Григорий Рапота, государственный секретарь Союзного государства: «Идет нормальное коммерческое соперничество на единой экономической территории»

Госсекретарь настаивает, что между властями России и Беларуси нет принципиальных разногласий — напротив, есть желание, чтобы интеграционные процессы шли быстрее

10.09.2012

Один из элементов Союзного государства — совместный бюджет. На нынешний год он составляет 4,8 млрд рублей, из которых 65% — вклад России, 35% — вклад Беларуси. Приоритетными для финансирования являются 13 программ, действующих в рамках Союзного государства. Случающиеся периодически между странами конфликты Григорий Рапота называет не большой политикой, а спорами хозяйствующих субъектов. Госсекретарь настаивает, что между властями России и Беларуси нет принципиальных разногласий — напротив, есть желание, чтобы интеграционные процессы шли быстрее.

— Распад СССР, сопровождавшийся политическими, экономическими, социальными потрясениями, заставил заново выстраивать отношения между Россией и Беларусью во всех сферах жизни. По вашей оценке, преуспели ли в этом две страны? Насколько способствует сближению институт Союзного государства? Чего удалось достигнуть, а чего — пока нет?

— То, что уже сделано в Союзном государстве, не сделано ни в одной интеграционной структуре. В какой-то мере оно стало пилотным проектом для других объединений. Два народа решили остаться вместе в 1990-е. Решение это было правильным не только с точки зрения нашего кровного, исторического, духовного родства.

Сделано немало, хотя всегда хочется большего. В гуманитарной области мы достигли полной свободы передвижения. По национальному паспорту без всяких дополнительных документов вроде согласия на вывоз детей граждане перемещаются по всей территории Союзного государства. Они чувствуют себя как дома: могут ездить, работать, учиться, абсолютно равны в правах с местным населением.

За 16 лет создана региональная российско-белорусская группировка войск с собственным командованием. Обустроена граница, проходящая по внешнему периметру Союзного государства…

Остаются, конечно, некоторые вопросы, которые предстоит «доурегулировать». Скажем, недавно ко мне обратились белорусские ветераны войны: почему в российской столице они не имеют возможности пользоваться бесплатным общественным транспортом наряду с ветеранами-москвичами? Людей это обижает. Будем заниматься и этим вопросом.

На уровне простых россиян и белорусов желание жить единой, как прежде, семьей очевидно. А на уровне политиков? Какие препоны сдерживают интеграционные процессы со стороны российских властей, а какие — со стороны белорусских?

— Не в препонах дело. Во время своего визита в Минск российский президент особо подчеркнул ту важную роль, которую его белорусский коллега играет в интеграционном процессе. Между главами двух государств нет разногласий по поводу того, что надо двигаться дальше. Просто всем нам хочется, чтобы процесс шел быстрее. А он занимает время: идет двойное согласование, надо адаптировать правоприменительную практику, сводить воедино то, что изменилось за период с 1990-х.

— Каковы основные разногласия, по которым пока не удается выработать единую позицию? Есть ли надежда, что это произойдет в ближайшее время?

— Мне ничего не известно о разногласиях. Просто есть вопросы, которые по взаимному согласию решили не форсировать. Это работа над проектом Конституционного акта, изучение вопроса о введении единой валюты. Пока 40% расчетов идет в российских рублях, время для принятия взвешенного решения есть.

— А чем, по вашему мнению, можно объяснить случающиеся достаточно часто конфликты между Россией и Беларусью, приобретающие большой резонанс, как в случае с отменой авиарейсов? Стремлением каждой из сторон отстоять свои национальные интересы, спорами хозяйствующих субъектов, чем-то еще?

— Спорами хозяйствующих субъектов, которые периодически происходят внутри каждой страны, даже между регионами. Другое дело, что неумение или нежелание договариваться иногда превращается в конфликт. Если в ходе таких конфликтов создаются неудобства для граждан (в последнем случае — авиапассажиров), это недопустимо.

— Вы посещаете предприятия в различных регионах России, оценивая их потенциал и возможности сотрудничества с белорусскими компаниями. Много ли российских предприятий готовы к этому?

— Я бываю и в белорусских ведомствах, на предприятиях и в организациях. Готовность к сотрудничеству есть с обеих сторон. Пример — ростовская агрокомпания «Евродон», уникальное хозяйство, основанное на самых последних достижениях в этой сфере. Компания производит продукцию из индюшатины — здоровый, экологически чистый продукт. В Ростове-на-Дону побывал вице-премьер Беларуси: все посмотрел, оценил. Отзывы от него — самые положительные. Есть намерение использовать опыт «Евродона» у себя на родине.

— Во многих ли случаях речь идет не о начале, а о продолжении (возобновлении) сотрудничества, стартовавшего во времена СССР и в докризисный российский период?

— Это уже происходит в рамках наших программ. Многие из них сориентированы именно на то, что в Беларуси сохранились «центры компетенции», скажем, в области микроэлектроники, композиционных материалов, сельхозмашиностроения и т.д. Сейчас, например, мы готовим концепцию программы, которая позволит существенно улучшить сортность картофеля и расширить использование топинамбура, в первую очередь в фармакологических целях. Селекционные работы с этими корнеплодами одно время были практически приостановлены, а сегодня ясно, что они нужны для промышленности, да и просто для потребителей-дачников.

— В последнее время в России увеличилось и продолжает увеличиваться количество товаров из Беларуси. В Беларуси товары из России также расширяют свое присутствие? Каким товарам сложнее завоевывать рынки: белорусским — в России или российским — в Беларуси?

— Россия — большая, белорусские товары иногда теряются в многообразии на полках. Поэтому белорусы предпочитают открывать свои специализированные магазины или «обозначать свое присутствие» вывеской над рыночными лотками. В средней полосе России сейчас даже мода на продукты и товары от соседей — в первую очередь потому, что они делаются по ГОСТам и при обязательном наличии лицензии от иностранных правообладателей.

В Беларуси российские товары не лежат на отдельных полках, но их достаточно много. В том числе и молочных продуктов. Парадокс: иногда российская «молочка» даже дешевле, чем белорусская. Ее покупают — многим она больше по вкусу. Таким образом, идет нормальное коммерческое соперничество на единой экономической территории.

— Кстати, с 1 января 2012 года вступило в силу соглашение о создании Единого экономического пространства (ЕЭП), объединяющего Россию и Беларусь, а также Казахстан. Можно ли рассчитывать, что это послужит дополнительным импульсом к сближению братских народов?

— Можно и нужно. Этот путь, на который первыми вступили две страны, — единственно правильный, технологичный и перспективный.

— Каков потенциал сотрудничества РФ и РБ? Какие шаги должны быть предприняты российской и белорусской стороной для того, чтобы этот потенциал был раскрыт как можно полнее и быстрее?

— Союзное государство — не просто интеграционный процесс. Не только идея или тем более абстракция. Это государство со своей историей, героями, жителями, мыслями и техническими знаниями. Нужно, чтобы о нем знали наши совсем молодые люди, чтобы на него ориентировались политики, бизнесмены, ученые.

Задача при построении Союзного государства ставится следующим образом: в экономике и промышленных совместных разработках не просто догнать мировой уровень, а работать на его опережение. А в социальной сфере — сделать все для того, чтобы никакие, даже существующие, несовпадения не создавали проблем для наших граждан.

Авторы: Данил Савельев