решит системной проблемы, ведь, пока мы не направим бюджет на эти цели, ничего не изменится. Мы можем объявить мораторий на банкротство, но за счет чего в этом случае будут работать водоканалы, если у них в тарифе нет денег на аренду, полную оплату электроэнергии, выплату заплаты и другие расходы? Водоканал получит возможность «продышаться», но если тариф убыточный, а население полностью не оплачивает услуги, то даже за счет моратория он не сможет справиться с долгами. Нам необходимо не реанимировать системный сбой, а убрать его полностью, решив ситуацию с установлением эффективного тарифного регулирования на уровне принятия норм права федеральными органами исполнительной власти.
Абрек Хайруллин.jpg
Абрек Хайруллин, председатель совета директоров РООР «Союз коммунальных предприятий РТ»:
— Причин, по которым происходит банкротство водоканалов, на наш взгляд, несколько: передача предприятий водоснабжения и водоотведения в частные руки, устаревшее оборудование на станциях водоснабжения и водоотведения, а также квалификация персонала и руководителей среднего звена на предприятиях. Необходимо предпринять ряд шагов, которые, на наш взгляд, позволили бы справиться с проблемой банкротства водоканалов.
В первую очередь необходимо преобразовать водоканалы в муниципальные предприятия и сформировать для этого соответствующую законодательную базу. Необходимо также разработать программу восстановления водоканалов, которая предоставила бы им возможность комфортно работать и привлекать инвесторов. Есть и другие меры, которые, на наш взгляд, необходимо принять. Среди них — проведение инвентаризации оборудования на предприятиях с целью составления планов по реконструкции, модернизации и внедрению новых технологий, поскольку есть предприятия, работающие на оборудовании 60-70-х годов прошлого столетия. Руководителям водоканалов необходимо проанализировать ситуацию с уровнем квалификации персонала и принять все меры для организации переподготовки сотрудников и повышения их квалификации, после чего проверить уровень их подготовки при помощи экзамена по оценке профессиональной квалификации в центрах оценки квалификации.
Помимо этого, мы считаем, нужно по всем негативным вопросам, за которые предприятия платят штрафы, но не имеют возможности привести состояние производства к нормативному уровню, отменить штрафы и направить эти деньги на переоснащение.
Необходимо продумать вопрос снабжения водой в сельских районах: установить нормативный расход по объему воды для одного человека на собственные нужды, а расход сверх норматива принимать к тарифу с повышающим коэффициентом. Также нужно обязать предприятия и население установить на всех нужных точках приборы учета.
Наталья Ефимченко.jpg
Наталья Ефимченко, экс-генеральный директор ГУП РО «Управление развития систем водоснабжения»:
— Практика Верховного суда говорит о том, что в случае банкротства нельзя отчуждать объекты и менять их специальное назначение. Объекты должны возвращаться публичному муниципальному образованию, но при этом возврат осуществляется только с компенсацией со стороны собственника.
Несмотря на действующий запрет отчуждения объектов и имущества централизованного водоснабжения и водоотведения в рамках банкротства, объекты, тем не менее, отчуждаются. Тому есть подтверждение в Зверево, где более 70% сетей принадлежит частным лицам. Это и очистные сооружения, и насосные станции. Следует особенно отметить, что РСО не имеет права привлекать бюджетные средства и осуществлять реконструкцию объектов, находящихся в собственности частных предприятий.Износ сетей и состояние коммунальной инфраструктуры таково, что средства, включенные в тариф, сегодня не покрывают расходов на восстановление и модернизацию системы. Дальнейшая эксплуатация объектов лишь усугубляет их износ. Отмечу, что наличие аварийных частных объектов и невозможность привлекать средства на их реконструкцию провоцируют дополнительные финансовые затраты, связанные с тем, что в тариф невозможно включить расходы по их содержанию в части амортизации и капитального ремонта.
Когда инициируется процедура банкротства, РСО неминуемо сталкивается с неразрешимыми проблемами: производственные работы сводятся к выполнению текущего ремонта, капитальный ремонт не осуществляется. Что касается тарифов, то здесь ситуация безвыходная: на весь период банкротства тарифы замораживаются и не индексируются, кроме того, в тариф не включается НДС.
Контрагентам ресурсоснабжающих организаций, в частности энергетикам, НДС не компенсируется ввиду его отсутствия в тарифе. Теперь представьте: при смене РСО или передаче объектов новому концессионеру размер тарифа увеличивается как минимум на 20%. Помимо этого к тарифу прибавляется размер индексации за весь период его «заморозки».
На мой взгляд, в целях недопущения банкротства необходимо выстроить систему опережающих превентивных мер. В частности, внести изменения в закон об исполнительном производстве, в Налоговый кодекс, что позволит включить НДС в тарифы предприятий-банкротов.
Со стороны учредителей важны непрерывный мониторинг деятельности ресурсоснабжающих организаций и осуществление капитальных вложений за счет бюджета. Сегодня тарифом невозможно покрыть все расходы, связанные с должной эксплуатацией объектов и сетей. 
Авторы: Юлия Серебрякова