Максим Ткаченко: «Рынок ждет практическую реализацию закона о ГЧП»

Сегодня на территории России на разной стадии — от разработки до реализации — находится более 600 ГЧП-проектов, 400 из которых реализуются в формате концессионных соглашений

07.08.2015

Наиболее привлекательны для частных компаний жилищно-коммунальная и социальная сферы. Концессия успела стать общенациональным инструментом привлечения внебюджетных инвестиций, при этом качество его применения оставляет желать лучшего. Повышение компетенции актуально для обеих сторон — и власти, и бизнеса. Особые надежды связаны с принятием федерального закона о ГЧП, рассказал в интервью Отраслевому журналу «Вестник» исполнительный директор Центра развития государственно-частного партнерства Максим Ткаченко.

— Тема государственно-частного партнерства продолжает оставаться очень актуальной. При этом власть призывает к большей активности бизнес, а бизнес — власть. По вашей оценке, оправдано ли говорить о том, что к сегодняшнему дню институт ГЧП сформировался, либо этот процесс продолжается?

— Институт государственно-частного партнерства в России начал формироваться примерно в 2005 г. с появлением федерального закона о концессионных соглашениях. Долгое время этот закон был нерабочим. Только в 2008 г. стали появляться проекты, реализуемые в форме концессий. Первые федеральные концессионные проекты относились к транспортной сфере, региональные — к социальной. К настоящему времени ГЧП как механизм привлечения инвестиций вышло из стадии зарождения в стадию становления. Эта стадия, скорее всего, продлится еще несколько лет, пока не сформируется положительная и обширная практика по концессионным соглашениям, пока не появятся первые ласточки — интересные и эффективные проекты. по федеральному закону о ГЧП, который был принят Государственной думой и одобрен Советом Федерации.

— Какие факторы стимулируют, а какие сдерживают развитие ГЧП?

— Как ни странно, и сдерживает, и стимулирует одновременно кризисная ситуация в экономике. Сдерживание заключается в том, что рынок заемного финансирования стал более ограниченным. Ставки по кредитам выросли, а проекты по концессионным соглашениям как были, так и остались малоокупаемыми, с низкой доходностью. При такой ситуации многие ГЧП-проекты оказались неинтересными инвесторам. С другой стороны, чтобы решить проблему бюджетного дефицита и не
останавливать развитие инфраструктуры, публичная сторона — госзаказчик — готова идти на отдельные меры компенсации: нивелировать риски частных инвесторов, брать на себя часть нагрузки по эксплуатации и даже по постройке объектов. Такая готовность государства идти на уступки и брать на себя больше рисков из-за сложившейся экономической ситуации — как раз стимулирующий фактор.

— По вашей оценке, в каких сферах экономики ГЧП развито сильнее?

— Лидером по объему инвестиций остается дорожная сфера. По региональным концессиям — это социальная сфера, в основном здравоохранение, высокотехнологичная медицинская помощь, где есть относительно нормальный тариф ОМС, где публичная сторона готова финансово участвовать в компенсации выпадающих доходов инвестора либо в стройке в виде капитального гранта. Отдельно стоит сказать про жилищно-коммунальное хозяйство. Указ президента о передаче неэффективных МУПов в концессию стимулировал огромный рост муниципальных ГЧП-проектов в коммунальной сфере.

— В том числе и на Юге России?

— Юг России не исключение. В Краснодарском крае, Ростовской и Волгоградской областях есть примеры проектов не только в сфере тепло- или водоснабжения. Например, идет запуск ГЧП-проектов по мусоропереработке, захоронению ТБО. Хотя именно муниципальных проектов на территории ЮФО, наверное, должно было быть больше. Рано или поздно южане, думаю, активизируются. Сегодня же в рейтинге лидеров, составленном нами совместно с Минэкономразвития России, — Санкт-Петербург, Татарстан, Нижний Новгород, Ленинградская область. Недавно к ним присоединилась Москва. В этих регионах уже сформирована позитивная практика и созданы условия для появления ГЧП-проектов. В Питере у всех на слуху проект аэропорта Пулково и Западного скоростного диаметра, в Москве — обход Одинцово. Татарстан активно реализует проекты в коммунальной сфере и медицине, Нижний Новгород — в спортивной инфраструктуре... У каждого региона — своя отраслевая практика. Всего же сегодня в стране на разных стадиях реализации находится более 600 ГЧП-проектов.

— Стимулирует ли развитие ГЧП реализация мегапроектов, таких как Универсиада в Казани, Олимпиада в Сочи, ЧМ по футболу в ряде городов?

— Ни по одному из этих проектов объекты не строились с применением механизмов ГЧП в узком их понимании. Имелись отдельные проекты, где инвестор сам за свои деньги создавал инфраструктуру под определенные гарантии загрузки, как, например, в случае с портовой инфраструктурой. Между тем международная практика показывает: проведение крупных мероприятий уровня Олимпиады, Универсиады или мундиаля как раз стимулирует появление ГЧП-проектов. Но в случае России необходимо понимать, что, взяв на себя главную роль в мегапроектах, государство попыталось снизить риски, ибо недобросовестный инвестор — это сложности во взаимоотношениях с ним, срыв сроков строительства, длительные судебные разбирательства, поиск нового подрядчика и т.д.

— Насколько активен в российских ГЧП-проектах иностранный бизнес? Всегда ли он понимает и принимает наши правила игры?

— Главным образом иностранный бизнес вовлечен в российские ГЧП-проекты только в качестве инвестора. Все проекты, в которых сейчас участвуют зарубежные компании, — крупные, в основном автодорожные, реализуются на территории Москвы. и Санкт-Петербурга. Исходя из требований законодательства РФ, иностранцы, желающие работать в нашей стране, должны. образовывать проектные компании, чаще всего — с кем-то из действующих участников рынка. В принципе, проблем здесь нет, не считая, пожалуй, проблемы. информирования, понимания инструментария. Например, азиатские инвесторы. пока не совсем хорошо представляют, как работать с нашей концессией, притом что они очень заинтересованы в сотрудничестве с нами. Особенно если учесть, что именно азиатские компании планируют работать в России по модели концессии, в частности при строительстве совместно с РЖД скоростной магистрали. Также в их планах — реализация концессионных соглашений в коммунальной и транспортной сферах, тепло- и водоснабжении.

— Какими вы видите перспективы развития института ГЧП?

— Перспективы большие. Рынок ждет практической реализации закона о ГЧП. Его принципиальное отличие от концессии заключается в том, что у частника появится возможность получения права собственности на объект. Это увеличит количество ГЧП-проектов в России.
Авторы: Никита Логвинов