Руслан Губайдуллин: «Отечественные продукты в секторе обращения с ТКО имеют серьезный экспортный потенциал»

Реформа системы обращения с ТКО идет всего около года, но первые ее результаты уже заметны. Впрочем, как и ожидаемые трудности  

19.03.2020
Региональным операторам по обращению с отходами пришлось в деталях ознакомиться с такой вещью, как кассовый разрыв, столкнувшись с низкой платежной дисциплиной. Однако, как рассказал «Вестнику» Руслан Губайдуллин, руководитель Ассоциации «Чистая страна», поводы для оптимизма тоже есть, и их немало.
Руслан Губайдуллин.jpg
Каковы главные достижения 2019 года в части реформирования системы обращения с ТКО?
Вопреки прогнозам скептиков, работа региональных операторов стартовала в абсолютном большинстве регионов страны, а объем «серого» бизнеса резко сократился. Уже почти год отработали в новом режиме. Услуга трансформировалась из жилищной в коммунальную, ответственность перешла от муниципалитетов к субъектам. Создан Российский экологический оператор, который должен способствовать развитию отрасли. РЭО уже провел аудит — по его итогам цифра в 70 млн тонн отходов ежегодно, которая была примерной, будет скорректирована. Кстати, в сторону небольшого уменьшения.

Региональные операторы — институт прозрачный и понятный, что само по себе большой плюс. Статус регоператора компания может получить только по итогам конкурса, который проводится в каждом субъекте. И именно она отвечает за всю цепочку движения мусора — от мусорного бака до его обработки или захоронения. Конечно, есть сложности, но в таком масштабном деле, как реформирование сферы обращения с ТКО, без них не обойтись. В целом можно констатировать: система функционирует, и регоператоры работают в соответствии с контрактами.

Их выполнение контролируется на всех этапах. Сейчас весь спецтранспорт оснащен устройствами спутникового позиционирования, отслеживается весь маршрут. Впрочем, в этом в первую очередь заинтересован сам регоператор. Если он не будет соблюдать логистику, вывезет отходы на объект, которого нет в терсхеме, контракт с ним будет расторгнут.
Куда-то в лес или другие несанкционированные места сейчас мусор вывозят в основном нелегальные перевозчики и предприятия, скрывающие часть своих реальных объемов ТКО и уклоняющиеся от заключения договора с регоператором.
Отрадно, что и губернаторский корпус активно включился в работу по реформе. В оценку эффективности работы руководителей регионов недавно включили такой показатель, как доля обработанных ТКО в общем объеме твердых коммунальных отходов. Ключевые аспекты деятельности регоператора определяются региональными властями, и если на местах к этой работе относятся халатно, проблемы неизбежны. Бизнес может работать, просто надо создать нормальные условия.
Конечно, работы еще много. Надо иметь в виду, что страна у нас неоднородная: 85 регионов и более 200 зон, которые отличаются плотностью населения, объемами мусорообразования, логистическими условиями. Есть регионы, где отходы до мусоросортировочных станций или полигонов нужно везти несколько километров, а где-то — сотни километров, да еще и по дорогам с плохим покрытием. На это, безусловно, требуется время.

Руслан Харисович, вы уже упоминали о сложностях реформы. Расскажите о них подробнее, а также о том, какая работа проводится для их решения.
Прежде всего — непростая экономическая ситуация. Мы столкнулись с серьезными кассовыми разрывами. Они возникают в том числе и в связи с проблемной работой по ФЗ-752, который регулирует предоставление данных по отходообразователям — как физических, так и юридических лиц. У регоператоров пока нет сформированных баз данных по потребителям. Если, например, энергетики с доступом к таким данным проблем не имеют, то регоператорам иногда не понятно, кому выставлять счет. В крупных городах все более или менее нормально, но в сельских районах, где ранее людям такая услуга вообще не оказывалась и они за нее не платили, ситуация хуже.
Да, по закону все обязаны заключить договор с регоператором. Но обязанность есть, а вот ответственности за незаключенный договор нет. И если энергетики могут просто отключить электричество неплательщику, то регоператор вывезти, например, только часть отходов из населенного пункта не может.
В среднем по стране собираемость платы за услугу составляет около 70%, и этого, мягко говоря, недостаточно. Есть, конечно, регионы-лидеры, где собирается более 95%, но есть и проблемные места. Такие вопросы решаются планомерной работой с властями.
Все мы, конечно, ждали, что заработает должным образом ГИС ЖКХ, чего пока, к сожалению, не случилось. И по сей день каждый поставщик коммунальных услуг должен самостоятельно формировать свои базы данных плательщиков, альтернативы нет. Работа по преодолению преград ведется. Основная задача сегодня — сделать так, чтобы в отрасли появилась экономика, чтобы в ней интересно было работать.
вывоз отходов.jpg
Президент РФ Владимир Путин в рамках послания к Федеральному Собранию 15 января указал на необходимость кардинального снижения объема отходов, поступающих на полигоны, и внедрения системы раздельного сбора мусора. Какая работа планируется для достижения этих поручений?
Раздельный сбор уже практикуется многими регоператорами. Но надо понимать: тот раздельный сбор, который мы видим за рубежом, финансируется вовсе не за счет тарифа. Платят за экологичность сами граждане: в цену товаров, которые они приобретают, уже включена стоимость утилизации. Деньги собираются в определенные фонды, которые финансируют раздельный сбор и переработку. Пока такого механизма финансирования у нас нет.
В самом по себе раздельном сборе никакого чисто экономического смысла нет. И операторы, и региональные власти — все понимают, что двигаться в данном направлении необходимо, но в текущей нормативно-правовой реальности это трудно. Нужны разные мусоровозы под разные типы вторсырья, разные баки, люди, которые будут заниматься данной работой, — такие затраты никогда не компенсируются тем, что можно получить из отходов на выходе.
Сейчас в России в качестве вторсырья собирается в основном то, что легко сортируется: бумага, стекло, пластик. Но даже если собирать и впоследствии перерабатывать только, к примеру, пластик (он может быть в составе электроники или загрязненным), стоимость работы с ним резко растет.

Какие черты зарубежных решений стоило бы, на ваш взгляд, воплотить в отечественных реалиях?
Да нет на самом деле в зарубежном опыте каких-то особенных секретов или ноу-хау. Отечественные производители и разработчики создают решения, которые пользуются спросом и за рубежом. Например, контейнеры российского производства поставляются в Швейцарию и Норвегию. Программы управления системой обращения с ТКО нижегородских разработчиков успешно работают в Дубае. Так что проблема не в технологиях — у нас они есть, и не хуже зарубежных. Проблема в социальном аспекте. Европеец платит за вывоз мусора 20 евро, в мы — 1,5 евро. Бензин там дороже раза в полтора, зарплаты выше. Но мусоровоз стоит ровно столько же. И бак стоит столько же. Но повысить платежи до европейской нормы мы тоже не можем — это несопоставимо с доходами россиян.

Что помогло бы стимулировать приток инвестиций в сектор?
За 2019 год в отрасль направлено 29 млрд рублей: 5 млрд — из региональных бюджетов и 24 млрд — это деньги региональных операторов. В ближайшем будущем, как мы ожидаем, ППК «Российский экологический оператор» определится с мерами поддержки для тех, кто инвестирует в отрасль, и согласует их с Минфином. Это должно положительно отразиться на развитии инфраструктуры в субъектах.
В принципе вся новая система региональных операторов выстраивалась именно для привлечения инвестиций. И если раньше они шли в основном на транспортирование отходов, то сейчас есть механизм возвратности вложений, компании в качестве инвестпроекта рассматривают сортировочные комплексы и полигоны.

Какие успешные примеры работы регоператоров в стране особенно заметны?
На самом деле сложно кого-то выделить. Конечно, нельзя не отметить успехи Московской области и самой Москвы. Хорошо работают Нижний Новгород, Липецк, Ростов-на-Дону, Тюмень и многие другие. На самом деле витрина реформы видна всем — выходишь из дома, видишь площадку с новыми контейнерами, мусор с которой регулярно вывозится. И не в лес, а на современные объекты.
Если брать в масштабах всей страны, то сделан серьезный шаг вперед. Строятся современные полигоны, мусоросортировочные и мусороперерабатывающие комплексы. По данным Минприроды РФ, к концу 2019 года доля отходов, направленных на переработку, выросла с 3% до 7%. В этом году планируется за счет развития инфраструктуры и внедрения раздельного сбора достигнуть показателя в 12%.
Сейчас регоператоры взяли на себя еще функцию экопросвещения. Открыл сортировочный комплекс, которых, кстати, в прошлом году было открыто более 40, — сделай из него еще и туристический объект. Проводятся экскурсии для всех желающих. Сюда охотно приезжают школьники, люди, небезразличные к экологии, гости региона, представители бизнес-сообщества. Надо, чтобы они видели, как мусор разделяется на фракции, как перерабатывается, что получается в результате. Открытость —
необходимый элемент работы.
Также нельзя не отметить, что в стране появилась целая отрасль промышленности, выпускающая оборудование для отрасли обращения с отходами. Российские предприятия сегодня строят передовые объекты, которые вызывают удивление у иностранцев и имеют хороший экспортный потенциал.
В начале мая в Мюнхене пройдет крупнейшая отраслевая выставка, на которой будут представлены в том числе и отечественные производители оборудования для обработки, сортировки и утилизации отходов. И у них есть отличный шанс наладить экспорт решений в Европу, в страны Азии, Африки.

Руслан Харисович, каковы основные планы на текущий год в плане собственно работы ассоциации?
Будем продолжать работать на благо предприятий нашего сектора. В прошлом году мы уже сделали немало: проводили интересные акции, выпускали образовательные книги, провели автопробег коммунальной техники. Планируем в будущем сентябре его повторить с маршрутом Москва — Екатеринбург. Съезд регоператоров пройдет в мае в Железноводске. Будем развивать взаимодействие с ППК «РЭО», также намечена большая работа в законодательном поле — мы ведь являемся экспертами в отрасли. И еще одна глобальная цель — сформировать правильный имидж отрасли и людей, которые ею занимаются. Этот труд достоин полного уважения, к нему нельзя относиться пренебрежительно. 
Авторы: Андрей Чумичев