Главный двигатель интеграции

Какую выгоду получат страны-партнеры от объединения в рамках ЕЭП?

29.08.2012
Яндекс.Дзен Instagram

Интегральный эффект от создания Единого экономического пространства для России, Беларуси и Казахстана с перспективой присоединения к ним Украины к 2030 году может составить $1,1 трлн. При этом Казахстан, президента которого Нурсултана Назарбаева его российский коллега Владимир Путин назвал «главным двигателем и мотором всех этих процессов», увеличит свой ВВП как минимум на 4%.

Единое и неделимое

С созданием на Московском саммите глав стран-участниц Таможенного союза ЕврАзЭС Единого экономического пространства не утихают споры, кому из его членов более выгодна интеграция и кто именно получит от нее самые высокие дивиденды. Профессор Белорусского государственного университета Анастасия Лузгина считает, что сегодня необходимость экономической интеграции порождается целым рядом актуальных экономических проблем, которые не могут быть решены странами в одиночку. Нарастающая глобализация и интернационализация производства, углубление международного разделения труда делают неэффективной традиционную политику поддержки свободной конкуренции отдельно взятой страной. Это подстегивает поиск новых форм международного взаимодействия, которые обеспечивали бы устойчивость развития отдельных стран в системе мировой экономики. Одной из таких форм является интеграция стран в различного рода межгосударственные союзы, в том числе и крупномасштабные региональные экономические комплексы с общей территорией, аппаратом управления, финансовой системой, экономикой, гражданством, внешней политикой. Вместе с тем региональная экономическая интеграция — это не только способ защиты от конкуренции мирового рынка, но и защита от экономической экспансии, поддерживаемой глобализацией. Это способ обеспечения устойчивости и самостоятельности развития каждой страны.

Члены ЕЭП еще в период существования Советского Союза являлись центром и локомотивом экономического развития всего СССР (Россия, Украина, Белоруссия и Казахстан обеспечивали 95% всего ВВП супердержавы). На их территориях, обладающих огромными сырьевыми ресурсами, получили развитие многие отрасли промышленности. Однако после развала огромного государства большинство хозяйственных связей было нарушено. В условиях интенсификации процессов глобализации и давления со стороны внешних рынков одной из приоритетных целей формирования ЕЭП является восстановление прежних и развитие новых форм производственного сотрудничества. По подсчетам директора Центра интеграционных исследований Евразийского банка развития (ЕАБР) Евгения Винокурова, долгосрочный экономический эффект от интеграции в рамках ЕЭП для Казахстана составит 4% внутреннего валового продукта, России — 2%, Белоруссии — 15%, Украины, в случае ее присоединения к данному проекту, — 6,5%.

То обстоятельство, что экономический эффект от евразийской экономической интеграции для России и Казахстана является меньшим, чем для Беларуси и Украины, по словам Винокурова, является «с экономической точки зрения абсолютно логичным». Для России это объясняется большим размером экономики этого государства относительно экономик других стран-партнеров, а для Казахстана — значительным объемом сырьевого экспорта. Евгений Винокуров пояснил, что экономический эффект достигается за счет снижения тарифных барьеров, а также за счет технологического сближения, единого техрегулирования, единых правил на рынке и других преимуществ, которые несет создание ЕЭП.

— Это приличные цифры, они не фантастические, но достаточно реалистичные. За них стоит побороться, но не стоит ожидать от ЕЭП решения всех проблем, это не панацея, а дополнительный эффект экономического развития, — подчеркнул глава исследовательского центра.

Большие выгоды для Беларуси обуславливаются тем, что через республику проходят наиболее короткие пути экспорта и импорта товаров в западном направлении. Во-вторых, Беларусь имеет достаточно развитый нефтеперерабатывающий комплекс и значительную пропускную способность нефте- и газопроводов. Наконец, Беларусь является государством, которое не втянуто ни в какие международные военные конфликты, а внутренняя ситуация в стране может быть охарактеризована как достаточно стабильная. Впрочем, пока ЕЭП только налаживается, и говорить о конкретной выгоде одних в сравнении с другими не приходится. Кроме того, по мнению руководителя Департамента торговой политики Евразийского экономического сообщества Владимира Чушкина, благосостояние каждой семьи в Казахстане, России и Беларуси после начала официального действия ЕЭП вырастет на 40%. Он добавил, что за 10 лет существования Европейского союза доходы его граждан выросли в среднем на 5 тыс. евро.

Связующие нити

В первую очередь в рамках ЕЭП предстоит унифицировать транспортное сообщение как важнейший фактор транзита возрастающего потока грузов из Китая в Евросоюз. Вице-президент Еврокомиссии Сиим Каллас уверен, что реальной альтернативой морскому сообщению (95% грузов между Европой и Азией сегодня перевозятся морем) и «основой для наращивания товарообмена» может стать Транссиб. По его мнению, подобный трансевразийский коридор вполне конкурентоспособен. Необходимо лишь решить пограничные и технические вопросы.

Уже в ближайшие годы тенденции глобализации приведут к увеличению на 50% грузооборота между Европой и Азией через территорию России по трансевразийскому транспортному коридору, создавая условия для глубокой экономической интеграции СНГ со странами Евросоюза и Азиатско-Тихоокеанского региона.

По подсчетам управляющего партнера Международной консалтинговой компании Ермолая Солженицына, сегодня по железным дорогам перевозится не более 1,5% грузов, но к 2030 году их доля возрастет уже до 10%. Особенно это касается контейнерных грузов, скорость доставки которых напрямую зависит от рентабельности бизнеса. По данным аналитиков Фонда «Центр стратегических разработок», в России объемы экспортно-импортных перевозок по железной дороге уже к 2015 году могут составить 580-590 млн тонн (с приростом к уровню 2010 года на 20%), в том числе по экспорту — 480-485 млн тонн (прирост на 25%), импорту — 105-110 млн тонн (до 10%).

Учитывая нынешние экономические реалии и статус Китая как своеобразной «мастерской мира», следует иметь в виду, что главные транспортные коридоры ближайших 20 лет будут пролегать именно в направлении Запад — Восток. Поэтому наиболее амбициозным проектом российского железнодорожного транспорта сегодня является прокладывание широкой колеи до Вены как важнейшей перевалочной базы грузов Евросоюза. Как пояснил «Вестнику» представитель компании-разработчика проекта Кристиан Керн, предполагается строительство новой железнодорожной ветки Кощице — Братислава — Вена, протяженность которой, в зависимости от выбора маршрута, составит от 390 до 430 км (сумма инвестиций — порядка 6 млрд евро).

В случае его реализации протяженность широкой колеи от берегов Тихого океана до Центральной Европы составит 10 тыс. км, что значительно ускорит время доставки грузов за счет его экономии на замену колесных пар на границе. Экономический эффект от этого пока еще до конца не просчитан, но разработчики ожидают увеличения деловой активности именно тех промышленных структур, которые заинтересованы в совершенствовании логистической составляющей своего бизнеса.

Именно транзитное сообщение должно стать одним из главных козырей Казахстана как страны, уже имеющей устойчивые маршруты перевалки грузов из Китая. — Уже в этом году наш грузооборот с Китаем удвоится, — сообщил президент АО Национальной компании «Казахстан Темир Жолы» Аскар Мамин, — вступает в строй новый пограничный переход, который позволит сократить время доставки товаров в Европу с 45 суток (морем) до 16 суток по железной дороге. По прогнозу г-на Мамина, к 2020 году с пуском новой железнодорожной линии Жетыген — Коргас и второго казахстанско-китайского перехода Коргас — Хоргос, соединяющегося с китайским участком «Лонхай» (Западный Китай — Восточные порты Китая) Трансазиатской железнодорожной магистрали (сумма инвестиций — $40 млрд), возрастет в два раза и составит $800 млрд. Сегодня через первый пограничный переход Достык — Алашанькоу в оба направления ежегодно следуют порядка 16 млн тонн грузов.

По данным президента КТЖ Аскара Мамина, после создания Таможенного союза грузооборот между Россией, Беларусью и Казахстаном вырос на 25%.

Но для этого необходимо добиться введения единых железнодорожных тарифов на перевозки в рамках ЕЭП. При этом партнеры стремятся склонить Россию снизить ставки транзитных перевозок до уровня внутренних. Нет сомнений, что в ближайшей перспективе данное решение будет согласовано прежде всего благодаря усилиям Казахстана, так как эта страна стремится получить право перевозить транзитные грузы по территории РФ на основе внутрироссийского железнодорожного тарифа, а не по международным ставкам. Такой уступки не удалось добиться в рамках ЕврАзЭС, и он добивается этого в рамках нового интеграционного образования.

Запах газа

Следующая область общих экономических интересов — интеграция топливно-энергетического комплекса стран-участниц ЕЭП. Если Украина и Беларусь заинтересованы в получении российского газа по минимально возможным стабильным ценам, то России нужны доступ к ведущим в Европу транзитным трубопроводам и низкие тарифы на транзит. Немаловажным для России является формирование общего рынка газа с Казахстаном. На газоперерабатывающем заводе в Оренбурге создается российско-казахстанское совместное предприятие, и с учетом потенциала этой совместной переработки обсуждается вопрос о составлении общего баланса производства и потребления газа. На конец 2012 года запланировано начало освоения одного из крупнейших в мире Кашаганского нефтегазового месторождения с оценочными запасами до 10,5 млрд т нефтяного эквивалента. И хотя в международный консорциум по разработке Северо-Каспийского проекта российские компании не входят, добытые углеводороды все равно вынуждены будут переваливаться к потребителям через систему трубопроводов «Транснефти» и КТК. Газ пойдет по магистральному газопроводу Средняя Азия — Центр (оператор газопровода — «Интергаз Центральная Азия» («дочка» АО «КазТрансГаз»). Положительные перемены грядут и в Западном Казахстане. Сейчас регион вынужден закупать российскую электроэнергию, которая значительно дороже местной. А с началом действия ЕЭП будет возможность получать ее с севера страны по российским сетям, что в итоге должно снизить тарифы. Кроме того, казахстанские энергетики получат возможность (опять же используя российскую энергосистему) продавать электроэнергию в Беларусь.

Промышленный потенциал

В рамках ЕЭП будут действовать единые правила предоставления субсидий промышленным предприятиям. Соответствующее соглашение не запрещает их предоставление в промышленность, а определяет четкие критерии. Стороны возьмут на себя обязательства не применять запрещенные промышленные субсидии. Кроме того, не исключено, что на севере Казахстана в самое ближайшее время начнется строительство завода по выпуску российских автомобилей. Это наиболее реально, особенно если учитывать, что уже через два года таможенные пошлины на импортные авто (соответственно, и цены) взлетят, а российский автопром активно ищет возможности расширения рынка. Немаловажно и то, что расположенные в России сборочные производства ведущих мировых автопроизводителей сосредоточены в центре. И автопрому надо думать о заводах, которые удовлетворяли бы нужды жителей Восточной и Западной Сибири, а заодно и Казахстана. Не менее интенсивно ведутся переговоры о взаимном сотрудничестве между Казахстаном и Беларусью. В январе 2004 года Астана и Минск подписали соглашение о международном автомобильном сообщении. Также рассматривается вопрос об организации сборочного производства тракторов МТЗ на базе ОАО «Казахстан-Трактор». Следующий период интенсификации белорусско-казахстанских отношений начался с мая 2005 года. В настоящее время рассматривается возможность переработки казахстанской нефти на белорусских нефтеперерабатывающих заводах. Кроме того, белорусский президент заявил о возможности акционирования некоторых предприятий в нефтехимической сфере с участием казахстанской стороны. С другой стороны, Беларусь, пока в небольших объемах, участвует в казахстанских государственных программах по строительству жилья и развитию агропромышленного сектора. Однако уже в скором будущем планируется создать на территории Казахстана сборочные производства белорусской техники и сети по ее сервисному обслуживанию. Немаловажную роль в развитии интеграционных отношений имеет создание преференций для ведения бизнеса белорусскими субъектами хозяйствования на территории Казахстана. Обсуждены перспективы сотрудничества в инвестиционной сфере и банковском секторе. Казахстан также заинтересован во вложении капиталов в белорусскую экономику.

В перспективе важным может оказаться расширение возможностей по усилению сотрудничества в сфере миграции квалифицированных работников. Особенно это актуально для Казахстана, где удельный вес населения моложе трудоспособного возраста в 2002 году составлял около 26,6%, что в среднем на 10% выше, чем в целом по ЕЭП. Казахстан сегодня ощущает дефицит квалифицированных кадров в ряде отраслей промышленности (например, в строительстве), который мог бы быть частично заполнен путем притока иностранной рабочей силы из других стран ЕЭП.

Сухой остаток

По расчетам аналитиков Центра стратегических разработок, в уже реализованном сценарии, когда Россия, Беларусь и Казахстан образовали с 2012 года ЕЭП и Таможенный союз, а Украина не присоединяется к ним, развитие интеграционных связей позволяет к концу прогнозного периода увеличить совокупный ВВП стран-участниц не менее чем на 2,5%. В гипотетическом сценарии полного вступления Украины в ЕЭП дополнительный прирост ВВП от расширения ЕЭП для России и Казахстана будет достаточно значимым. Динамика ВВП Беларуси в этом сценарии практически не изменится. Для самой Украины влияние на ВВП по сравнению с реализованным сценарием интеграции увеличивается примерно в 1,5 раза. Интегральный эффект от создания ЕЭП и последующего возможного присоединения к нему Украины, получаемый всеми четырьмя странами за период 2011-2030 годов, может оцениваться в $1,1 трлн (в ценах 2010 года). Суммарный положительный эффект при наиболее полной интеграции, получаемый украинской экономикой в период 2011-2030 годов, может составить $219 млрд (в ценах 2010 года). При этом к концу прогнозного периода суммарный ВВП четырех стран в случае интеграции в рамках ЕЭП будет примерно на 2,8% превышать суммарный ВВП в базовом сценарии.

А в ближайшей перспективе на повестку дня вполне может встать вопрос о введении единой валюты на едином пространстве.

— Мы пока до такого уровня интеграции, как у Евросоюза, не добрались, — заметил президент РФ Владимир Путин, — но мы говорим о возможности в будущем, после запуска Единого экономического пространства, перейти и к формированию Евразийского союза. Я думаю, что в какой-то степени в результате переговорного процесса и достижения компромисса мы, конечно, дойдем и до этого. Надеюсь, и до общей валюты, и до согласования макроэкономической политики.