Александр Каминский: «Народный фронт — это шесть рукопожатий до Путина»

«Власть» — наша новая рубрика, в которой мы будем знакомить вас ближе с людьми, определяющими жизнь Ростовской области, Юга России, всей страны

29.06.2014

«Власть» — наша новая рубрика, в которой мы будем знакомить вас ближе с людьми, определяющими жизнь Ростовской области, Юга России, всей страны. Сегодняшний наш гость — депутат Государственной думы, сопредседатель ростовского регионального отделения «Народного фронта» Александр Каминский.

— Вы без малого тридцать лет отработали на шахтах. Продолжали династию?

— Нет, мои родители к шахтерскому делу отношения не имели, и я в детстве, юности не думал об этом. Помладше — мечтал быть футболистом, я и сейчас довольно сносно могу погонять мяч с сыном. В старших классах загорелся стать танкистом, хотел поступать в Харьковское танковое училище. Но познакомился с будущей женой — влюбился — и не поехал. Поступал в НПИ на геологию, потому что зачитывался «Дерсу Узала», Пришвиным, грезил Дальним Востоком, Сахалином. Но к поступлению по большому счету не готовился, получил по математике два балла и в день восемнадцатилетия пошел служить. А у будущей жены вся семья была как раз шахтерская. И после службы я задумался: хорошая зарплата, уважение в обществе — почему это не может стать частью и моей жизни? А в итоге это стало всей жизнью.

А закончил я, кстати, тот самый Новочеркасский политехнический, в который сначала провалил экзамен, закончил с красным дипломом, специальность — «строительство подземных сооружений и шахт».

— Помните свои первые впечатления от спуска в шахту? Ведь тесно, темно, над тобой сотни метров земной тверди...

— Спустился — и понял, что это мое. Ни страха, ни дискомфорта — ничего этого у меня не было. Удивление, любопытство — да. Это была шахта «Самбековская» в Новошахтинске... Знаете, и тогда многие рассуждали так: главное — институт закончить, а дальше видно будет. Я же точно знал, что пойду в шахту и никуда больше. В июне 2011 года я еще работал в шахте — никого из моих сокурсников там уже не было.

— Шахтер, ко всему прочему, работа опасная, экстремальная...

— Жить вообще опасно. Вот родился — уже опасно. У меня, в институтскую пору еще, был случай: чайник с кипятком сорвался с газовой плиты. А тут возле этой плиты моя маленькая дочка оказалась. Благо, весь кипяток вылился на мою ногу, не на нее. Ну, то есть вот он, экстремальный случай. А в шахте, там вообще нужно глядеть все время в оба. Были несчастные случаи, к сожалению, со смертельным исходом. Когда-то, да и сегодня, по всей видимости, была такая негласная, узаконенная смертность: на миллион тонн добычи — один человек. К сожалению, это так.

— Готовясь к встрече с вами, вспомнил 90-е годы. Вот уж экстрим был для шахтеров — когда по полгода, по году не платят зарплату.

— Да, у нас задолженность была одиннадцать месяцев.

— А чем вы детей кормили?


— Знаете, немного давали денег. Процентов, скажем, десять от твоей зарплаты... В 98-м году мы всем коллективом, 58 человек, уволились из объединения «Ростовуголь». И нашли себе работу в Хосте — на строительстве тоннелей. Но я пробыл там недолго: сын родился за полгода до этого, совсем малюсенький был. Работа была там, на юге, а душа здесь, с семьей, — и я не смог. Хотя сам нашел эти тоннели, сам всех перетащил... Уезжал, что называется, со скупыми мужскими слезами. А мои уже без меня стали лучшими на юге. Ну, представьте: мы не специалисты по тоннелям, а там были и бамовцы, и кого только не было — а все ж таки шахтеры оказались лучшими.
Я же здесь, дома, месяца два был в поисках работы. Был у жены на иждивении. И мне было настолько неудобно, настолько стыдно... До сих пор помню это чувство.

— Следующий вопрос о человеке, с которым связана ваша нынешняя жизнь, — о Путине. Сейчас в Интернете, в связи с напряженностью между Россией и Украиной, ходит новая поговорка: «Когда Путин говорит — можно заслушаться, когда Путин молчит — можно обделаться». И люди, которые общались с Путиным, отмечают исходящую от него силу, харизматичность. Каково ваше личное впечатление о главе государства?

— Заслушаешься-заслушаешься. Недавно моя коллега, сопредседатель ростовского «Народного фронта» Татьяна Федирко была на встрече с президентом. Вопросы из зала совершенно разные звучали, и вот Татьяна Ивановна все глядела: а нет ли у президента наушников или каких-то бумаг, справок под рукой. На самом деле ничего этого нет. Мне тоже доводилось на таких встречах с Путиным бывать — никто ничего не готовит. У кого что на уме, то и на языке, спрашивают — он отвечает. На самом деле личность: сила, харизматичность, обаяние. Я это тоже, как и многие, чувствую.

— Кого вы сегодня считаете героями нации?

— Президента однозначно. Всех наших олимпийских чемпионов. Сборную по хоккею. Космонавтов. Я с большим уважением отношусь к учителям и медикам. Я вырос в поселке Лиховском, население — пятнадцать тысяч человек. Если по улице шел учитель или, скажем, детский врач — все знали, кто это. А кто сегодня знает кого? Но вот эти люди на самом деле — герои нации.

— Слово «фронт» в названии предполагает, что вы против кого-то.

— Но и «за» предполагает тоже. Мы за людей. «Народный фронт» был создан, чтобы всего за несколько шагов, за пять-шесть рукопожатий донести инициативу снизу до президента. А против чего мы... Самое большое наше зло — это коррупция. Это не только наше зло, и не при нас оно появилось, но нам его искоренять.
Честные закупки в государственных тендерах, выполнение майских указов президента — это наши задачи. Вообще все жизненные темы — темы ОНФ.

— И с чем к вам обращаются земляки как к представителю фронта в этот ваш приезд на родину?


— Много нареканий вызывает ЖКХ, и это в любой мой приезд, не только сейчас. Проблема эта многолетняя и тяжело решаемая. Но я всегда стараюсь помочь обратившимся ко мне. Вообще считаю: если есть возможность помочь человеку — грех не сделать этого, тем более если ты депутат, чиновник и это твоя работа. Из новых проблем — выселение двух ростовских школ из зданий детских садов. Это 118-я гимназия на бульваре Комарова и начальные классы лицея № 1 на Доломановском. Понятно, что детсадов не хватает, но и этой крайности я не понимаю: когда создано живое, прекрасное — и это живое взять и поломать?! Это очень хорошие школы, другим с них пример надо брать. А их хотят просто выкинуть. Я был на днях в 118-й гимназии, десятиклассники ставили спектакль по Чехову. Согласитесь, не каждая школа имеет свой театр. А тут не просто школьный театр — а настолько умело, здорово! Я позвонил директору и худруку Музыкального театра Вячеславу Кущеву, попросил, чтобы и он в эту школу тоже сходил и вообще был на нашей стороне.

Досье
Александр Каминский. Депутат Государственной думы VI созыва (2011-2016 гг.), член комитета ГД по энергетике, член фракции «Единая Россия». Сопредседатель Регионального штаба регионального отделения Общероссийского общественного движения «Народный фронт».
Родился 18 ноября 1957 года в поселке Лиховском Ростовской области. В1975-1977 годах проходил службу в армии.
С отличием окончил Новочеркасский политехнический институт. 28лет трудился на шахтах Восточного Донбасса. Начинал трудовую деятельность в объединении «Ростовуголь» на шахте «Майская», затем работал на шахтах «Обуховская», «Глубокая», «ШСУ-3», «Дальняя».
Прошел путь от низших инженерно-технических должностей до заместителя главного инженера и заместителя директора по капитальному строительству. Подземный проходчик 5-го разряда.
В последнее время работал в ОАО «Донуголь» бригадиром проходчиков.
Авторы: Андрей Бережной