На смену ПТУ придут колледжи и ресурсные центры

Строительное сообщество негативно оценивает перемены в системе профподготовки и пытается улучшить качество подготовки рабочих кадров своими силами

07.07.2013
Яндекс.Дзен Instagram
1 сентября этого года вступает в силу новый закон «Об образовании», упраздняющий систему начального профобразования (НПО). Часть профучилищ и лицеев будут закрыты, но большинство присоединятся к учреждениям среднего профобразования (СПО) либо самостоятельно приобретут статус СПО. Однако изменение статуса пока не обольщает работодателей строительной сферы. Низкий уровень практической подготовки они стремятся ликвидировать самостоятельно — за счет создания ресурсных центров или центров переподготовки и повышения квалификации на базе собственных предприятий.

Почему сократили училища?

В советское время система профподготовки никогда не была тупиковой ветвью образования. Что же изменилось в последние десятилетия? По данным исследования Высшей школы экономики, многие учебные заведения потеряли связь с производством, а образование — такую составляющую, как обучение на рабочем месте. Предприятия отказались от развития системы профподготовки, предпочитая в значительных количествах набирать рабочую силу и затем ее «фильтровать». В то же время изменился спрос молодежи на различные специальности. По данным Росстата, с 1990-го по 2008 г. общее число учебных заведений НПО сократилось с 4328 до 2860, а количество выпускаемых ими квалифицированных рабочих — с 1,3 до 0,6 млн человек. В то же время число учебных заведений СПО выросло на 7% (с 2603 до 2784), а выпуск специалистов — на 5% (с 0,64 до 0,67 млн человек). Эксперты ВШЭ связывают это с уменьшением занятости в различных отраслях индустрии: выпуск квалифицированных рабочих для отраслей промышленности и строительства составил в 2008 г. 40%, в то же время доля промышленно-строительной занятости в настоящее время не превышает одной трети. В сегодняшней системе НПО руководители строительных компаний находят больше минусов, чем плюсов. Среди них — резкое сокращение перечня строительных специальностей, конъюнктурное обучение непрофильным специальностям в учебных заведениях строительной отрасли, а также низкий уровень как теоретической, так и практической подготовки учащихся. Как показывают данные кадровых агентств, дефицит рабочих (в среднем на одну вакансию приходится одно резюме) обусловлен утерей престижности рабочих профессий в обществе.

Задачи реформы образования
— Вероятно, при разработке изменений в закон, касающихся подготовки рабочих кадров, законодатели исходили из двух основных мотивов, — рассуждает Игорь Пряхин, директор профлицея № з г. Ростова-на-Дону, в котором обучают четырем техническим профессиям из шести. — Первый — это повышение престижности рабочих профессий за счет повышения статусности учебного заведения НПО, так как на протяжении последних лет существует большая проблема с набором в профучилища. Например, наш лицей может одновременно обучать до 1,5 тыс. человек, а обучаем 400-500. Вторая задача реформы — подтянуть уровень НПО к уровню СПО. Здесь подразумеваются и повышенная квалификация преподавателей, и более сильное материально-техническое оснащение. Сейчас вопрос состоит в том, как государство будет контролировать процесс реформирования, будет ли работать областной закон о региональном заказе кадров. По данным сайта областного министерства общего и профессионального образования, в Ростовской области насчитывается 64 профессиональных училищ и лицеев. В Краснодарском крае меньше — 42 учреждения НПО. Но упразднения начального профобразования как такового не произойдет: статус учреждений НПО повысится до уровня СПО. По словам Игоря Пряхина, некоторые профучилища и профлицеи уже получили статус СПО, так как этот планомерный процесс давно ведется в Ростовской области. При этом бывшие проф-училища и лицеи теперь реализуют программы как начального (рабочие профессии), так и среднего (специалисты) профобразования. А эффективность реформы начального профобразования будет зависеть от того, насколько будет тесным сотрудничество с работодателями и как этот процесс будут контролировать службы занятости, минобразования, минпром, которые должны активно участвовать в этом процессе, потому что именно они следят за развитием экономики.
— Реализация образовательных программ никак не изменится в связи с переменой статуса учреждения НПО, — разъясняет изменения в законе г-н Пряхин. — Свои программы лицей будет продолжать реализовывать, но уже в статусе среднего профобразования. При этом добавятся дополнительные программы среднего профобразования. Условно говоря, если мы готовили сварщиков, станочников, токарей, слесарей, то, перейдя в систему СПО, сохраним все эти профессии и введем как минимум одну программу СПО, например специальность «технология машиностроения». Для достижения синергетического эффекта важно научиться реализовывать заочные и дистанционные программы, которые позволят рабочим развиваться без отрыва от производства. Такой подход поможет в карьерном росте, подтянет образование до требований работодателя и поможет предприятиям в развитии кадрового потенциала.

Кто будет финансировать подготовку кадров?
Донские и кубанские строители в целом негативно оценивают грядущие перемены в образовательной сфере и пытаются самостоятельно решить проблему дефицита кадров, зачастую опираясь на законодательные возможности. Сегодня активно идет процесс создания ресурсных центров на базе профтехучилищ. Создание таких центров оправдано, по мнению гендиректора Союза строителей (работодателей) Кубани Александра Денисова, так как по сути это попытка возобновить деятельность профтехучилищ, только называться они будут ресурсными центрами.
— Конечно, не надо было разваливать систему профобразования, которая была отлажена и обладала материальной и производственной базой, — комментирует он. — Просто нужно было приучить работодателей инвестировать в образование, то есть оплачивать профучилищам свои заявки на рабочие кадры. Такая практика уже давно применяется во всем мире. В Германии, например, компании перечисляют в общий фонд ресурсных центров 1,7% на подготовку рабочих кадров и заказывают необходимое количество сотрудников определенной квалификации. Мы предлагали отчислять 1-1,5% от прибыли, но наше предложение Госдума не поддержала, аргументируя, что дополнительная налоговая нагрузка вызовет недовольство работодателей. Недовольства нет, но и рабочих кадров нет. По мнению Александра Денисова, создание системы ресурсных центров с господдержкой — это полдела. Поскольку господдержка составит только 15-20%, то эффективность функционирования ресурсных центров опять упирается в вопрос финансирования. Заставить работодателей платить остальные 80% будет сложно. Если не будет финансовых ресурсов для создания материальной и производственной базы ресурсных центров, реформа, которая задумана сверху, не произойдет, считают в Союзе строителей (работодателей) Кубани.
Гендиректор ЗАО «Краснодарпроектстрой» Батырбий Тутаришев подчеркнул, что он как член совета Национального объединения строителей и координатор по Южному федеральному округу совместно со своими коллегами сделал все возможное для того, чтобы начать финансирование базовых ресурсных центров по подготовке квалифицированных рабочих. — Сегодня ресурсные центры в ЮФО образованы на базе образовательных учреждений в Астрахани, Волгограде и Краснодаре, — рассказывает он. — В соответствии с программой, которую мы продвинули в Национальном объединении строителей, на эти образовательные учреждения будут выделяться денежные средства для подготовки рабочих кадров. Учебные программы будут согласовываться с руководителями предприятий и саморегулируемых организаций для того, чтобы готовить специалистов, которые действительно нужны на строительной площадке и обладают знаниями современных технологий, материалов и конструкций. По мнению г-на Тутаришева, только совместными усилиями власти, частного бизнеса, образовательных учреждений и СРО можно обеспечить подготовку высококвалифицированных специалистов для экономики ЮФО. В дорожно-строительной отрасли Краснодарского края кадровая проблема как никогда актуальна. Востребованы специалисты различного уровня — механизаторы-грейдеристы, бульдозеристы, экскаваторщики, машинисты-асфальтоукладчики, машинисты мотокатка и простые дорожные рабочие. Профтехучилища Краснодарского края таким профессиям практически не обучают. В государственных образовательных учреждениях упор делается все-таки на некоего универсального специалиста. По словам гендиректора Союза дорожников Кубани Анатолия Лебедя, в Краснодаре есть два учебных пункта, которые занимаются подготовкой рабочих для дорожной отрасли, но потребности края они не покрывают. В самих же дорожно-строительных компаниях систему наставничества наладить не удается из-за элементарной нехватки времени в связи с большими объемами работ.
— Сейчас осуществляется попытка создать учебный пункт подготовки кадров для дорожно-строительной отрасли Краснодарского края, — комментирует г-н Лебедь. — В Зак-собрании и краевой администрации поднят вопрос о возможности частичного финансирования государством учебного пункта из бюджета края. При этом сами подрядчики готовы отчислять часть своей прибыли на создание учебных классов, полигонов и поставку техники. Но вопрос этот решается медленно. Выход из ситуации — направить своих рабочих на повышение квалификации в другие российские образовательные учреждения. Например, организации союза «Дорожники Кубани» пытаются наладить сотрудничество с учебными центрами Санкт-Петербурга и Белгородской области.
Отсутствие производственной базы в учреждениях НПО и СПО, где учащиеся могли бы проходить практику, строители называют одной из главных проблем нынешней системы профобразования.

Интеграция с практикой
— Сегодня все говорят о необходимости практикоориентированного обучения, однако работодателям обеспечивать ссузы расходными материалами и оборудованием невыгодно, — разъясняет Игорь Пряхин. — Проще переманить пенсионера или открыть собственную базу для переобучения. Например, сейчас востребованы специалисты для станков ЧПУ. Универсальное станочное оборудование, которое было установлено в ПУ в советское время, не подходит для подготовки рабочих для ЧПУ. Значит, для одной группы обучающихся необходимо 13 станков ЧПУ (каждый стоимостью 5 млн рублей).
Впрочем, на Юге России есть прецеденты создания собственных учебных центров на базе строительных предприятий в Ростовской области и Краснодарском крае. Например, в ЗАО «Комбинат крупнопанельного домостроения» (входит в ЗАО «Патриот») успешно функционирует система дополнительной подготовки и переподготовки рабочих кадров вплоть до стажировок за границу. «У нас специфическое производство, единственное в Ростове с современным, очень сложным оборудованием, знание которого необходимо каждому специалисту, — поясняет гендиректор ЗАО «Патриот» Игорь Далаксакуашвили. — Дополнительную подготовку проходят все рабочие ККПД, хотя более половины из них имеют высшее и среднее образование». Кроме того, еще в 2007 г. ЗАО «Патриот» заключило меморандум о сотрудничестве с Ростовским-на-Дону строительным колледжем, который предусматривает программу по подготовке, переподготовке, повышению квалификации и обучению новым технологиям рабочих и специалистов среднего звена. «В сложившихся условиях такой способ подготовки кадров необходимо усиливать, больше привязывать к производству, к современным технологиям, — считает Игорь Далаксакуашвили. — Улучшать необходимо многое, но в первую очередь повышать квалификацию преподавателей ссузов, что успешно практикует ЗАО «Комбинат крупнопанельного домостроения».
При ЗАО «Краснодарпроектстрой» с 1995 г. функционирует центр повышения квалификации. В нем по желанию платно обучаются выпускники учебных заведений всех уровней. С начала основания центра квалификацию повысили около 12-13 тыс. специалистов строительной отрасли со всего ЮФО. Главное преимущество центра, по словам Батырбия Тутаришева, в наличии собственного научно-производственного комплекса. Таким образом, обучение происходит неотрывно от строительного процесса. ЗАО «ЮИТ ДОН», наоборот, воздерживается «заказывать» кадры в образовательных учреждениях НПО И СПО, аргументируя это тем, что в перечне их специальностей нет тех, которые нужны компании, — арматурщиков, бетонщиков, строительных электрослесарей. Как считают эксперты, вкладываться в организацию профподготовки молодых специалистов работодателей сдерживает система формирования заработной платы, точнее ее разбалансированность. В своем нынешнем виде она не позволяет решить проблему «переманивания» кадров. Работодатели (в лице союзов) не могут договориться в вопросах установления оплаты труда, поэтому сегодня работники аналогичной профессии и одного и того же уровня квалификации могут иметь различную оплату труда. Поэтому, как считают специалисты Высшей школы экономики, создание центров подготовки на предприятиях если и может быть успешным, то только в отраслях, где заработная плата значительно превышает среднероссийский показатель (например, в отраслях добывающей промышленности).

Сколько стоит «синий воротничок»?
По данным «HeadHunter Южный округ» за январь-июнь 2013 года, каждый второй работодатель Ростовской области и Краснодарского края (49% от общего количества вакансий, размещенных на сайте hh.ru) ищет «синего воротничка» с опытом работы от 1 до 3 лет. Тем не менее каждый четвертый (39%) готов принять на работу специалиста без опыта работы. — К сожалению, кандидаты заведомо считают, что в этой сфере низкие зарплаты, хотя это не так, — отмечает PR-менеджер компании по маркетингу «HeadHunter Южный округ» Марина Кудряшова. — В 2013 г. в Ростовской области специалистам без опыта работы работодатели готовы предложить зарплату в среднем от 17 тыс. рублей, рабочим с 1-3-летним стажем — в среднем 25 тыс. рублей. В Краснодарском крае уровень зарплаты составляет в среднем 19 и 29 тыс. руб. соответственно. В целом зарплатные ожидания соискателей, как это и бывает, на 1-3 тыс. руб. больше. Для сравнения: зарплаты выпускников вузов без опыта работы на начальном этапе мало чем отличаются от зарплат, предлагаемых выпускникам профтехучилищ и колледжей. Другой вопрос, что специалист с высшим образованием имеет больше возможностей для роста, получив некоторый опыт. Очевидно, что «отдача» на образование у выпускников вузов гораздо выше, чем у выпускников НПО и СПО. Например, ожидания выпускников РГСУ по заработной плате колеблются от 25 тыс. рублей и выше, а работодатели по самым востребованным специальностям в нашем регионе могут предложить до 37-40 тыс. рублей. «Есть работодатели, предлагающие зарплату выше — до 50 тыс. рублей, но находятся за пределами региона, и выпускники не всегда хотят уезжать по различным причинам», — отмечает ректор РГСУ Владимир Вагин. По мнению Александра Денисова, работодатели не хотят брать выпускников училищ и техникумов даже в качестве рабочих, им выгоднее вызвать гастарбайтеров, которым платят «черным налом». «Краснодарский край заполонили узбеки и таджики. В некоторых организациях их количество составляет около половины всех рабочих. Это крайне некомфортная пропорция для кадрового рынка строительной отрасли. После Олимпиады планируется привлечение мигрантов только по визам и в объеме до 10% списочного состава рабочих компании, так как необходимо обеспечить рабочими местами вначале своих граждан», — заключает Александр Денисов. На Дону иностранные работники не создают ощутимой конкуренции местному населению, в том числе в строительстве, где за счет их привлечения покрывается дефицит неквалифицированных рабочих с невысоким уровнем оплаты труда, считает начальник Управления госслужбы занятости населения Ростовской области Сергей Григорян. В 2012 г. доля иностранной рабочей силы в общей численности занятых в экономике области составила 2,2%. По мнению экспертов Высшей школы экономики, система профобразования должна выполнять не менее важную социальную задачу, чем просто подготовка квалифицированных рабочих кадров в значительных объемах, она должна еще и повышать качество подготовки рабочих мигрантов. На федеральном уровне первые шаги в этом направлении делаются: Агентство стратегических инициатив сегодня разрабатывает «дорожную карту» по Национальной системе компетенций и квалификаций, в ходе реализации которой будут созданы условия для переподготовки и подготовки около 1 млн высококвалифицированных мигрантов и порядка 18-20 млн человек, которые пройдут переподготовку, в том числе непосредственно на самих предприятиях.

Как интегрировать теорию с практикой?

Владимир Вагин, ректор РГСУ:

— С 2013 г. в России начинается работа по подготовке прикладного бакалавриата. Его отличие от существующего академического бакалавриата в том, что студенты обучаются по практико-ориентированным программам, то есть объем практики у них в 2 раза больше. В течение всего срока обучения студенты получат рабочую профессию и смогут работать в высокотехнологичных отраслях. Это ступень высшего образования с производственно-технологическим уклоном.

Александр Денисов, генеральный директор Союза строителей (работодателей) Кубани:
— На Кубани сейчас возобновилось формирование строительных отрядов, сегодня их 30, около половины из них задействованы на объектах строительства Олимпиады. Среди студентов даже конкурс появился на зачисление в такие отряды, особенно «олимпийские». Однако проблема отсутствия практики в системе образования достаточно острая. Компенсировать ее
возможно благодаря введению наставничества, когда мастеру за обучение молодых кадров доплачивается 7-10% от уровня зарплаты. Этот способ повышения квалификации кадров сейчас практически не используется.

Батырбий Тутаришев, генеральный директор ЗАО «Краснодарпроектстрой»:

— Новая система образования предусматривает подготовку бакалавров (3,5 года теории и 6 месяцев практики). В результате они получат в основном базовые, широкопрофильные знания, общие сведения о той сфере деятельности, где им предстоит работать. К сожалению, сегодня нет официального механизма «доводки» бакалавров до уровня, необходимого для работы в строительных организациях. Поэтому переход на новую систему может иметь пагубные последствия. В документах, устанавливающих требования к работникам, занятым в строительстве, бакалавры не прописаны и в реальном секторе востребованы не будут. Все это в конечном итоге приведет к острому дефициту инженерных кадров в строительной отрасли, а выпускники вузов пополнят ряды незанятого трудоспособного населения.
Авторы: Елена Ажинова, Лариса Юрченко