Революция мастерка

Толчок для развития строительной отрасли давали изобретения привычных для нас вещей  

12.09.2019
Яндекс.Дзен Instagram
Нас окружают предметы, которые давно вошли в повседневный обиход профессионалов строительной отрасли. Но в свое время их открытия произвели настоящую отраслевую революцию и дали мощный импульс для большого скачка как в зодчестве, так и в жилищном строительстве тогдашней цивилизации. Со временем технологии и компетенции трансформировались, но некоторые «революционные» изобретения так и остались в привычном виде. Что не делает и сегодня их бесполезными.
   
Лестница в небо
Выйдя из пещер и обретя огонь, человек озаботился созданием для себя и своей семьи надежного, ограждающего от внешних опасностей жилья. Пока концентрация жителей в поселениях была небольшая, а выживаемость новорожденных низкая, людям хватало либо жилья из тростника, бамбука, срубленных стволов деревьев, либо глиняных мазанок или сложенных из подогнанных друг под друга камней хибар. Все это без фундамента, на голой земле.
Нестабильные грунты и усложнение строительных конструкций потребовали создания прочных фундаментов, на которых можно было бы возводить уже более тяжелые и высотные постройки. Те же религиозные сооружения.
Это привело к настоящей революции в градостроительстве и к созданию особой техники каменной кладки с опорой на жесткий фундамент при отсутствии естественных скальных опор.
Если не принимать во внимание культовые сооружения, то первыми о «высотном строительстве» задумались римляне. Этому способствовало изобретение ими бетона из вяжущего пуццолана (смеси вулканического пепла, туфа, пемзы), промытого песка и щебня. Все эти компоненты специальные рабы долго толкли ступами, добавляли воду и взбивали до получения максимально однородной массы. Затем заливали в опалубку и уплотняли трамбовкой. После затвердевания бетона опалубку снимали. Соотношение в смеси «песок — связующее» зависело от ее назначения (массив, стяжка, кладка, штукатурка) и колебалось от 3:1 до 2:1.
Прочность римского бетона была такова, что и спустя 2 тысячи лет в центре Вечного города радует око гениальное сооружение с самым крупным в мире неармированным куполом — Пантеон.
Наличие столь эффективного конструкционного материала побудило римских строителей начать высотную застройку столицы империи, земля которой в прямом смысле была на вес золота. Скученность плохо выстроенных деревянных домов кварталов Субуры уже привела к тому самому памятному пожару Рима июля 64 года нашей эры, чуть не уничтожившему город. В его организации потом якобы обвинили христиан.
Сгоревшую часть Рима расчистили и на этих местах начали строить немыслимые ранее многоэтажные инсулы.
история.jpg
Это был очередной прорыв в градостроительстве, ибо он определил вектор развития городской жизни на ближайшие две тысячи лет. Классическая инсула представляла собой многоквартирный жилой дом (не выше семи этажей) для сдачи в аренду малоимущим римским квиритам-гражданам.
На первом этаже либо располагались торговые учреждения, либо жилье владельца доходного дома. Это было обусловлено наличием только на первом этаже водопровода и канализации (из-за отсутствия в частных домах насосов).
Беднота взбиралась выше, на верхних этажах располагались самые дешевые каморки, где сложно было выпрямиться в полный рост. Их жители ходили в платные общественные туалеты и носили воду из общественных фонтанов. С мусором было сложнее. Поэт-сатирик Ювенал упоминал случаи, когда из инсул могли не только выплеснуть помои, но и скинуть разбитый горшок на голову.
Стекол в окнах инсулах, как правило, не было. Стекло стоило крайне дорого и использовалось в основном в банных помещениях. В квартирах в лучшем случае устанавливали слюду, которая плохо пропускала свет. В ненастье или холодную погоду просто закрывали ставни.
Типовая квартира в инсуле, как правило, имела две комнаты (cella) — 10-20 кв. м. Площадь дорогих квартир на первом этаже могла достигать 200 кв. м.
Единственным средством обогрева в инсулах зачастую были жаровни, которые давали много дыма и копоти, а также создавали серьезную опасность пожара.
В периоды наибольшего расцвета империи, когда власть могла себе позволить ежедневные «хлеб и зрелища», плебс освобождался от платы за аренду. Так, эдикт Гая Юлия Цезаря освобождал от оплаты тех, кому жилье в Риме обходилось до 2 тыс. сестерциев в год, а в окрестностях — до 500 тыс.
В период наивысшего расцвета в Вечном городе насчитывалось 1,7 тыс. особняков (domus) и 46 тыс. многоквартирных инсул.
Появление многоквартирных домов в античности во многом решило проблему перенаселения главного мегаполиса древности, сделав его жизнь вполне приемлемой для больших масс населения. Следующий опыт многоэтажного строительства появится в мире лишь в начале ХХ века за океаном.

Вольные каменщики
Сложно найти столь обыденную специальность, приобретшую в мистических кругах такую неоднозначную реакцию. Казалось бы, строительство, одно из древнейших в истории цивилизаций и самых мирных ремесел, в один прекрасный момент наполнилось субрелигиозным, эзотерическим смыслом. Его сделали своей «визитной карточкой» европейские масоны, или франкмасоны (от французского franc-maçon — «вольный каменщик»), стремившиеся усовершенствовать мир на свой лад.
И основными символами «вольных каменщиков», или строителей храма Великого Архитектора Вселенной, были древнейшие строительные инструменты — циркуль и наугольник.
Считалось, что ставший на путь самосовершенствования по масонскому образцу должен «выверить свои действия наугольником добродетели» и учиться циркулем «ограничивать свои желания и сдерживать свои страсти внутри должных границ по отношению ко всему человечеству».
Впрочем, и у христиан угольник и линейка считались атрибутами апостола Фомы — покровителя строителей.
история.jpg
Согласно легенде, циркуль изобрел в крито-микенскую эпоху еще зодчий Талос — племянник мифологического Дедала, соединивший два одинаковых по длине стержня. Самый старый найденный археологами во Франции железный циркуль имеет от роду свыше 2 тысячи лет. Множество этих предметов было найдено при раскопках Помпеи, стальной циркуль-резец обнаружила археологическая экспедиция профессора Артемия Арциховского в культурном слое древнего Новгорода.
Угольник, или наугольник, — неотъемлемый инструмент каждого каменщика, начиная с античности, позволяющий выверять углы в 30, 45, 60 и 90 градусов. В художественных олицетворениях семи свободных искусств (грамматика, риторика, диалектика, арифметика, геометрия, астрономия, музыка) угольник использовался для передачи образа геометрии или арифметики. По линейке, наугольнику и циркулю коллеги по цеху издалека могли узнавать друг друга, как это делали впоследствии братья-масоны.
Другими узнаваемыми профессиональными атрибутами и тех, и других были фартук и мастерок. Символический символ мастерка у масонов означал приспособление «для распространения связующего цемента братской любви ради завершения строительства великого здания франкмасонства шапочным камнем».
Фартук в строительстве использовался не всегда, зато без мастерка обойтись было невозможно. В Европе мастерок носил немецкое название «кельма». С помощью этой лопатки укладывался бетонный раствор, шлифовались стены, расшивались швы, проводились отделочные и затирочные работы. Лопатка-кельма делалась треугольной, прямоугольной, угловой, в виде усеченного конуса.

«Гвозди бы делать из этих людей»
Скреплять «братскую любовь» вольных и невольных каменщиков предстояло важнейшей детали, без которой уж точно не обходится никакое созидание. Это камни можно достаточно хорошо вытесать или просто подобрать, чтобы их груда представляла собой хоть что-то бесформенно-содержательное. Деревянные же конструкции крайне сложно было надежно скрепить только за счет пазовых соединений. В сейсмически активной местности такие срубы могли не выдержать. Требовались иные конструкционные материалы.
Они появились с развитием неолитической металлургии, появлением бронзы, а затем и железа.
Первые известные первобытной истории крепежные элементы представляли собой растительные колючки, деревянные заостренные палочки, рыбьи ребра и мелкие косточки животных и птиц. Деревянные гвозди-ухнали дожили до современности, их использовали в судостроении, зодчестве, сапожном ремесле, коневодстве. До сих пор при тачании элитной обуви деревянные гвозди считаются более качественной деталью, чем быстро окисляемые металлы, а изнашиваются наравне с подошвой.
Бронзовые четырехгранные гвозди впервые начали использовать в древнем Двуречье, Египте, античных государствах. Их либо отливали, либо ковали. Специалисты-металлурги считают, что наибольшую сложность представляли гвозди для подковки лошадей, так как во-первых, они должны быть маленькими, а во-вторых, загибаться и не доходить до тела животного. Далеко не каждый кузнец-гвоздарь мог сделать такие гвозди, а тем более подковать ими лошадь. Гвозди настолько ценили, что в I веке до н. э. на территории современной Шотландии стоял древний римский замок, который был брошен во время осады. Для того чтобы захватчикам ничего ценного не досталось, прежде чем убежать, были зарыты все ценности на глубине более 3 метров. Во время раскопок клад был отрыт и поразил всех своим размахом — там было 7 тонн превосходных гвоздей, которые не тронуло время, ни одного пятна ржавчины не коснулось их.

В последующем из гвоздей появились крепежные скобы, которыми соединялись стеновые конструкции (часть из сохраненных можно увидеть в руинах римского Колизея).
В Древней Руси среди кузнецов была отдельная специализация — гвоздари. Это особые мастера, умевшие выковывать мелкие детали, пока не остыл металлический прут. Они были особенно востребованы не только в зодчестве и коневодстве, но и в оружейном деле. Что требовало особой сноровки в ремесле.
Со временем гвоздильное ремесло претерпело лишь технологические изменения. На смену ковке пришли гвоздильные станки, ускорившие процесс производства изделий из металлической проволоки, но не изменившие их внешнего вида. Изменению лишь подвергся сам материал, в сплав которого были добавлены для прочности и долговечности и другие металлы.

Точно так же сегодня мало изменились участвующие в строительстве старинные плотницкие (топор, рубанок, стамеска, пила, молоток, долото и пр.) и слесарные (напильник, зубило, кронциркуль и пр.) инструменты. Даже техника производства и обжига кирпича по большей части осталась прежней.
Зато коренным образом изменились кровельные, вяжущие, отделочные и конструкционные материалы, изменилось техническое оснащение строительного процесса, научная организация труда. Однако полностью автоматизировать строительный процесс человечеству невозможно. Поэтому и в обозримом будущем на стройплощадке роль не робота, а человека с мастерком и наугольником будет решающей. 
Авторы: Сергей Кисин