Достать из-под земли

Реструктуризация угольной отрасли оказалась болезненной, но эффективной

06.08.2015

За период с 1994 г. по 2015 г. в России было закрыто 203 особо убыточных предприятия, в том числе 51 в Восточном Донбассе. Процесс ликвидации сопровождался ухудшением социально-экономической ситуации и акциями протеста в шахтерских городах и поселках. В то же время передача угольных активов из государственной в частную собственность способствовала повышению их эффективности. В прошлом году объем добычи в целом по стране достиг максимального уровня — 358,2 млн тонн, увеличившись по сравнению с началом реструктуризации более чем на 100 млн. Материал об итогах реформы, руководителя ГУРШа Андрея Моисеенкова открывает специальный проект «Восточный Донбасс: 20 лет спустя».

Спасение утопающих
Смена общественно-политической формации, произошедшая в России в 1990-х гг., потребовала принятия незамедлительных мер по повышению эффективности угольного производства. К этому времени положение в отрасли, в том числе экономическое, стало катастрофическим. С 1989 г. объем добычи угля постоянно уменьшался, быстрыми темпами снижалась производительность труда.

Сокращение спроса на уголь, вызванное общим спадом промышленного производства, не сопровождалось соответствующим сокращением издержек производства. Цены и объем оплачиваемого потребителями угля все в меньшей степени восполняли затраты на его добычу. Для жизнедеятельности отрасли требовались возрастающие бюджетные дотации. В 1993-1994 гг. в стране начался процесс реструктуризации угольной сферы. Основные ее цели: формирование конкурентоспособных угольных компаний, обеспечивающих самофинансирование в длительной перспективе; обеспечение социальной защищенности высвобождаемых трудящихся; снижение государственной дотации шахтам; социально-экономическое и экологическое оздоровление угледобывающих регионов. В июле 1995 г. специалисты отрасли при непосредственном участии администраций угледобывающих регионов и профсоюзов подготовили «Основные направления реструктуризации угольной промышленности России» и «Основные принципы государственной поддержки ликвидации неперспективных и особо убыточных шахт и разрезов угольной промышленности России», а также другие нормативные документы, которые были одобрены Правительством РФ.

Стратегия реформы была тщательно проработана специалистами горного профиля. Ее суть сводилась к тому, что перспективные предприятия акционируются и приватизируются, строятся новые, не уступающие западным образцам, а нерентабельные и неперспективные закрываются. Оставшиеся без работы шахтеры переучиваются и трудоустраиваются на новые рабочие места, создаваемые на средства господдержки, а также иностранных инвесторов и отечественного частного капитала.

Черный список
На первом этапе ликвидации особо убыточных шахт была определена группа особо неблагополучных и опасных по условиям труда. Это 140 предприятий с объемом 13,6% всей подземной добычи. В то же время получаемые ими из госбюджета дотации превышали 40% общей суммы поддержки, выделяемой отрасли. Это были шахты, отслужившие в среднем по 50 и более лет, с истощенными запасами угля, опасные по газу, взрывчатости угольной пыли и горным ударам. По статистике прошлых лет, на этих шахтах на 1 млн тонн добытого угля приходилось в 6 раз больше смертельных случаев, чем в среднем по отрасли. Второй этап реформ предусматривал приватизацию рентабельных шахт и разрезов. Одновременно продолжалась ликвидация нерентабельных.

За период реструктуризации с 1994 г. по 2015 г. произошли кардинальные изменения, связанные с качеством и структурой производственного потенциала угольной отрасли в России. Были закрыты 203 особо убыточных предприятия с ликвидацией общей мощности 69 млн тонн.

Оправдавшиеся ожидания
Масштабная работа по ликвидации неэффективных шахт и разрезов позволила организациям по добыче угля радикально обновить свой устаревший производственный потенциал, и в этом главный положительный результат реструктуризации. Практически 100% предприятий было приватизировано. Именно с приватизацией связано быстрое восстановление и рост добычи, упавшей за годы кризиса, начиная с 1999 г., в наиболее эффективных бассейнах.

В 2014 г. объем добычи достиг максимального уровня — 358,2 млн т и увеличился по сравнению с началом реструктуризации более чем на 100 млн т. При этом открытым способом в прошлом году добыто 252,9 млн т, или 70,6% от общей добычи.
Таким образом, цель реструктуризации угольной промышленности — превращение отрасли из убыточной в эффективную, без дотаций государства и с адаптацией к системе рыночных взаимоотношений — достигнута. Она в числе первых на практике осуществила переход на рентабельную работу с увеличением необходимых объемов добычи.

Оптимизация горного хозяйства
Восточный Донбасс, находящийся на территории Ростовской области, — один из старейших угольных бассейнов России. Добыча угля (95% — антрациты) в промышленных масштабах здесь началась более 150 лет назад. Она велась на больших глубинах (порядка 700-900 м и свыше 1000 м, с самыми низкими нагрузками на очистной забой. Разрабатываемые пласты, как правило, имели сложные горно-геологические условия залегания и малую мощность (0,8-1,2 м). Часть предприятий отрабатывала пласты, опасные по газу, пыли, горным ударам. Срок службы большинства шахт превышал 50 лет.
На начало реструктуризации все шахты Ростовской области являлись убыточными и не имели минерально-сырьевой базы
для развития, а также технологических и технических условий для доведения до уровня рентабельности. Здесь была особенно высокая доля государственных дотаций на покрытие убытков при добыче угля.

С начала реструктуризации количество действующих шахт Восточного Донбасса сократилось с 64 в 1995 г. до 13 в 2011 г. Закрыты все особо убыточные предприятия в Новошахтинске и Шахтах. К 2005 г. завершилась приватизация рентабельных шахт и компаний области. К управлению пришли частные собственники, которые для развития угольных активов начали принимать серьезные меры по оптимизации горного хозяйства. Росла добыча угля, улучшались основные технико-экономические показатели работы угледобывающих предприятий. Большинство специалистов и ученых-горняков оценивают перспективы дальнейшего развития Восточного Донбасса положительно.

Почувствовать разницу
Параллельно с закрытием угольных предприятий в Восточном Донбассе решались вопросы экологической безопасности. На начало реструктуризации шахты бассейна сбрасывали в гидрогеологическую сферу 110 млн куб. м неочищенных шахтных вод, 78% из которых относились к категории «загрязненные». После выполнения мероприятий по ликвидации шахт и строительства очистных сооружений объем сбрасываемых шахтных вод сократился до 40,6 млн куб. м (в 2,7 раза). При этом количество загрязненных шахтных вод уменьшилось с 80,3 млн до 10,1 млн куб. м (в 8 раз). К началу реструктуризации на горных отводах ликвидированных шахт было заскладировано 202 породных отвала общим объемом 134,1 млн куб. м. Около четверти из них горело, и в атмосферу выделялось 246 тонн диоксида серы, 345 тонн сероводорода и более 48 тыс. тонн оксида углерода. Мероприятия по тушению 30 породных отвалов позволили сократить вредные выбросы в атмосферу на 51%. После рекультивации и восстановления нарушенных горными работами земель на 803 га токсичность почв была понижена с «опасной» и «предельно опасной» до «допустимой». Эти данные получены, по результатам исследований и наблюдений, выполненных экологическим институтом МНИИЭКО ТЭК и региональным центром мониторинга ООО «Экологические технологии».

Причины и следствие
Мероприятия по реструктуризации угольной отрасли создали благоприятные предпосылки для ее дальнейшего технического и экономического развития. Вместе с тем крупномасштабные структурные преобразования вызвали серьезные негативные социально-экономические последствия и трудовые конфликты на углепромышленных территориях.
В шахтерских городах и поселках в связи с форсированной ликвидацией угольных предприятий (в ряде случаев недостаточно обоснованной) и сокращением занятых в отрасли лавинообразно возросла безработица, увеличилась задолженность по зарплате и различным социальным трансфертам, ухудшилось содержание объектов социальной сферы в результате их муниципализации, повысилась неопределенность в жизни большой части населения, для которой работа в угольном секторе была основным традиционным источником дохода. Возникли и другие негативные явления. Их следствием стало мощное в отдельные периоды забастовочное движение шахтеров с различными актами гражданского неповиновения и значительным экономическим ущербом не только для отрасли и страны в целом, но прежде всего для самих шахтеров. Основной причиной негативных последствий реструктуризации, особенно на первом ее этапе, явился комплекс нерешенных с необходимым упреждением проблем, в том числе неподготовленность рынков труда углепромышленных территорий к «залповому» сокращению и трудоустройству рабочей силы, профессионально специализированной на добыче угля (например, в 1997-1998 гг. было высвобождено 75,3 тыс. человек, а трудоустроено всего 11,8 тыс.); отсутствие эффективно действующих механизмов и недостаточная финансовая обеспеченность решения проблем, вызванных крупномасштабным реформированием отрасли в условиях общеэкономического кризиса в стране.

Система контрмер
Учитывая высокую социальную напряженность, сложившуюся в процессе реструктуризации в углепромышленных регионах, а также необходимость неотложного решения вызвавших ее социально-экономических проблем, на федеральном, региональном и муниципальном уровнях была принята система конкретных организационно-методологических и финансовых мер по стабилизации обстановки. Прежде всего была усилена адресная государственная финансовая поддержка мероприятий по социальной защите работников, высвобожденных в процессе реструктуризации с ликвидируемых и действующих угольных предприятий, включая период 1998-2006 гг.: выплата выходных пособий и других компенсаций для 146,6 тыс. человек; погашение задолженности по заработной плате для 190 тыс. человек; выделение средств на ежегодное обеспечение бесплатным (пайковым) углем в среднем 103,7 тыс. неработающих пенсионеров, инвалидов, вдов и других лиц, имеющих право на его получение; дополнительное пенсионное обеспечение 118,6 тыс. работников отрасли.

Наряду с усилением социальной защиты угольщиков значительно активизировалась реализация программ местного развития и обеспечения занятости для шахтерских городов и поселков. Это обеспечило кардинальное снижение социальной напряженности и практически полный спад забастовочного движения в углепромышленных регионах.
Авторы: Андрей Моисеенков, директор Федерального государственного бюджетного учреждения по вопросам реорганизации и ликвидации нерентабельных шахт и разрезов «ГУРШ», кандидат экономических наук