Сергей Катырин: «Единственный способ остаться в числе ведущих экономик — обеспечить высокую конкурентоспособность российской продукции»

Новый кризис и западные санкции стали серьезным испытанием для российской экономики, однако господдержка помогла избежать худшего сценария

10.10.2016

Тем не менее отечественные предприятия нуждаются не только в дополнительных инвестициях, но и в комфортных условиях для работы. Над решением этих задач трудятся и власти, и объединения предпринимателей, рассказал в эксклюзивном интервью «Вестнику» президент ТПП РФ Сергей Катырин.

президент ТПП РФ Сергей Катырин.jpg

Сергей Николаевич, вы пессимист или оптимист: нынешний экономический кризис в России будет затяжным? Что потеряет, а что приобретет, пережив его, отечественный бизнес? Не слишком ли велики окажутся потери? 
Помня о том, что слово «кризис», написанное по-китайски, состоит из двух иероглифов: один означает «опасность» другой — «благоприятная возможность», я склонен сохранять оптимизм, нежели считать потери и прогнозировать убытки.
Безусловно, предпринимателю сегодня непросто: действующие ограничения во взаимодействии с внешними партнерами, волатильность рубля, сложности в получении финансирования и высокие ставки по кредитам являются основными препятствиями на его пути. Вместе с тем в последние годы мы продвинулись в части улучшения делового климата в стране. Принятые на федеральном уровне меры поддержки предпринимательства во многом позволили уменьшить негативные последствия кризисных явлений. Несмотря на снижение спроса на продукцию и рост издержек, по итогам 2015 года наблюдается рост (в пределах 4%) числа зарегистрированных коммерческих организаций и индивидуальных предпринимателей. В экспорте удалось сократить долю топливно-энергетических товаров и нарастить объемы несырьевых категорий товаров, в основном продукции сельского хозяйства, химической промышленности, металла.
К примеру, ряд крупных отраслевых компаний, являющихся лидерами в области производства сахара, растительных масел, мясной и молочной продукции кондитерских изделий, начали наращивать экспорт продукции пищевой промышленности в Китай. Это обусловлено в том числе обстановкой на валютном рынке. Возросшая в прошлом году общая прибыльность (по преимуществу экспортно ориентированных предприятий) пока не подразумевает увеличения инвестиций.

Падение инвестиций стало самой большой внутренней проблемой экономики последних двух лет...
Так и есть. Темп роста инвестиций стал замедляться осенью 2011 года, в 2013-м рост прекратился, а с 2014-го начался стабильный спад. И, к сожалению, по нашим оценкам, до конца 2016 года ситуация с инвестированием в основной капитал вряд ли изменится. Осложняют ситуацию и трудности с привлечением внешнего финансирования. Сегодня единственный способ остаться в числе ведущих экономик — обеспечить высокую производственную и технологическую конкурентоспособность российской продукции, ориентируясь на мировой рынок. Не последнюю роль в этом должна сыграть стабилизация экономической ситуации, но и не только. По нашему мнению, пока недостаточно развита кооперация с отечественным научно-производственным сектором а она важна для развития собственных качественных, конкурентоспособных производств.

промышленность.jpg

В целом по России фиксируется ухудшение экономических показателей. При этом в ряде территорий наблюдается рост. Какие успешные субъекты, расположенные в разных федеральных округах, вы бы выделили? В чем секрет их успеха: в эффективности инвестиционной политики региональных властей, диверсифицированности местных экономик, наличии развитой инфраструктуры? 
В нашей стране существует ряд рейтингов, для большинства из которых основной целью является определение привлекательности субъекта РФ с точки зрения инвестора. Однако данный подход не позволяет сравнить эффективность политики различных территорий и создать адекватную мотивацию в сфере совершенствования инвестиционного климата.
Поэтому ТПП России поддержала предложения Агентства стратегических инициатив и других объединений предпринимателей, связанные с формированием Национального рейтинга состояния инвестклимата в субъектах РФ. В 2016 году в опросах приняли участие свыше 400 тыс. представителей бизнеса, а это около 8% от общего количества предпринимателей в стране. В рамках Петербургского международного экономического форума состоялась презентация результатов исследования. Тройка лидеров: Татарстан, Белгородская и Калужская области — сохранили свои позиции и в нынешнем году, несмотря на то, что интегральный индекс показал снижение. Наиболее существенный рост продемонстрировали Тюменская область, переместившаяся с 15-го места в 2015 году на пятое в 2016-м, Владимирская область — с 18-го места на 8-е, Башкортостан — с 40-го на 20-е.

Вместе с тем ряд регионов, входивших в прошлом году в число лидеров, в этом году просели. Это связано с активной позицией субъектов, которые год назад показали не очень хороший результат: лидеры 2015-го как работали так и работают, а отстающие резко подтянулись по ряду критериев, показали существенный рост и фактически в результате заняли место лидеров.

Подавляющее большинство губернаторов утверждают, что кризис не повлиял на намерения отечественных и зарубежных компаний реализовать на их территории заявленные ранее проекты. По вашей информации, всегда ли это соответствует действительности? Инвесторы настроены оптимистично?
Санкционная политика, безусловно внесла коррективы в планы иностранных компаний по развитию своей деятельности в России, вынудила ряд из них отказаться от реализации проектов. Однако большинство зарубежных коллег с которыми мы затрагивали эти темы как при личных беседах, так и во время международных деловых мероприятий, все чаще говорят о готовности работать в нашей стране, развивать деловые связи, формировать совместные программы действий. Ряд партнерских организаций ТПП РФ и двусторонних торговых палат, в частности Итало-Российская торговая палата, высказывают однозначно негативное отношение к санкциям и выступают с предложениями их отменить. 6 июля мы провели расширенное совещание с представителями ТПП РФ за рубежом, в рамках которого также обсуждались возможности развития делового партнерства с государствами Европейского союза в условиях введенных ограничений.
Практически все отметили существующий у иностранных компаний интерес к взаимодействию с российским бизнесом и реализации как ранее задуманных планов, так и новых проектов

А конкретнее?
Очень показательны результаты опроса 152 немецких компаний, работающих в России, который Российско-Германская внешнеторговая палата и Восточный комитет германской экономики провели в январе 2016 года. Руководители этих компаний подчеркнули, что негативные экономические прогнозы, безусловно, оказывают влияние на их инвестиционные планы и прием на работу новых сотрудников. Однако более 3/4 компаний собираются сохранить или даже развивать свой бизнес в России. Важнейшими преимуществами нашего рынка респонденты считают потребительский спрос, низкие налоги возможности для роста и увеличения доходности. Сельское хозяйство, пищевая и фармацевтическая промышленность названы самыми перспективными отраслями экономики.
Если говорить о планах зарубежных компаний — участников опроса «Инвестиционный климат в России: мнение иностранных инвесторов-2015» то они в значительной степени связаны с локализацией производства и привлечением большего количества российских поставщиков. Отвечая на вопрос о перспективах использования российских компонентов и сырья, 58% респондентов заявили о готовности увеличивать долю этой продукции в своем производстве.

рабочий.jpg

После введения западных санкций на первый план в нашей стране вышла тема импортозамещения. На всех уровнях власти говорится о том, что для отечественной экономики это благо. Вы тоже так считаете? Много ли в регионах РФ реальных проектов, которые уже работают на создание продукции, альтернативной зарубежной? Либо по-настоящему импортозамещение еще не стартовало?
Лозунг импортозамещения сегодня охватил практически все отрасли, но его нельзя трактовать только как призыв к простому воспроизводству всей линейки продукции, которую раньше закупали за границей. Наши предприятия обращались к мировому рынку не только потому, что отстали от других стран в выпуске высокотехнологичной продукции, но и потому, что многие импортные товары, пользующиеся спросом, обходятся потребителям заметно дешевле и обеспечиваются доступным и эффективным сервисом. Нужно исходить из тезиса, что импортозамещение — это синоним повышения конкурентоспособности отечественной продукции. В конце 2014 года Институт Гайдара провел опрос российских компаний о перспективах импортозамещения. Выяснилось, что более половины из них не смогут перейти на отечественные машины, оборудование, сырье и материалы. При этом опрошенные руководители предприятий видят риски в развитии импортозамещения: снизится качество и вырастут цены; на повышение качества нового оборудования и сырья рассчитывают менее 1% респондентов. Российская промышленность в лучшем случае надеется на сохранение уровня качества при вынужденной замене поставщиков. Роста цен на продукцию опасается почти каждый третий. 

В то же время рассуждать об импортозамещении на уровне экономики в целом не совсем логично, поскольку в каждой отрасли, в каждом производстве есть собственные среднемировые «нормы импортозависимости». 
Именно. Это значит, что недостаточно ссылаться лишь на долю импорта на рынке товара, как часто делается в упрощенных аналитических схемах. Следует сравнивать эту долю со среднемировой, то есть рассматривать ее в контексте общемировых закономерностей.
В частности, доля импорта текстильных товаров, как правило, довольно высока даже в развитых странах ввиду того что в мире имеется несколько сильных центров по их производству с низкими издержками: Китай, Пакистан, Индонезия. Поэтому большой процент зарубежных поставок текстиля в Россию на самом деле нормальное явление. То же самое относится и к ряду других товаров, например низкотехнологичных радиоэлектронных компонентов гражданского назначения, офисных принадлежностей и техники.

Минпромторг разделяет такую позицию?
Да, при этом он выделяет как основные отрасли для развития импортозамещения все ключевые секторы обрабатывающей промышленности, высокотехнологичное станкостроение и оборудование для нефтегазовой промышленности, где у нас импортозависимость составляет 80% и более.
К середине апреля 2016 года Фонд развития промышленности софинансировал реализацию 61 проекта с суммой займов в размере 20,5 млрд рублей. Общая стоимость этих проектов с учетом софинансирования собственников, инвесторов и банков — 83,5 млрд рублей. Поддержку получают новые технологии и продукты, ориентированные на импортозамещение.
Всего в фонд поступило заявок более чем на 450 млрд рублей. Несмотря на то, что в нынешнем году он докапитализирован еще на 20 млрд сумма по-прежнему очень незначительна. Кстати, именно число пришедших в фонд заявок (а в минувшем году их оказалось свыше 1200) свидетельствует о высоком потенциале российской промышленности с точки зрения ее развития и повышения конкурентоспособности выпускаемой продукции. Фонд сконцентрировался на среднем производственном бизнесе, потому что именно он в первую очередь нуждается в поддержке.

Под влиянием кризиса денег стало меньше и у государства, и у бизнеса. По вашим наблюдениям, данное обстоятельство отразилось на количестве проектов, реализуемых в России на принципах ГЧП? В каких регионах эти процессы активнее, а в каких оставляют желать лучшего? 
Государственно-частное партнерство актуально в кризис, когда в условиях сокращения денежной массы и при существующей потребности в импортозамещении, строительстве общественной инфраструктуры долгосрочные контракты позволяют привлечь инвесторов и заинтересовать бизнес. На сегодняшний день ГЧП — это альтернатива госзаказу, а в некоторых случаях и приватизации, то есть инструмент, который дает возможность строить и управлять объектом от имени государства, в интересах государства на долгосрочной основе или же в рассрочку.
За последний год количество ГЧП-проектов выросло в четыре раза и сейчас на различных стадиях реализации находится свыше 1500 проектов. По сведениям Комитета ТПП РФ по государственно-частному партнерству, в отраслевом разрезе первое место занимает энергетика, в частности теплоснабжение.
На втором месте — водоснабжение и водоотведение. Водоканалы приватизировать уже нельзя, поэтому местные власти передают эти активы в концессию. На третьем месте — социальный блок: здравоохранение и образование. И новый тренд — появляются проекты в области переработки твердых бытовых отходов.

При участии ТПП России разработана методика и запущен рейтинг регионов по уровню развития ГЧП, поддержанный Минэкономразвития и призванный стимулировать губернаторов развивать государственно-частное партнерство создавая институты и реализуя пилотные проекты как в рамках концессий так и в рамках других моделей ГЧП. Сегодня этот рейтинг стал частью Национального рейтинга состояния инвестиционного климата в субъектах РФ.
Согласно последним результатам за 2015-2016 годы, лидерами по использованию механизмов ГЧП являются Москва, Санкт-Петербург, Самарская Новосибирская и Нижегородская области.

Возможно, имеет смысл стимулировать ГЧП за счет принятия дополнительных мер на уровне законодательной и исполнительной власти?
Для стимулирования ГЧП в регионах на наш взгляд, необходимо не только развивать законодательство, приводить его в соответствие с федеральным законом, принятым в прошлом году. ГЧП как инструмент достаточно сложен и для бизнеса, и для власти Поэтому сейчас необходимо накопление опыта и компетенций в этой сфере. Предприниматели и чиновники должны понять, как пользоваться механизмами ГЧП на практике, как провести конкурс заключить эффективный контракт, защищающий интересы обеих сторон. Бизнесу будет полезно разобраться в инструменте частной инициативы, позволяющей генерировать новые проекты и предлагать их публичному партнеру.
Авторы: Никита Логвинов