Покоряя Крайний Север

О том, как развивается строительство за Полярным кругом в период третьей волны освоения Российской Арктики, рассказали специалисты отрасли в рамках онлайн-конференции «Особенности проектирования и строительства в условиях Крайнего Севера».

18.08.2020

Если посмотреть на карту нашей страны, то можно увидеть, что арктическая зона занимает более половины всей ее территории, хотя проживает здесь всего 2,5-3 млн человек. Но несмотря на это здесь производится порядка 15% ВВП страны, а также добывается более 50% полезных ископаемых. Территория Крайнего Севера после забвения 90-х годов по-прежнему развивается, и благодаря третьей волне освоения Арктики здесь планируется освоить новые месторождения, проложить транспортные пути, построить порты, военные городки и многое другое. Но сделать все это достаточно сложно в условиях вечной мерзлоты, низких температур, сильных ветров и метелей, полярной ночи, а также из-за отсутствия доставки строительных материалов или дороговизны.

О том, каковы особенности работы строительных компаний в условиях Крайнего Севера, с какими сложностями сталкиваются проектировщики, представители госэкспертизы и строители и как в непростых климатических условиях реализуются нацпроекты, рассказали специалисты отрасли в рамках онлайн-конференции на тему «Особенности проектирования и строительства в условиях Крайнего Севера». Мероприятие организовано отраслевым журналом «Вестник. Строительство. Архитектура. Инфраструктура», выпускаемым международным издательским домом «ЕвроМедиа».

Требование времени — тотальный мониторинг. Вера Кузакова, начальник ГАУ «Управление госэкспертизы РС (Я)», рассказала о специфике проектирования и экспертизы в условиях Крайнего Севера: «Мы строим все здания по принципу сохранения мерзлого грунта, на свайных фундаментах, проводим мероприятия по сохранению температурного режима в течение всего периода эксплуатации. Если раньше мы проектировали здания с глубиной заложения фундамента 8-10 метров, то сейчас изменения климата влияют на толщину мерзлого грунта, а это меняет и глубину заложения, увеличивает ее до 15-18 метров».
Вера Кузакова отметила, что сейчас чаще стали применяться охлаждающие установки, которые обеспечивают охлаждение грунтов, что повышает стоимость строительства здания. Также она рассказала о проблеме, которая существует на сегодняшний день: «Проблема в том, что нормативно-правовые акты, своды правил требуют прогнозов мерзлотно-грунтовых условий при разработке документации. В этом вопросе у нас слабое место, поскольку проектировщики к этому разделу относятся формально, прописывают теорию, а на самом деле надо моделировать ситуацию с учетом изменения условий и, исходя из этого, рассчитывать безопасность всего здания».

На сегодняшний день к разработке проектов привлекается множество проектных институтов из Москвы, Санкт-Петербурга, Екатеринбурга, которые не имеют практических наработок на вечно мерзлых грунтах. И здесь возникает проблема: проектировщики, желая перестраховаться, закладывают гораздо больше свай и других материалов, из чего следует значительное удорожание проекта.

О специфике работы в своем регионе рассказал Валерий Худяков, директор ГАУ Архангельской области «Управление государственной экспертизы»: «Несмотря на то, что Архангельская область практически вся — это Крайний Север, географически мы расположены южнее полярного круга и у нас, за исключением Новой земли и некоторых других островов, вечной мерзлоты как таковой нет. В таких районах проектирование делается по второму типу. Сам я, конечно, сталкивался в своей работе с проектированием по первому типу, например, в Ямало-Ненецком округе, где наглядно было видно проблему глобального потепления. У нас это видно по Нарьян-Мару». Валерий Худяков отметил, что ранее температура зимой не поднималась выше -20 градусов, а сейчас и летом поднимается до 20 градусов тепла, что свидетельствует о потеплении, которое может навредить зданиям, стоящим на слабых грунтах. Поэтому Худяков считает, что государству необходимо вести тотальный мониторинг зданий, которые спроектированы по первому типу и стоят на таких грунтах, не дожидаясь момента, когда они начнут сходить со свай.

Сергей Окунев, главный инженер НПО «Фундаментстройаркос», рассказал о компании, а также о внедрении технологий и их успешности: «Наша компания существует с 1991 года. И до сих пор мы работаем, потому что наши технические решения приносят экономический эффект. Но к сожалению, не всегда внедрение новых технологий связано с экономическим эффектом, потому что принимаются такие решения, которые идут вразрез с нашими потребностями, но это уже связано с другими причинами».
Основная деятельность компании «Фундаментстройаркос» — это проектирование, монтаж и изготовление охлаждающих устройств. Разрабатываются они для каждого объекта. Существуют объекты, которые проектировались стандартно, а также объекты, которые требуют комплексного подхода по проектированию, монтажу и изготовлению этих устройств. «Все это делать должна одна организация, чтобы она потом и несла ответственность за это здание, — считает Худяков. — Сейчас же происходит так, что одни проектируют, другие изготавливают, а третьи монтируют. Крайнего найти в этом случае невозможно».

Цена вопроса. На вопрос о ценообразовании и доходах госэкспертизы Вера Кузакова ответила, что цена услуг регламентируется правительством РФ. Туда закладываются затраты на проектные работы, северные климатические условия же в них не включены. Также она отметила, что коэффициент процентного соотношения, используемого при расчете размера платы за проведение госэкспертизы, равен 1.7. Компания получает такой же доход, как и Крым, Краснодарский край, Москва и так далее. «Не все органы госэкспертизы могут работать на самоокупаемости. В этом году два автономных учреждения госэкспертизы получают дотации из бюджета. Чтобы выйти из этой проблемы, необходимо применять какой-то коэффициент, который будет браться от заказчика, но в основном наши заказчики — это государственные учреждения, и таким образом затраты на наши услуги в любом случае ложатся на бюджет».
В разговор о проблемах госэкспертизы снова включился Валерий Худяков: «Очень трудно 7 организациям противодействовать 80, которым это неинтересно. Экспертиза выполняет федеральный заказ. Однако функции проведения госэкспертизы переданы субъектам без предоставления субсидий. В итоге мы работаем за счет средств оплаты за проведение экспертизы».