Александр Шенкман: «Привлечение в сферу водоснабжения частных инвестиций зависит от создания благоприятных условий для операторов»

О стремлении решать проблемы отечественного ВКХ государство заявляет с 2001 года, однако благоприятные условия для этого пока только создаются

17.03.2013
Яндекс.Дзен Instagram
Десять лет спустя принят отраслевой закон о водоснабжении, предусматривающий достаточно активное нормотворчество со стороны правительства, министерств и ведомств: предстоит принять 25 документов. Эффективность реализации позитивных идей, содержащихся в законе, напрямую зависит от качества подзаконных нормативных правовых актов. Главное — при их разработке не отступать от цели привлечения инвестиций в отрасль и не поддаваться популизму, заявил в эксклюзивном интервью ИД «МедиаЮг» президент ГК «Росводоканал» Александр Шенкман.

— Выступая на Международном инвестиционном форуме «Сочи-2012», вы назвали водоснабжение одной из самых обделенных вниманием государства отраслей жилищно-коммунального хозяйства страны. Каковы, по вашему мнению, наиболее острые проблемы отечественного ВКХ? От кого и от чего зависит их решение?


— Сегодня мы говорим о 80-процентном физическом износе коммуникаций и моральном старении оборудования. Ситуация где-то лучше, где-то хуже, но общий тренд именно такой. Вариант решения проблем один — привлекать в отрасль частные инвестиции путем создания благоприятных условий.
Несмотря на утвержденный в 2011 году Правительством России план привлечения частных инвестиций в ЖКХ, арендные и концессионные конкурсы в отношении объектов коммунальной инфраструктуры практически не проводятся. Прежде всего это связано с незаинтересованностью органов местного самоуправления: у них отсутствуют стимулы, а зачастую и возможности (финансовые, кадровые и т.п.) к проведению конкурсов, в том числе и поддержка федерального бюджета. А у бизнеса отсутствуют гарантии возврата вложенных инвестиций и получения определенного дохода в установленный срок. Без четких финансовых обязательств государства долгосрочные тарифы не смогут обеспечить возврат инвестиций. Возможно, некоторому увеличению количества конкурсов будет способствовать планомерное введение государством ограничения в отношении деятельности МУПов, в том числе возможный запрет приватизации объектов водоснабжения и водоотведения путем преобразования унитарного предприятия в акционерное общество. Но такая мера является мерой властного принуждения, а не мерой экономического стимулирования, что снижает ее эффективность. Сдерживающим частные инвестиции в ЖКХ фактором является и высокий экологический риск деятельности организаций, эксплуатирующих системы водоотведения: фактически коммунальные предприятия сейчас, как и раньше, платят за загрязненные стоки абонентов, сбрасываемые через системы канализации в водные объекты. Известны случаи, когда к коммунальным предприятиям предъявлялись иски о взыскании причиненного окружающей среде вреда на миллиардные суммы, хотя вред был причинен в большинстве случаев не по вине коммунального предприятия, а из-за нарушения его абонентами установленных нормативов и лимитов водоотведения.

— Вы заявляли, что дальнейшая судьба российского ВКХ в немалой степени зависит от принятия правительством 25 нормативно-правовых актов, регулирующих деятельность отрасли. Все ли из этих документов к настоящему времени приняты? В чем их значимость?

— Пять постановлений правительства приняты, но их нельзя назвать основополагающими: основная часть — это акты, регламентирующие внесудебные процедуры рассмотрения тарифных споров и правила раскрытия информации в сфере водоснабжения и водоотведения. «Краеугольные» документы, такие как Правила холодного водоснабжения и водоотведения, Основы ценообразования в водоснабжении и водоотведении, находятся на последней стадии подготовки в правительстве.
Важные изменения привносятся федеральным законом № 291. Установлен срок применения предельных индексов изменения тарифов в сфере водоснабжения и водоотведения — до 1 января 2016 года. До тех пор будет осуществляться переход к установлению долгосрочных параметров регулирования тарифов, при этом сроки перехода, а также перечень субъектов РФ, в которых будут применяться «недолгосрочные» методы регулирования, должно определить правительство.
Самой важной новеллой закона № 291 является компенсация из бюджета недополученных доходов водоканалов в случае установления тарифов не в соответствии с ранее утвержденными параметрами регулирования тарифов либо изменения ранее установленных в соответствии с долгосрочными параметрами тарифов. Сейчас также рассматривается очень важный для дальнейшего развития отрасли законопроект об изменениях в законодательство о концессионных соглашениях.

— Как вы оцениваете вступивший с 1 января 2013 года в силу федеральный закон «О водоснабжении»? Оправданно ли называть его документом, который так долго ждала отрасль?

— Закон задал правильное направление движения и определил основные принципы, на которых строится отраслевое регулирование: долгосрочное тарифообразование, взаимная ответственность инвестора и собственников коммунальной инфраструктуры — как правило, муниципальных властей, водоканалов и их абонентов.
Закон отражает тенденции, сложившиеся в правовом регулировании в энергетике и теплоснабжении. Например, вводится статус гарантирующей организации, во многом аналогичный статусу единой теплоснабжающей организации. Кроме того, закон вносит определенность в отношения в сфере водоснабжения и водоотведения: четко прописаны обязанности владельцев объектов по их эксплуатации, определены права и обязанности поставщиков и потребителей услуг... В целом закон имеет положительное значение для развития отрасли, но многое зависит от того, как его положения будут конкретизированы в подзаконных актах.

— Другой важный документ, призванный улучшить ситуацию в сфере ВКХ, — федеральная целевая программа «Чистая вода». Насколько верно, по вашему мнению, в ней расставлены приоритеты?

— Это совершенно правильный и необходимый инструмент. Вопрос в том, что программа предусматривает долевое финансирование: на рубль государственных и муниципальных инвестиций приходится 17 рублей вложений частных компаний. Такая диспропорция недееспособна. Тем не менее программа сегодня работает и будет работать до 2017 года. Проекты реализуются для малых городов численностью населения менее 100 тысяч человек и только в сфере водоотведения — очистки стоков. В 2011-2012 годах активно обсуждался вопрос изменения критериев участия в программе в сторону увеличения численности населения и распространения ее на проекты водоснабжения, но пока соответствующих решений не принято. При этом для реформы отрасли необходимо как минимум 2 трлн рублей.

— Ваш рецепт: как увеличить количество проектов, реализуемых на принципах ГЧП? Какие шаги навстречу бизнесу должно сделать государство? Что, в свою очередь, следует предпринять частным операторам?

— В настоящее время тарифы в основном устанавливаются индексацией тарифов прошлого года. При этом достигнутая водоканалами экономия затрат исключается из тарифов на следующий период. Это не стимулирует водоканалы снижать издержки. Какой смысл снижать затраты на ту или иную позицию, если сэкономленное в этом году будет изъято из тарифов в будущем? Нам каждый раз приходится доказывать регулирующим тарифы органам, что снижение потерь и экономия ресурсов — это наша эффективность. Это ключевая проблема. Главный инструмент ее решения — долгосрочный тариф. Сейчас возможности его использования появились, мы изучаем, как это лучше сделать. Будучи заинтересованными в росте капитализации бизнеса, даже в существующих условиях мы делаем все возможное для сокращения издержек с одновременным повышением качества услуг. Несколько настораживает позиция государства по введению индекса эффективности операционных расходов в размере от 1% до 5% в год. То есть при установлении тарифов к операционным расходам водоканалов будет применяться указанный индекс путем их соответствующего снижения. При этом опасения вызывает не сам индекс (требования о снижении соответствующей группы расходов существовали и ранее), а его «бесконечность». А что делать, когда водоканал достиг уровня эффективности? Снижать расходы и дальше? С другой стороны, считаю вариант с «бесконечностью» индекса во многом гипотетическим: вопрос очень серьезный, отсюда и такое к нему отношение у руководства страны. Основными шагами государства по привлечению частных средств в ВКХ могут стать, во-первых, упрощение и совершенствование процедуры заключения инвестиционных соглашений, в том числе концессионных. Во-вторых, должны развиваться различные формы государственно-частного партнерства в ЖКХ. В-третьих, нужно снижать административные барьеры, исключать избыточные требования в отрасли, усиливать в них рыночную составляющую. В-четвертых, необходимы гарантии государства по возврату привлекаемых как инвестором самостоятельно, так и с помощью кредитных организаций инвестиций. И в-пятых, требуется бюджетное софинансирование дорогостоящих инвестпроектов. После создания благоприятных условий для частных инвестиций в ЖКХ у государства появится полное право требовать от инвесторов неукоснительного соблюдения обязательств.

Справка
ГК «Росводоканал» — крупнейший оператор в сфере ВКХ России: его доля на рынке частных водоканалов страны составляет 24%. С 1949 года компания специализируется на проведении пусконаладоч-ных работ систем водоснабжения и водоотведения на всей территории бывшего СССР. С 2003 года входит в состав «Альфа-Групп». Сегодня под управлением «Росводоканала» работают семь водоканалов России — Барнаула, Воронежа, Краснодара, Омска, Оренбурга, Твери, Тюмени, а также украинского Луганска — с годовым оборотом около 13 млрд рублей. Общая численность обслуживаемого ими населения — 6,7 млн человек, протяженность водопроводных сетей — 23 тыс. км, объем ежегодно подаваемой воды — 562 млн куб. м. В компании трудятся 17 тыс. человек.
Суммарный объем инвестиционных программ ГК «Росводоканал» в регионах присутствия компании достигает 24,2 млрд рублей. Средства направляются на модернизацию объектов инженерной инфраструктуры, повышение качества воды, улучшение очистки стоков. В Краснодаре «Росводоканал» реализует инвестпрограмму, рассчитанную на 2007-2013 годы и предусматривающую финансирование в размере 3,2 млрд рублей. Водоканал кубанской столицы обслуживает население численностью 780 тыс. человек, в его эксплуатации находятся сети протяженностью 1978 км. За время деятельности «Росводоканала» потребление электроэнергии на предприятии сократилось на 14%, потери воды — на 15%, количество аварий — в 2,3 раза.
Источник: ИД «МедиаЮг»

Инвестиционные программы в регионах присутствия ГК «Росводоканал»

Регион

Объем инвестиций (млрд рублей)

Сроки реализации, годы

Барнаул

1,51

2007-2015

Воронеж

2

2013-2015

Калуга

1,3

2007-2011

Краснодар

3,16

2007-2013

Луганская область

0,5

2009-2011

Омск

3

2008-2013

Оренбург

2,15

2007-2015

Тверь

5,22

2008-2015

Тюмень

5,35

2007-2016

Всего

24,2

2007-2016


Источник: ГК «Росводоканал»


Авторы: Данил Савельев