Вадим Украинцев, директор представительства Внешэкономбанка в ЮФО: «Сегодня мы рассматриваем на Юге порядка 20 проектов общей стоимостью около 100 млрд рублей»

Представительство Внешэкономбанка в Южном федеральном округе было создано летом 2011 года. Основные его задачи — прежде всего поиск и отбор перспективных инвестиционных проектов

27.09.2012
Яндекс.Дзен Instagram
Представительство Внешэкономбанка в Южном федеральном округе было создано летом 2011 года. Основные его задачи — прежде всего поиск и отбор перспективных инвестиционных проектов. Особенно по модернизации приоритетных отраслей промышленности, развитию инфраструктуры, защите окружающей среды, поддержке экспорта российских товаров, комплексному развитию моногородов, а также проектов, реализуемых на принципах государственно-частного партнерства.

— Представительство ВЭБа на Юге появилось меньше года назад. Можно ли говорить о промежуточных результатах его работы?

— На сегодняшний день два крупных проекта полностью отработаны в рамках наших компетенций и отправлены для прохождения экспертизы в головной офис. Это проекты группы компаний «Агроком» и комбайнового завода «Ростсельмаш». Проект ГК «Агроком» направлен на строительство нового мясоперерабатывающего комплекса и теплиц, его стоимость — 11 млрд рублей. Проект КЗ «Ростсельмаш» предполагает модернизацию окрасочного комплекса комбайнового завода, объем инвестиций — более 2 млрд рублей. Кроме того, на данный момент мы рассматриваем порядка 20 проектов общей стоимостью около 100 млрд рублей. Более половины из них предполагают локализацию в регионе Краснодарского края (в том числе в Республике Адыгея). На Ростовскую область приходится меньше половины проектов, однако их стоимость превышает совокупную стоимость проектов Краснодарского края: ростовские проекты в среднем более крупные. Среди крупных проектов в Ростовской области, которые находятся в стадии активной проработки, можно выделить прежде всего создание тепличного комплекса «Аристократ», недавно вошедшего в список «100 губернаторских проектов», и строительство гостиничного комплекса под брендом «Хаят». Среди краснодарских проектов, подготовка которых продвигается наиболее активно, выделяются строительство цементного завода «Горный» в Новороссийске и модернизация Гулькевичского крахмального завода.

Имеется также ряд проектов в области сельского хозяйства, металлургии, туризма, а также инфраструктуры в части комплексного инженерного развития территорий и портовых терминалов.

— Какие требования представительство ВЭБа предъявляет к заемщикам на Юге? Насколько строг к ним банк?

— Требования ВЭБа одинаковы на Юге, Севере и Востоке страны. В основных документах банка, регламентирующих в том числе приоритеты кредитования инвестиционных проектов, отсутствует разделение требований к ним по географическому признаку. Очевидно, что перед Югом России, ввиду его динамичного развития, проблемы модернизации производств и устранения инфраструктурных ограничений стоят особенно остро.

Наличие общественного эффекта, общегосударственной значимости инвестиций — ключевое наше требование. Это необходимое, но недостаточное условие участия банка в инвестпроектах. Инициатор должен учитывать наличие адекватных критериев финансовой эффективности долгосрочного кредитования, которые ждут его на этапе экспертизы проекта. Эти критерии: показатели качества обслуживания долга, подтвержденная доля собственного участия в проекте, реалистичность доходной и расходной части финансовой модели и т.д. В целом требования ВЭБа можно назвать достаточно консервативными. При этом, как правило, Внешэкономбанк участвует в инвестиционных проектах, которые не могут быть профинансированы другими коммерческими банками. Фактически это означает, что при достаточно взвешенном подходе ВЭБ берет на себя больше рисков относительно рыночных финансовых институтов по кредитуемым инвестпроектам, в случае если они подразумевают и внутреннюю, и общественную, и общеэкономическую эффективность.

— Какие факторы сдерживают выдачу займов? Насколько они устранимы?

— Основная проблема — в несостоятельности самих проектов, их неподготовленности. Мы периодически сталкиваемся с подобными ситуациями. Бывает, что инициаторы проектов приносят материалы, состав которых недостаточен для проведения первичной экспертизы, с фактически отсутствующей собственной долей участия и непроработанным с точки зрения требуемой структуры бизнес-планом. Однако это не всегда означает, что сам проект полностью безнадежен. Например, в случае отсутствия достаточной доли собственного участия может быть найден со-инвестор, особенно если проект действительно эффективен. Кроме того, инициаторы должны внимательно изучить рекомендации ВЭБа к бизнес-плану и финансовой модели, осмысленно структурировав свое зачастую правильное, но неформализованное понимание проекта. Предприниматели, которые понимают, что без грамотного финансового плана реализация проекта невозможна, привлекают профессиональных консультантов. Их компетенции в области маркетинга и бизнес-планирования позволяют увязать накопленный опыт и реализуемую стратегию с требованиями банка.

— Выступая на Отраслевом форуме, организованном ИД «МедиаЮг» в Ростове, вы заявили, что перед представительством ВЭБа стоит задача поиска якорных инвесторов, способных создавать новые производства, новые точки роста, вокруг которых могли бы развиваться малый и средний бизнес. Каким именно образом?

— Якорные инвестиции такого рода — это прежде всего создание особо крупных, капиталоемких производственных комплексов. Ведь их появление неизбежно влечет за собой возможности для предпринимателей расширить деятельность в смежных отраслях региональной экономики. Пример возведения производственного комплекса, работа которого может создать мультипликативный инвестиционный эффект на уровне региона, — проект строительства Исаевского металлургического завода в городе Красный Сулин Ростовской области. Его общая стоимость составляет порядка 26 млрд рублей. Сейчас проект находится на стадии детальной проработки со стороны инициатора.

— Есть ли среди ваших нынешних либо потенциальных заемщиков компании, участвующие в реализации проектов в олимпийском Сочи?

— ВЭБ — один из крупных участников финансирования олимпийских объектов. Объем участия банка в девяти основных проектах превышает i00 млрд рублей. Среди них — горнолыжные комплексы «Роза Хутор» и «Горная карусель», объекты гостиничной инфраструктуры, Сочинская и Адлерская ТЭС, ряд более специализированных спортивных объектов. Олимпийские проекты в целом можно назвать знаковыми для последнего десятилетия, они — своего рода мотор инвестиционных процессов на Юге. Решения о финансировании олимпийских строек были приняты задолго до открытия представительства. Наша функция сводится к мониторингу. Одна из приоритетных задач для банка на данном этапе — контроль за соблюдением графика реализации олимпийских проектов и проверка целевого использования кредитных средств. Такая задача стоит при кредитовании любых проектов. В случае олимпийских строек ее важность возрастает ввиду масштаба капитальных вложений и ответственности нашей страны за надлежащую подготовку предстоящих соревнований.

— Тренд последнего времени — развитие государственно-частного партнерства. Какие проекты реализуются либо планируются к реализации в регионах ЮФО на принципах ГЧП при участии южного представительства ВЭБа?

— На активной предварительной стадии находится проработка проектов по возведению общественной инфраструктуры — детских садов, бассейнов, а также комплексного развития территорий, предполагающего обустройство инженерных коммуникаций, прежде всего объектов водоснабжения и водоотведения, электрических сетей и подстанций.

В целом перспективных ГЧП-проектов на Юге уже достаточно много. Однако органам муниципальной и региональной власти предстоит выбрать наиболее приоритетные и выделить на их реализацию существенные финансовые, а также организационные ресурсы. Только тогда можно будет говорить о конкретике.

— По вашим наблюдениям, кто в «дуэте» участников ГЧП более активен — власть или инвесторы? Кто в ком больше заинтересован?

— Власть и бизнес — это два берега одной реки в случае ГЧП-проектов. И интересы, и активность каждой из сторон находятся здесь в своей плоскости, развиваясь параллельно. Радует, что из общих фраз процесс начинает переходить в практическую область разработки инструментов, поиска решений, активного обучения представителей власти и бизнеса возможным механизмам финансово-правовых схем реализации таких проектов.

Органы власти активно изучают инструмент ГЧП как схему финансирования проектов в условиях дефицитного бюджета. Представители бизнеса —как возможность поучаствовать в инвестпроектах с привлечением заемных средств, где возвратность кредита фактически гарантирована региональными либо муниципальными бюджетами. И та, и другая сторона процесса заинтересована в скорейшем совершенствовании законодательства, позволяющего корректно реализовать столь непростую конструкцию финансирования. Именно от совершенствования федерального законодательства в конечном счете зависит, как скоро мы увидим начало реализации первых проектов ГЧП. Однако уже сейчас бизнес и власть Юга ведут активную проработку этих проектов исходя из текущих условий, и наше представительство активно содействует данному процессу.

Досье

Вадим Украинцев родился 24 сентября 1960 года в Ростове. В1991 году окончил РИНХ по специальности «планирование промышленности». Доктор экономических наук, профессор. С1995 года преподавал вопросы коммерции и логистики в РИНХе. В период с 1982-го по 2000 год работал в органах прокуратуры России, с 2000-го по 2008 год — в органах Минюста РФ, был первым заместителем руководителя ГУ Минюста по ЮФО. С июля 2011 года — директор представительства Внешэкономбанка в ЮФО.

Авторы: Никита Логвинов