Юрий Погребщиков: «Ростову нужен и сити-менеджер, и мэр»

Первый в постсоветское время мэр г. Ростова-на-Дону (1991-1993 гг.) Юрий Погребщиков сегодня живет на два дома. Уже более пяти лет он является представителем ТПП РО в США

07.08.2014

Первый в постсоветское время мэр г. Ростова-на-Дону (1991-1993 гг.) Юрий Погребщиков сегодня живет на два дома. Уже более пяти лет он является представителем ТПП РО в США, там живет и работает его сын, растут внуки. С Ростовом его связывают давние деловые и дружеские связи: много лет он руководил крупнейшими на Юге России предприятиями — НЗСП, ГПЗ-10, а сегодня напрямую работает с донским бизнесом. В интервью «Вестнику» Юрий Погребщиков поделился своим видением, как эффективно управлять городами и проектами, а также о реальной ситуации в отечественном и западном бизнес-сообществе.

— Юрий Борисович, вы, живя в Ростове и Америке, можете сравнить, как развиваются сегодня экономики России и США?

— К сожалению, сегодня у нас в экономике многое делается в режиме ручного управления. А должно быть наоборот: во всем мире промышленное и финансовое лобби задает алгоритм действия правительству. Сегодня власть в России почувствовала себя настолько уверенно, что начала сама формировать тренды, что, по-моему, идет вразрез с экономической целесообразностью. Очень мало стран говорят своим промышленникам, что им делать. А у нас так: «Готова ли экономика к этому? Ах, не готова? Из бюджета продотируем! Заберем отсюда — переложим туда». От такого ручного управления и появляется коррупция. Если говорить конкретно про Ростовскую область, то сейчас я вижу хорошие тенденции. Пусть работающих глобальных для экономики России предприятий и немного, но для качества жизни населения такие предприятия мало что значат. А вот «Индолина», или «Глория Джинс», или даже Coca Cola имеют больше значения для нынешнего общества, и такая развернутость в сторону потребления мне более симпатична. Сегодня мы имеем достаточный уровень сервиса и товаров. В сельском хозяйстве реально можем конкурировать по количественным и качественным показателям производства с европейским (кроме, разумеется, производительности). Сейчас я продвигаю в Америке проект, связанный с цимлянскими винами, которые там демонстрируют очевидную конкурентоспособность. Однако экспортная деятельность российских производителей требует государственного протекционизма. Без этого стартовые затраты на освоение новых рынков могут стать непосильными для донского бизнеса. Объективности ради надо признать, что в качестве сервиса наше отставание от мировых стандартов значительно. Кроме того, нам мешает развиваться и ничем не обоснованная абсурдность цен в России: вещь, приобретенная за рубежом за 10 долларов, здесь почему-то стоит 80. На мой взгляд, это отсутствие культуры ценообразования.

— И в чем, по-вашему, корни перечисленных проблем?

— Знаете, главная разница наших стран в том, как происходит позиционирование и взаимодействие с государственным аппаратом и граждан, и бизнеса. В Америке этот самый аппарат вообще не виден. Вот стоит куб стеклянный, а в кубе сидят чиновники, которые занимаются твоим вопросом, и ты никогда не сможешь вступить с ними в контакт. Зато есть четкая «дорожная карта», и ты точно знаешь, что делать, чтобы решить свою проблему.

Вот пример: у меня в США была медицинская проблема, и я представил себя в Ростове. Здесь на входе в больницу меня бы встретил главный врач, сказал бы, что меня будет оперировать лучший хирург и т. д. А дальше? Когда нужен послеоперационный уход, мне пришлось бы налаживать отношения с медсестрой, шоколадки, условно говоря, дарить. В Америке такого нет: сенатор ты или бомж, если в госпитале кто-нибудь узнает, что препараты или методики лечения при одинаковом диагнозе будут разные, гражданское общество просто «разорвет» этот госпиталь! То есть там ты идешь по стандартной схеме, у всех все одинаково. Но эта схема исчерпывает все, что тебе нужно, и никогда не даст возможности вручить эту «шоколадку» кому-либо. Вот и все.

— Согласны ли с тем, что Краснодар в последние годы перехватил у Ростова лидерство на Юге России?

— Согласен, к сожалению. В ассоциации городов Юга России в свое время был президентом краснодарский мэр Валерий Самойленко, а я был вице-президентом. При распределении функций у Краснодара была организация фестивалей, хоров, в общем, культурных мероприятий.
А вот все вопросы, связанные с экономикой и финансами, были здесь: банковская система, инвестиционные фонды и т. д. Почему же ситуация изменилась? Я думаю, что нам не хватило креатива. А у краснодарцев он был. Да, креатив Ткачева во многом был связан с объективными обстоятельствами, такими, например, как Олимпийские игры, но на этом не замыкался. Инициативность давала возможность кубанскому губернатору стучаться в любые кабинеты. А у Ростова не было креативных идей, и руководство области ничего по их формированию не предпринимало. Мы выжидали, хотели посмотреть, что «у них» получится. Но при этом теряли новизну, поэтому и не получили успеха сегодня.

— Вы думаете, Ростов сможет вернуть свои позиции?

— Любое завоеванное Краснодаром опережение — базис для следующих опережений. Это как гнаться на «жигулях» за «мерседесом». Но, с другой стороны, постолимпийский период — огромное испытание для Кубани. Сегодня все теряют интерес к олимпийским объектам, а эту махину так или иначе надо держать на плаву, делать ее эффективной. Поэтому сейчас у Александра Ткачева сложный период.
А нам в это время нужны новые идеи. Очень интересным решением может стать новый современный аэропорт или скоростная трасса, о которой сегодня идет разговор (высокоскоростная магистраль Москва — Ростов — Адлер. — Прим. ред.). Большой потенциал есть у сельского хозяйства и глубокой переработки сельхозпродуктов. Правда, у нас и еще один психологический барьер. Среда у нас часто сопротивляется новизне. Консерватизм и традиционность свойственны жителям Дона.

Но если будут хорошие идеи, качели могут качнуться в нашу сторону. Потому что интеллектуальный потенциал Дона с Краснодаром несравним: у нас очень серьезные научные и образовательные возможности. Кроме того, Ростовская область может подняться за счет крупных городов области: в Краснодарском крае нет таких муниципальных образований, как Азов, Шахты, Таганрог, Новочеркасск, обладающих необходимым потенциалом для развития промышленности.

— Если говорить о самом Ростове: как вы относитесь к предложению о введении должности сити-менеджера, который занимался бы проблемами городского хозяйства, параллельно с существующей должностью мэра?

— Это хорошая мысль. Позиция мэра сегодня сильно зависит от того, как он управляет организациями, снабжающими теплом, водой и т. д. При этом даже если он прекрасный политик, его работа девальвируется из-за допущенных в этой сфере ошибок. Сити-менеджер должен иметь самостоятельность, не быть подотчетным никому из политиков: он должен заниматься трубами, их диаметрами и пропускной способностью и не думать о том, чтобы кому-то понравиться.

— Ростов достаточно активно развивается в последние годы. Чего не хватает, на ваш взгляд, городу, чтобы стать таким же комфортным, «классным» мегаполисом, как Екатеринбург, Казань?

— А кто вам сказал, что Ростов не классный для проживания? Он замечательный, шикарный для проживания город. Но в нем не существует качественного управления городским хозяйством. Опять же — ручное управление. То есть в 8 утра мы соберемся на совещании и поручим убрать город от снега или еще чего-то. При этом есть огромное количество компаний, обслуживающих жилые дома, у которых должен быть определенный набор техники для содержания в порядке внутриквартальной инфраструктуры. И в 2-3 часа ночи, когда снег пошел, ответственный за уборку человек должен встать и пойти расчищать улицу. Это должно работать как система. Если мы проектируем город — начинать надо с коммуникаций. А прийти на разорванный водопровод и приказать отремонтировать его за двое суток — красиво, но это не система управления. Поэтому управление городом должно быть направлено на внедрение правил, образующих систему, которой уже не будет управлять одна конкретная личность. Таких личностей должно быть много, и они должны быть профессиональны, мобильны и ответственны. Реализация этих правил изменит качество жизни в городе.
То же и в России в целом: обладая колоссальным потенциалом на входе в «черный ящик» из-за некачественной системы управления на выходе из него мы имеем абсолютно несопоставимые показатели. И проигрываем только за счет качества управления.
Авторы: Ольга Лазуренко