Альфия Когогина: «Убеждена, что госполитика в отношении моногородов должна состоять не только из предоставления льготных займов, но и стимулирования внутренних резервов развития»

По последним данным, в моногородах проживает более 13 млн человек. А это значит, что каждый десятый житель нашей большой страны живет и работает на монопрофильной территории. И поэтому особенно важно развивать эти территории так, чтобы они отвечали главной задаче, лежащей в основе всех национальных проектов, — улучшению качества жизни людей.

17.03.2021
 О том, какие законопроекты принимаются для реализации данной приоритетной задачи, а также о том, какие меры поддержки оказались наиболее эффективными и востребованными в условиях пандемии коронавируса, в интервью «Вестнику» рассказала депутат Госдумы, председатель Экспертного совета по развитию монопрофильных муниципальных образований (моногородов) Российской Федерации Альфия Когогина.  
Альфия Когогина.jpg
Досье. Альфия Когогина — депутат Государственной думы VI и VII созывов, соавтор более 120 законодательных инициатив и поправок к проектам федеральных законов. Заместитель председателя Комитета Госдумы по экономической политике, промышленности, инновационному развитию и предпринимательству. Председатель Экспертного совета по инновационному развитию автомобильной промышленности и специализированной техники при Комитете Госдумы. Председатель Экспертного совета по развитию монопрофильных муниципальных образований (моногородов) Российской Федерации. Курирует направление развития моногородов федерального партийного проекта «Локомотивы роста» партии «Единая Россия».

Альфия Гумаровна, вы не первый год занимаетесь вопросами развития моногородов. Чего удалось добиться в рамках деятельности Экспертного совета, который вы возглавляете?
В рамках ЭС мы начали внимательнейшим образом заниматься вопросами моногородов с того момента, когда приоритетный проект правительства был досрочно завершен и мы увидели риски в том, что тема моногородов, социальное самочувствие людей в них окажется на периферии государственной политики. Отправной точкой стало 1 января 2019 года. Мы взяли на контроль эти вопросы, и нам удалось вернуть тему в актуальную повестку, и это хорошо. С тех пор прошло всего лишь два с небольшим года.
Надо сказать, что в законодательстве отсутствует понятие «моногород», но оно есть на подзаконном уровне в документах правительства. Поэтому наша задача все эти годы была в том, чтобы улучшить правоприменение государственных мер поддержки. За эти два года нам удалось создать эффективную площадку для дискуссии по вопросам развития моногородов и выработки мер госполитики. Тема находится в центре внимания фракции «Единая Россия» и на парламентском контроле Госдумы.

Вы сказали о необходимости внимательного отношения к социальному самочувствию людей. Какие принятые в последнее время законопроекты отвечают задаче улучшения качества жизни населения в моногородах?
Несмотря на пандемию, в 2020 году продолжалась реализация нацпроектов. Исполнение расходов из федерального бюджета на эти цели составило, по предварительным данным Минфина России, 2,1 трлн рублей. Государственная дума проделала большую работу в части ускорения бюджетного процесса, чтобы выделенные средства с готовой нормативной базой поступали без задержек в регионы в начале года и могли эффективнее расходоваться.
Следующая задача — оптимизация контрактной системы в сфере закупок товаров, работ, услуг для обеспечения нацпроектов. Уже удалось в среднем на 30 % сократить закупочные процедуры. В наш комитет в январе поступил правительственный законопроект, предполагающий сокращение количества способов закупок с 11 до 3, унификацию требований к извещениям о закупках, к заявкам участников закупок, формируемым протоколам и т. д.
Надеюсь, что координация усилий органов власти всех уровней по реализации мероприятий нацпроектов позволит привлечь дополнительные бюджетные ассигнования и обеспечит благоприятные условия для ускоренного социально-эко­номического развития и повышения качества жизни граждан в моногородах.
Законодательство — важная основа для развития регионов, но не единственное необходимое условие. Нужны еще эффективные меры бюджетной поддержки МСП, экономические стимулы для инвесторов. И самое главное — нужны управленческие команды, готовые успешно реализовывать стратегию прорывного развития.

индустриальный парк.jpg

Камский индустриальный парк «Мастер».

Расскажите о социальных программах, реализуемых на территории моногородов.
Самые главные программы — это нац­проекты. Наша задача — показать, что для достижения цели, поставленной президентом, нужно дотянуть средства нацпроектов до моногородов, тогда люди почувствуют улучшение качества жизни. Например, в 2020 году 55 проектов из моногородов получили 3598,5 млн рублей на благоустройство в рамках конкурса Минстроя России для малых городов и исторических поселений. Пока что принято считать, что роль по ощутимому повышению качества жизни выполняет программа благоустройства, но новая больница или дорога, построенная по нацпроекту, не менее важна для жителей. Занимаясь экономикой, нельзя забывать и о самочувствии жителей. Экспертный совет запустил на сайте promonogoroda.ru в конце ноября собственный всероссийский онлайн-опрос. Жителям моногородов предложено оценить состояние 20 аспектов городской жизни (возможности для работы, образования, досуга, спорта, уровень благоустройства и пр.), выбрать среди них пять наиболее востребованных направлений, кроме того, уточнить конкретные проблемы и дать предложения по их решению. Можно будет понять не только общий характер проблем, но и конкретные, ярко выраженные болевые точки, определенные объекты и общественные пространства. Более того, широкий охват исследования позволит выявить в моногородах и наилучшие практики реализации мероприятий нацпроектов.
развитие моногородов.jpg
Альфия Гумаровна, как вы оцениваете прошедший год с точки зрения социально-экономического развития моногородов? Какие меры поддержки оказались наиболее эффективными в условиях пандемии коронавируса?
Период пандемии стал настоящим стресс-тестом для экономики монопрофильных муниципальных образований. Но благодаря мерам, предложенным президентом, резкого ухудшения социально-экономической ситуации удалось избежать. Вместе с тем многие отрасли, и в первую очередь индустрия гостеприимства, получили мощный удар. Основные усилия государства в период пандемии были направлены на поддержку МСП и на сохранение рабочих мест. На компенсацию выпадающих доходов и необходимые расходы в период пандемии выделено порядка 300 млрд рублей.
Все антикризисные меры поддержки МСП распространялись и на моногорода. Самой востребованной помощью, в том числе для бизнеса из моногородов, оказались кредиты на поддержку занятости. По данным Минэкономразвития России, пострадавшими были признаны 1,75 млн, или треть от общего количества субъектов малого и среднего бизнеса, где трудятся 3,4 млн занятых, или каждый пятый от всех занятых в субъектах МСП. Программа охватила все регионы. 97 % заемщиков продолжают сохранять занятость и претендовать на списание всей задолженности. Компании, пострадавшие от пандемии, могут воспользоваться теми мерами, которые были продлены на 2021 год: мораторием на проверки для малого бизнеса, мерами поддержки для производителей и продавцов подакцизных товаров, упрощением требований к заемщикам РГО и МФО, льготной программой кредитов под 8,5 %. Кроме того, по инициативе Госдумы градообразующие предприятия вошли в перечень системообразующих, а значит, могли получить доступ к широкому спектру поддержки по линии Минпромторга.
По данным Минтруда России, резкого роста безработицы в моногородах удалось избежать. А это тоже немаловажный показатель того, что моногорода смогли достойно справиться со стресс-тестом, вызванным пандемией.

Один из главных действенных инструментов развития моногородов — создание условий для привлечения инвестиций, в том числе путем формирования территорий опережающего развития. Расскажите об этом механизме решения проблемы монопрофильной зависимости, а также о других мероприятиях, проводимых в целях улучшения экономического состояния монотерриторий.
ТОСЭР в моногородах стали активно создавать после принятия соответствующего федерального закона. Самой привлекательной льготой для потенциальных инвесторов является снижение в 4 раза уплачиваемых резидентом страховых взносов в государственные внебюджетные фонды — с 30 % до 7,6 %. Кроме того, им предоставляется пониженный налог на прибыль, на землю, на имущество организаций.
Но срок действия этой льготы ограничен первыми тремя годами действия ТОСЭР, по истечении которых территория опережающего развития фактически теряет свою привлекательность для потенциальных инвесторов. Таким образом, ТОСЭР созданы и функционируют, но инвесторы льготами по сути воспользоваться не могут. Например, в 2016 году создано 11 ТОСЭР — в Ростовской, Иркутской, Свердловской, Самарской областях, Забайкальском крае, Карелии, Башкортостане, Татарстане и Кузбассе. Сегодня в них зарегистрировано 218 резидентов. После истечения трехлетнего периода здесь добавилось меньше 10 резидентов.
В рамках реализации инвестиционных проектов по состоянию на конец 2020 года в ТОСЭР моногородов создано более 35 тыс. новых рабочих мест, не связанных с деятельностью градообразующих организаций, привлечено 86,6 млрд рублей инвестиций. Наибольшие значения показателей по рабочим местам достигнуты на ТОР в моногородах Тольятти, Набережные Челны, Зеленодольск, Кумертау, Наволоки, Новокузнецк, Череповец, Гуково.
Убеждена, что государственная политика в отношении моногородов должна заключаться не только в предоставлении льготных займов, но и в стимулировании внутренних резервов развития. Так, в настоящее время в моногородах создано 26 индустриальных парков и 4 технопарка. С этого года Минпромторг России планирует увеличить количество индустриальных парков и технопарков в моногородах за счет механизма компенсации части вложений регионов в инфраструктуру парков через возврат части федеральных налогов и таможенных пошлин предприятий-резидентов.
Эффект государственных вложений в индустриальные парки через софинансирование расходов управляющих компаний формируется из создаваемых рабочих мест, инвестиций и налоговых платежей резидентов индустриальных парков. Так, по данным Ассоциации индустриальных парков России, на 1 руб. государственных инвестиций привлекается порядка 7 руб. частных вложений и обеспечивается более 10 руб. налоговых платежей.
Особая эффективность проектов по созданию индустриальных парков проявляется в моногородах при реализации комплексных мероприятий диверсификации экономики таких городов, в рамках которых часть незадействованных градообразующим предприятием площадей передается для размещения новых предприятий и создания ими новых рабочих мест.
Кроме того, бизнесу в моногородах предоставлены льготные займы от ФРМ, ФРП и Корпорации МСП. У каждого есть своя линейка. Главная задача, чтобы моногород воспользовался всеми имеющимися мерами, тогда будет комплексный экономический эффект.
развитие моногородов1.jpg
Расскажите о новых механизмах поддержки резидентов ТОСЭР, в частности о введенном недавно принципе «все, что не запрещено — разрешено». Приведите наиболее яркие примеры городов, которые в последнее время смогли уйти от монозависимости.
Это не новый механизм, а более комфортные условия для работы с инвесторами. При создании ТОСЭР указывается один перечень ВЭД, потом приходит новый предприниматель, и нужно вносить изменения в постановление правительства. Процесс внесения изменений в документ правительства долгий и затратный, и поэтому он, естественно, вызывал критику со стороны регионов. Долгое время эксперты ЭС предлагали правительству ввести принцип «что не запрещено — разрешено», и оно к нам в итоге прислушалось.
Мы говорим не об уходе от монозависимости, а об устойчивости развития. Если город демонстрирует стабильные социально-экономические показатели, находится в зеленой зоне, значит, социальное самочувствие жителей в норме.
В 2020 году по новым правилам были приняты решения по ТОСЭР в моногородах Боровичи и Угловка Новгородской области, Благовещенск Республики Башкортостан, Миасс Челябинской области и Невинномысск Ставропольского края, что позволит дополнительно привлечь более 20 млрд рублей инвестиций и создать свыше 8,5 тыс. новых рабочих мест, не связанных с деятельностью градообразующих организаций.

В настоящее время перестраивается система господдержки моногородов. Какие институты будут осуществлять взаимодействие с моногородами? Каковы суммы профинансированных в 2020 году проектов?
Фонд развития моногородов по решению правительства находится в стадии ликвидации, сейчас ВЭБ проводит процедуру ликвидации и разрабатывает дальнейшую стратегию. Мы убеждены, что очень важно сохранить инструменты поддержки моногородов, несмотря на реформу институтов развития.
По данным фонда МОНОГОРОДА.РФ, кассовое исполнение по итогам 2020 года составило 99,5 % от общего объема выделенных средств в размере 4,2 млрд рублей. Всего из федерального бюджета в 2014–2020 годах в виде субсидий было направлено в Фонд развития моногородов более 36 млрд рублей.
Консолидированный объем кредитной и гарантийной поддержки Корпорации МСП с участием национальной гарантийной системы субъектов МСП за девять месяцев 2020 года составил 23,4 млрд рублей. Фонд развития промышленности также активно поддерживает проекты из моногородов, их доля в общем объеме профинансированных проектов составила более 15 %, или 28,7 млрд рублей. Считаю заслугой нашей фракции ЕР и Экспертного совета то, что все институты развития ведут работу по поддержке моногородов. 
Авторы: Валентина Ермолаева