Инфраструктура под хороший процент

Механизмы концессии и ГЧП — основные инструменты привлечения внебюджетного финансирования для реализации инфраструктурных проектов


15.05.2018

На полях Российского инвестиционного форума «Сочи-2018» состоялся круглый стол «Инфраструктурная ипотека: государственно-частное партнерство 2.0». О его актуальности свидетельствует участие премьер-министра страны, федерального министра, руководителя крупнейшей монополии, солидного банкира. По общему мнению спикеров, при умелом распределении рисков между государством и бизнесом инфраструктурная ипотека поможет реализовать многие мегапроекты. Особенно важна она для транспортного комплекса, который выступает драйвером и мультипликатором развития других отраслей экономики.

Вопрос жизни и смерти
Как заявил председатель Правительства РФ Дмитрий Медведев, наличие современной инфраструктуры для России — ​вопрос ее существования. Масштабы страны таковы, что в XXI веке отсутствие вложений в инфраструктуру означает деградацию всего пространства государства.
«Это понимали и наши предшественники, когда начинали строить Байкало-Амурскую магистраль, принимали решения по целому ряду инфраструктурных проектов в конце XIX — ​начале XX века. Но сейчас это просто вопрос существования единого огромного государства, — ​подчеркнул премьер. — ​В последнее время мы создали определенный каркас в виде законодательства о концессиях, государственно-частном партнерстве. Есть вполне очевидные примеры. Я сам получаю удовольствие, когда еду по родному Петербургу в рамках Западного скоростного диаметра, который радикальным образом поменял передвижение по огромному, очень сложному городу, который является еще и памятником. Удачный пример — ​аэропорт Пулково и ряд других проектов. Но этого очень мало». Министр экономического развития России Максим Орешкин заметил, что сбалансированный бюджет и низкая инфляция позволяют применять новые механизмы по улучшению взаимодействия между бизнесом и властью. С помощью совместных проектов государственно-частного партнерства создается добавленная стоимость. Однако необходимо снять риски с бизнес-процессов и гарантировать максимально низкую стоимость заимствований.
«Фактор успеха — ​обеспечить положительные социально-экономические эффекты», — ​отметил Орешкин, указав на важность и положительный опыт регионов. Среди удачных проектов он тоже назвал Западный скоростной диаметр и Пулково, еще — ​аэропортовый комплекс в Ростове-на-Дону.

Очередь из концессионеров
По оценке главы Минтранса России Максима Соколова, один вложенный в транспорт рубль приносит 5‑6 дополнительных рублей. Транспорт — ​не только сфера услуг, но и драйвер, катализатор других отраслей экономики, мультипликатор развития. В прошлом году в транспортный комплекс страны вложено 1,8 трлн рублей — ​2% ВВП и более 11% всех инвестиций в отечественную экономику. «С учетом необходимости значительных инвестиций в опережающее развитие транспортной инфраструктуры, а также объективно ограниченных возможностей бюджетов различных уровней перед нами стоит задача обеспечения роста внебюджетных инвестиций, — ​признался Соколов. — ​Механизмы концессии и ГЧП в настоящий момент являются основными инструментами привлечения внебюджетного финансирования в транспортные проекты, обладают рядом преимуществ перед традиционными государственными закупками. В первую очередь это справедливое распределение рисков, обеспечивающее заинтересованность сторон в добросовестном исполнении своих обязательств». Сейчас в разной степени проработки находится большое количество проектов, предполагаемых к реализации в том числе с применением механизма концессии, во всех отраслях транспортного комплекса. Закончились переговоры о заключении концессионного соглашения по проекту строительства железной дороги Элегест — ​Кызыл — ​Курагино. Ее запуск повысит уровень транспортной доступности Республики Тыва — ​одного из пяти регионов РФ, где нет железной дороги. Важный проект — ​создание Северного широтного хода, который необходим для обеспечения транспортной доступности месторождений углеводородов, расположенных на территории Ямало-Ненецкого автономного округа, и разгрузки Свердловской железной дороги.К значимым относятся проекты строительства высокоскоростных железнодорожных магистралей Москва — ​Казань и Челябинск — ​Екатеринбург. Актуальным остается проект создания сухогрузного района порта Тамань с учетом увеличения экспорта продукции, включая уголь, в страны Европы. По мнению Максима Соколова, с учетом ограниченности ресурсов требуется единый подход к отбору и структурированию проектов с привлечением внебюджетного финансирования, в том числе с применением механизма инфраструктурной ипотеки, позволяющий определить необходимый и достаточный объем и виды государственной поддержки проекта. Объектами инфраструктурной ипотеки могут стать проекты комплексного развития Мурманского транспортного узла и транспортного узла Восточный — ​Находка, строительства железнодорожной линии от станции Селихин-Ныш с сооружением мостового перехода на острове Сахалин через пролив Невельского.
транспорт.jpg
Железная логика
Президент ОАО «Российские железные дороги» Олег Белозеров проиллюстрировал востребованность транспортной инфраструктуры на примере объемов перевозок. «Мы думали, что по итогам 2017 года объем погрузки окажется 1% или даже менее 1%, но по факту получилось более 3,2%. В начале 2018 года прирост погрузки составил 3,5%. Соответственно, уже в конце прошлого года мы начали испытывать недостаток инфраструктуры для того, чтобы перевезти тот объем груза, который заявляется, — ​рассказал Белозеров. — ​Мы стараемся повышать внутреннюю эффективность, и это дает хороший результат, в том числе за счет увеличения скорости движения. Однако без наращивания инфраструктуры мы не справимся с той задачей, которую перед нами ставит правительство».
Руководитель РЖД напомнил о подготовленной программе развития железнодорожной инфраструктуры до 2025 года. Изначально на ее реализацию было заложено свыше 7,5 трлн рублей инвестиционных средств, но уже сегодня видно: чтобы осуществить все запланированные проекты, потребуется на несколько триллионов рублей больше, причем собственных средств компании не хватит.
«Мы максимально используем механизмы концессии, но их нужно расширять, — ​выразил уверенность Белозеров. — ​Инфраструктурная ипотека поможет совершить очень серьезный рывок, поскольку дает возможность вкладываться в объекты и в течение определенного промежутка времени получать доход».

Разбудить «спящие» инвестиции
Как заметил президент Банка ВТБ Андрей Костин, участие государства гарантирует уровень доверия к проектам и снимает регуляторные ограничения для привлечения инвестиций. Согласно его оценке, в инвестиционных проектах на 60% участвуют банки. «К сожалению, в российской экономике накоплен достаточно большой резерв небанковских инвестиций, которые пока «спят». Это средства негосударственных пенсионных фондов, страховые средства. Задача — ​оживить их и привлечь в инфраструктурные проекты», — ​сформулировал Андрей Костин. 
Авторы: Марк Александров