Артем Дубоделов: нужно наблюдать за тем, что делают лучшие и чему можно у них научиться, но при этом обязательно самим смотреть вперед, а не просто копировать — принципиально важно иметь стратегию

В условиях импортозамещения задача разработки отечественного программного обеспечения остается одной из первостепенных.

27.07.2022
Для стройки, которая в перспективе полностью перейдет на рельсы цифровизации, эта задача актуальна вдвойне. Вопрос развития данной сферы мы обсудили с Артемом Дубоделовым, генеральным директором ГК «АКСЕЛЕРЕЙШН», имеющей многолетний опыт внедрения лучших решений для управления инвестиционно-строительным циклом и являющейся разработчиком цифровой платформы «АКСЕЛЕРЕЙШН», экосистемы инновационных технологий и методик для цифрового контроля инвестиционно-строительных проектов.


Артем Викторович, в этом году некоторые иностранные компании, сфера деятельности которых связана с цифровизацией строительного комплекса, ушли с российского рынка. Как вы считаете, как скоро сможет отечественный стройкомплекс восполнить возникший дефицит?

Давайте начнем с общих цифр, а дальше я отвечу на ваш вопрос. Мировой рынок строительства составляет 10 трлн долларов. Объем капитальных вложений в рынок строительства России по разным оценкам — от 170 до 220 млрд долларов, в рынок СНГ — около 100 млрд долларов в год. Если посмотреть, сколько в среднем мировые и отечественные строительные компании тратят на IT, в том числе на железо и программное обеспечение, то это около 1,5%, из них на софт — 6,1%. Мы 15 лет работаем на рынке России, в том числе у нас имеется опыт работы в шести странах и практически во всех регионах Российской Федерации. Мы обладаем информацией с рынка и от клиентов о том, сколько горнодобывающие, металлообрабатывающие компании и госкорпорации тратили на поддержку иностранного ПО. Если сопоставить все цифры по затратам на программное обеспечение, то рынок цифры для строительства в РФ потенциально составляет более 25 млрд рублей в год. Теперь давайте посмотрим другую метрику: как вообще российские мозги и технологии участвовали в развитии того же САПРа. Например, советский математик Леонид Райц после окончания Ленинградского университета эмигрировал в Штаты и занялся разработкой программы для 3D-проектирования, которая сегодня известна всем как Revit. Соответственно, с точки зрения технологии и мозгов все в порядке — русский человек может изобретать. Если рассматривать объем доступного рынка, а именно РФ, страны СНГ, дружественные страны, с которыми сейчас идет сотрудничество, то мы приходим к выводу, что это огромный рынок, сравнимый с рынком, на котором работают мировые лидеры. В этом плане все хорошо, есть где развернуться, есть точка старта — РФ. Но важно сразу смотреть на международные рынки, так как с точки зрения принципа идеальности ТРИЗ такие компании, как Autodesk или Bentley, работают по этому принципу. Приведу пример. Кто такой идеальный генпроектировщик с точки зрения ТРИЗ? Это генпроектировщик, которого не существует? Функция проектирования выполняется, а непосредственно затраты минимизированы и близки к 0. Что делает сейчас Autodesk? Он накапливает базы данных объектов, и через несколько лет будет достаточно задать параметры офиса или здания, температурные характеристики, и компания выдаст мне модель, не проектируя. Будет привязка к климатическим зонам и к материалам той или иной страны. Соответственно, нужно двигаться в этом направлении. С точки зрения принципа идеальности, безусловно, нужно наблюдать за тем, что делают лучшие и чему можно у них научиться, но при этом обязательно самим смотреть вперед, а не просто копировать — принципиально важно иметь стратегию. Насколько я знаю рынок, не все компании имеют подобные стратегии и не все российские девелоперы смотрят в будущее.

 

Выступая на вручении премии Move Realty Awards, вы рассказали, что ваша компания активно использует в своей работе ТРИЗ. Как с их помощью удается решать задачи по импортозамещению?

Давайте я подробнее расскажу про ТРИЗ. ТРИЗ родился из области изобретательства. В 1947 году наш соотечественник изобретатель Генрих Альтшуллер изучил десятки тысяч патентов СССР и описал методы создания изобретений, которые подхватила вся страна. Но, к сожалению, в 1990-е годы многие наши умы были вынуждены уехать на Запад, попутно решая задачи в металлургии и электронике. И сейчас такие компании, как Samsung, HP, Intel, Boeing и General Electric, имеют целые дирекции ТРИЗ. ТРИЗ позволяет решать самые сложные задачи, ближайшие его аналоги — это японские методы управления, такие как бережливое производство, сигсигма, lean construction. Существует семь основных принципов ТРИЗ, один из которых — принцип идеальности. О нем я говорил ранее. Как мы применяем его в стройке? Формируем идеальный образ. Например, каждый инженер-планировщик делает правильный детальный график. Характеристиками такого образа послужит то, что каждый график одинаковой детализации, все планировщики обладают необходимой компетенцией, нужные сроки разработки графика всегда соблюдаются и т.д. Так вот для каждой характеристики существуют ограничения. Например, для характеристики «каждый график одинаковой детализации» ограничением может послужить то, что регламент не описывает все тонкости детализации, или не все виды работ есть в архиве компании, или что-то другое. Отвечая на вопрос, как ТРИЗ решает задачи по импортозамещению, важно понимать, что методология ТРИЗ работает абсолютно в любых условиях, а вопрос импортозамещения — это всего лишь условие, которое накладывает различные ограничения. Если мы их детализируем, то поймем, как они влияют на конкретные процессы, людей, сроки, и сможем быстро находить решения.

Ваша компания в рамках программы импортозамещения проводит разработки и внедрение систем по управлению строительством и инвестиционной деятельностью. Расскажите, какие результаты уже достигнуты на этом пути.

Мы прекрасно знаем международных лидеров, знаем их функционал. Соответственно, мы, безусловно, используем лучшие международные практики, и это нужно учитывать. Необходимо понимать, насколько сильно лидеры отрасли ушли вперед в определенных областях. Это нужно использовать, и мы это делаем, в том числе работаем с зарубежными партнерами. Там, где мы понимаем, что можем быть конкурентоспособны на мировом уровне или можем делать аналогичные продукты конкретно для российского рынка, мы их создаем, и, безусловно, наши продукты позволяют экономить бюджеты. Мы делаем ресурсное планирование для типовых проектов, разрабатываем и используем передовые технологии, в том числе ведем работу с обработкой массивов данных, используя нейросети, графы для того, чтобы делать автоматизированное планирование. Такая работа дает результаты как в промышленных, так и в гражданских проектах. Приведу примеры. В 2020 году была поставлена задача построить в течение двух месяцев 19 ковидных госпиталей, общая площадь которых составляла 57 тыс. кв. метров. Нашу компанию выбрали в качестве УК и технического заказчика. Давайте посмотрим на сроки, в которые нам удалось справиться с этой задачей. Итак, за неделю была внедрена платформа, а в течение двух недель — развернуты графики поставок, производственные графики и налажена недельно-суточная отчетность. В том числе на самых крупных стройках мы использовали нейросетевую аналитику и дважды в день проводили контроль трудовых ресурсов. На пике мы контролировали до 1054 рабочих на площадке. Как результат — за три месяца было спроектировано и построено 57 тыс. кв. метров госпиталей, строительство которых в спокойное время занимает восемь месяцев. Здесь колоссальное значение сыграл человеческий фактор и работа всей команды заказчика. Однако кризисные времена показывают истинную практичность.



Расскажите подробнее о разработанной вами платформе «АКСЕЛЕРЕЙШН». В чем ее уникальность? Какие возможности открываются на сегодняшний день перед ее пользователями?

Наша платформа покрывает весь инвестиционный строительный цикл: мы работаем с проектированием, BIM, календарно-сетевыми графиками, нейросетевой аналитикой и отчетностью, получаемой со строительной площадки. Мы сами являемся инжиниринговой компанией, сами строим, сами проектируем, работаем как технический заказчик и делаем это на протяжении уже 15 лет. Соответственно, все это время мы занимались разработкой программного обеспечения, сделав его абсолютно прикладным и понятным для коллег, проектировщиков и строителей. Вот в этом и состоит уникальность нашей системы. Второе — мы используем ТРИЗ. Всегда преследуем принципы идеальности, смотрим вперед и уже сейчас имеем определенные продукты, которые абсолютно уникальны. Их аналогов в настоящий момент нет на территории России.

Ваша компания в этом году стала лучшей в номинации «Инновация года» по результатам оценки премии Move Realty Awards за разработку платформы «АКСЕЛЕРЕЙШН». Насколько ожидаемым такое признание стало для вас?

Безусловно, для нас это большая награда за проделанную работу. Номинация «Инновация года» для нас результат постоянной практики и экспертизы. За последние 7 лет наша платформа была использована на десятках крупных площадных и тысячах типовых, линейных проектах, в областях металлургии, ЖКХ, транспортной инфраструктуры и гражданского строительства. Например, для строительства жилой недвижимости был произведен цифровой контроль более 5 млн кв. метров.

В 2020 году ваша компания открыла лабораторию в МФТИ. Насколько успешно происходит ваше взаимодействие с вузом и как оно строится?

Совершенно успешно, однако стоит вопрос колоссальных ресурсов и инвестиций. Безусловно, все, что мы зарабатываем, мы стараемся вкладывать в развитие, но с точки зрения масштабов рынка мы имеем определенные ограничения в количестве сотрудников и объемах разработки. Если посмотреть на количество сильных специалистов, занимающихся разработкой САПР, то сегодня мы можем говорить о 100–300 людях. Для сравнения: компании, которые занимаются подобными разработками САПР-систем, в Китае привлекают к этой работе более 1000 человек, в Autodesk это тысячи человек. Посчитаем штат разработчиков в 1000 человек: с учетом заработной платы, налогов и минимальных накладных мы выходим на 6–8 тыс. долларов на человека. Необходимый объем финансовых средств составляет 72–96 млн долларов. Безусловно, мы понимаем, куда нужно идти, у нас есть технологическая стратегия, но нам элементарно не хватает кадров, их нужно обучать и вкладывать в это больше средств, именно поэтому мы уделяем такое внимание взаимодействию с учебными заведениями.


Текст: Юлия Серебрякова
Фото: пресс-служба ГК «АКСЕЛЕРЕЙШН», Adobe Stock

Это проект Отраслевого журнала «Вестник» «Строим из своего»: об импортозамещении в строительстве достоверно и экспертно. Проект создан при поддержке Минстроя России.