Цементные метаморфозы

Компания Lafarge решила умерить свои докризисные амбиции относительно завоевания южнороссийского рынка цемента

17.11.2011

За два года до глобального финансового кризиса компания Lafarge — номер один в мире по производству цемента — объявила о намерении построить на Юге России два завода (один — в Ростовской области, другой — в Краснодарском крае) мощностью 4 млн тонн и стоимостью 400 млн евро каждый. Они должны были быть запущены в 2011-м и в 2012 году соответственно. Осуществись эти планы, французы стали бы ключевыми игроками на цементном рынке ЮФО. Однако события осени 2008-го заставили их серьезно скорректировать оба проекта: строительство донского завода еще не начиналось, судьба же кубанского — вообще под большим вопросом.

Июнь 2006 года. На Международном инвестиционном форуме в Сочи тогдашние губернатор Ростовской области Владимир Чуб и глава российского представительства французской компании Lafarge Жорж Моризо подписали соглашение о намерении построить на Дону цементный завод. Этому предшествовало исследование, проведенное региональным Агентством инвестиционного развития. На тот момент область потребляла порядка 1,2 млн тонн цемента в год, и спрос на него не был удовлетворен полностью. «Если не вводить новые производственные мощности, дефицит будет расти и к 2012 году составит 15 млн тонн. В такой ситуации целесообразно построить в области 1-2 цементных завода мощностью 1,8-2,5 млн тонн в год каждый», — заключило агентство.

Ноябрь 2007 года. Lafarge принял участие и победил в аукционе на право геологоразведки и освоения Кульбакинского месторождения в Матвеево-Курганском районе. За лицензию компания заплатила беспрецедентную для рынка и неожиданную для нее самой сумму — свыше 700 млн рублей. «На момент аукциона месторождение еще не было изучено, — признался Жорж Моризо. — Разумеется, мы предварительно изучили вопрос, получили информацию, которая позволяет сделать положительные заключения. Но могут быть и сюрпризы… В то же время мы уверены: цементная отрасль России обладает высоким потенциалом — и готовы принять на себя определенные риски».

Июнь 2008 года. На Международном экономическом форуме в Санкт-Петербурге Владимир Чуб и Жорж Моризо подписали меморандум, подтвердивший и конкретизировавший сочинское инвестсоглашение: мощность завода — 1,2-1,8 млн тонн, размер инвестиций в проект — минимум 150 млн евро. Было запротоколировано и намерение французов построить вторую очередь завода, увеличив тем самым его мощность вдвое.

Июнь 2010 года. Во время того же Петербургского форума председатель совета директоров группы Lafarfe Бруно Лафон заявил, что ростовский проект является приоритетным для компании. «Переговоры Lafarge с администрацией Ростовской области в Питере были переговорами партнеров, совместно реализующих важный, социально значимый для региона проект, который кроме прочего должен стать примером успешного сотрудничества Франции и России», — отметил Лафон.

Октябрь 2010 года. Новый донской губернатор Василий Голубев и генеральный директор Lafarge Cement Алекс де Валухофф подписали в Москве меморандум о формировании и развитии Матвеево-Курганского индустриального парка за счет локализации там производств других инвесторов-резидентов. «Очень важно и актуально, что новый индустриальный парк формируется именно на юго-западе Ростовской области. Здесь проходит граница с Украиной, а в недалеком будущем планируется заключить соглашение о создании еврорегиона между Ростовской областью и соседними областями Украины. Соответственно, в Матвеево-Курганском районе открываются новые перспективы развития», — подчеркнул Василий Голубев.

В июне 2008 года, рассуждая в разговоре с «Вестником» о перспективах донского завода, Жорж Моризо прогнозировал: «У Lafarge — стандартные заводы, очень похожие по технологическому обеспечению. Таким образом, мы можем строить быстро. Как только закончим все работы по подготовке площадки — начнем строительство завода в Ростовской области. Уверен, мы построим его менее чем за два года и запустим в 2011 году».

В июне 2011 года «Вестнику» удалось записать эксклюзивное интервью с Алексом де Валухофф. С его слов настоящее и будущее донского завода выглядит совершенно иначе. Карты компании спутал глобальный кризис. Эту версию подтвердили и представители Агентства инвестиционного развития Ростовской области — инициаторы приглашения Lafarge на Дон, и участники рынка, пришедшие и закрепившиеся в регионе раньше французов.

Алекс де Валухофф, генеральный директор Lafarge Cement: «Инвестиции в ростовский проект — достаточно рискованные»

— Какие потери понес, по вашему наблюдению, цементный рынок по вине кризиса?

— Начнем с того, что цементная отрасль пострадала от кризиса в значительно большей степени, чем какая-либо другая. В России объемы производства цемента упали на 40%. Российская промышленность одной из первых ощутила на себе влияние кризиса, но она же одной из первых начала подниматься. И уже в 2010 году в РФ наблюдался 12-процентный рост производства цемента.

Мировые производители цемента из-за кризиса оказались в очень непростой ситуации. Инвестиционных решений в этот период принималось мало. Начиная с 2007 года ни одного нового проекта цементных заводов в России заявлено не было. Была волна, когда в 2006-2007 годах стартовали цементные проекты, и сегодня они реализуются. После 2007-го есть только один стартовавший проект, и этот проект — «Лафарж-Калуга».

—А какая судьба постигла ваш проект в Матвеево-Курганском районе Ростовской области?

Во-первых, мы приобрели лицензию на право геологоразведки, заплатив рекордную сумму — более 700 млн рублей. Во-вторых, выполнили саму геологоразведку. Разработали концепцию завода…

Самое сложное на сегодня — мобилизовать необходимое финансирование и сделать этот проект все-таки экономически рентабельным с учетом того, что строительство в России, пожалуй, самое дорогое в мире. Пока цены на российском рынке не вернулись на желаемый уровень, инвестиции в ростовский завод — достаточно рискованные. Поэтому нам надо жестко работать над сокращением капвложений.

— По сравнению с докризисным периодом сумма инвестиций в проект изменилась?

— Нет.

— То есть вы, как и заявляли ранее, намерены вложить 400 млн евро?

— Порядок цифр остается прежним.

— Речь по-прежнему идет о строительстве двух производственных линий мощностью 2 млн тонн каждая?

— Речь идет о строительстве одной линии мощностью 2 млн тонн. При этом произойдет ее дробление на две фазы по 1 млн тонн. Сначала будет запущена первая фаза.

— А вторая линия — насколько отдаленная перспектива?

— Она абсолютно не видна. Пока мы рассматриваем одну линию. Чтобы вы имели представление: цементный рынок Ростовской области сегодня — это чуть больше 1 млн тонн.

— Когда Lafarge приобрел Кульбакинское месторождение, вашей компании еще предстояло убедиться в собственных прогнозах относительно запасов сырья, которого, согласно обязательному условию, должно хватить минимум на 50 лет работы завода. Убедились?

— Запасы оказались чуть меньше, чем мы думали, — 225 млн тонн при прогнозе порядка 400 млн тонн. Но это неплохо. Качество самого сырья оказалось выше.

— В 2008 году экс-глава российского представительства Lafarge Жорж Моризо сетовал: чтобы снять проблему энергообеспечения завода в Ростовской области, потребуется от 5% до 10% от общего объема инвестиций — «по международным меркам это очень дорого». Донские власти обещают всем крупным инвесторам, приходящим в регион, помощь в решении инфраструктурных вопросов. Была ли она оказана Lafarge?

— Администрация Ростовской области выделила около 11 млн евро. На эти деньги МРСК Юга построит ЛЭП протяженностью порядка 45 км, чтобы полностью обеспечить наш завод энергомощностями.

— В решении других вопросов помощь власти нужна?

— Она активно оказывается. Есть безумное количество вопросов, и во всех администрация области помогает. Мы довольны.

«Уверен, мы построим завод менее чем за два года и запустим его в 2011 году», — заявил Жорж Моризо в том же 2008-м. Понятно, что теперь это нереально. Каковы новые сроки запуска завода?

— Хотим начать строительство как можно раньше.

—А закончить его?

— Строительство помольной станции занимает года два, строительство полного цикла — года четыре. А мы еще не начинали. Но намерены начать как можно раньше.

— Согласно прогнозам трехлетней давности, 80% цемента, производимого донским заводом Lafarge, должно оставаться внутри региона, остальные 20% рассчитаны на внешних потребителей. Это соотношение не пересмотрено?

Чуть-чуть. Чуть меньше будет приходиться на Ростовскую область, чуть меньше — на другие регионы.

— Примерно 70% на 30%?

— Около того.

— В Сочи цемент с донского завода поставлять собираетесь?

— Ко времени его запуска основные олимпийские объекты будут уже построены.

— Кого Lafarge считает своими конкурентами на Юге России?

— На Юге есть очень устойчивые участники рынка. Есть «Новоросцемент», который уже имеет хорошие мощности и строит новую линию. Есть «Интеко», которая тоже строит новую линию. Есть «Кавказцемент» и «Евроцемент».

— Внушительный список. При таком раскладе на вашу продукцию останутся потребители?

— Работаем над этим.

Игорь Бураков, исполнительный директор Агентства инвестиционного развития Ростовской области: «Предсказать все со стопроцентной точностью невозможно»

— По вашей оценке, какие принципиальные изменения произошли на цементном рынке под воздействием кризиса?

— Рынок значительно ухудшился с точки зрения развития новых мощностей. При этом дефицита цемента ни на глобальном, ни на российском рынке не предвидится благодаря достаточно значительным мощностям, введенным ранее. Еще лет 10 или даже 15 рынок не увидит и тех запредельных цен, которые были на цемент до кризиса. Lafarge — это компания — мировой лидер. Лучше нее цементный рынок никто не понимает. Поэтому более трезвых и адекватных оценок этого рынка, чем оценки Lafarge, мы не найдем.

Если проанализировать, по России очень много цементных проектов заморожено. Многие из них, я думаю, вообще никогда не будут реализованы. Одно из немногих исключений — проект Lafarge в Ростовской области, последовательно продвигающийся все эти годы, включая кризисный период.

—А вас не смущает, что Lafarge решил скорректировать свой ростовский проект, сократив количество производственных линий и, соответственно, общую мощность?

— Lafarge разбил проект на несколько этапов, чтобы как можно быстрее запуститься. Это один из самых сложных проектов в России — он начинался в районе, где не было даже месторождения. Около года заняла подготовка к аукциону, на котором компания выиграла лицензию на право геологоразведки участка. Еще больше времени — около трех лет — заняла сама геологоразведка и подтверждение запасов сырья. А разведка — еще не строительство завода, притом что уже пробурили больше 12 км скважин… Нельзя всеми вопросами заниматься параллельно — они требуют последовательного решения. Lafarge так и делает. Визуально всего этого, конечно, не видно.

— Запасы сырья оказались скромнее, чем рассчитывал Lafarge…

— Установка компании: сырья должно хватить минимум на 50 лет. Если взять максимальную мощность — 4 млн тонн, то разведанных запасов — свыше 200 млн тонн — даже больше, чем надо.

— Много еще вопросов, тормозящих реализацию проекта, остаются нерешенными?

— Вопросы есть, но они последовательно решаются. Переформатирования проекта не происходит. Да, сроки корректируются, поскольку в таком сложном проекте предсказать все со стопроцентной точностью невозможно.

— Так когда все-таки начнется строительство?

— Повторю сказанное вам французами: хотелось, чтобы это произошло как можно быстрее.

— Если бы не кризис, насколько раньше мог бы состояться проект?

На год-два. Но с точки зрения рынка, стратегии Lafarge такие сроки вообще не принципиальны. Кто-то считает, что Lafarge — одна из самых профессиональных команд на цементном рынке. Я считаю — самая профессиональная. Сейчас ростовский проект Lafarge вступает в активную фазу. Построить завод для компании будет даже проще, чем провести подготовительную работу, в которой много неизвестного. Теперь все неизвестные исчезли.

Ирина Государская, генеральный директор ГК «Донтехком», официального дилера завода «Мордовцемент» в регионах ЮФО и СКФО: «Корректировка проекта объективна»

— Lafarge объявил о сокращении мощности своего завода в Ростовской области. Как вы думаете, потеряет ли от этого рынок, либо это больше отразится на репутации самой компании, считающейся мировым лидером на цементном рынке?

— Строительство с нуля завода мощностью 4 млн тонн в год требует немало времени и больших инвестиций — как со стороны коммерческой организации, так и со стороны государства — на создание инфраструктуры. С учетом кризиса и связанной с ним экономией корректировка параметров проекта объективна. Наш партнер — завод «Мордовцемент» — построил новые цементные линии мощностью 2,5 млн тонн на базе уже существующего производства также с поправкой на кризис, и это заняло около пяти лет. Рынок Юга России и особенно Ростовской области нуждается в дополнительном объеме цемента, поэтому строительство в регионе предприятия любой мощности будет востребовано.

— Еще несколько компаний строят новые либо модернизируют действующие цементные производства в ЮФО. Не получится ли так, что к моменту, когда Lafarge запустит свой завод в Ростовской области, его предполагаемые рынки сбыта будут заняты?

— К 2015 году только в Ростовской области планируют довести объем ввода жилья до 3 млн кв. метров. Краснодарский край по итогам 2010 года уже вышел на показатель 3,5 млн кв. метров и также будет наращивать жилищное строительство. Потребность одной только Ростовской области в цементе в 2015 году составит около 3,5 млн тонн при собственном объеме производства 200 тыс. тонн. И вряд ли кто-то из южных производителей в ближайшее время полностью займет эту нишу.

— Как вы оцениваете нынешнюю ситуацию на цементном рынке Юга России и страны в целом? Оправданно ли будет сказать, что она развивается не совсем по тому сценарию, на который рассчитывал Lafarge, заявляя пять лет назад об экспансии на Дон?

— По данным наших аналитиков, по итогам трех кварталов 2011 года потребление цемента в России достигло докризисных показателей (данные за три квартала 2007 года), а в регионах ЮФО и СКФО выросло на 35% по сравнению с этим же периодом. В будущем году потребление продолжит расти, однако кроме вероятных экономических затруднений его может сдерживать недостаточное развитие транспортной инфраструктуры. Нынешним летом из-за нехватки вагонов доля доставки цемента автотранспортом достигла 60% — это небывалый для отрасли показатель.

— Предполагалось, что Lafarge станет крупнейшим игроком на цементном рынке ЮФО, но с учетом последних заявлений французов их позиции на Юге будут достаточно скромными. Насколько болезненным это окажется для компании, привыкшей к лидерству в отрасли?

— Крупнейший цементный игрок на Юге России — завод «Новоросцемент» в Краснодарском крае с существующей мощностью более 4 млн тонн в год. Сейчас завод приступил к реализации планов по модернизации производства и его наращиванию. Сразу сместить «Новоросцемент» с первого места на Юге было бы затруднительно даже при выполнении первоначальных планов Lafarge. Могу предположить, что для мирового лидера в производстве цемента важнее занять первое место не по объему выпуска продукции, а по рентабельности и другим экономическим показателям. В общемировом объеме производства цемента компании Lafarge российское подразделение занимает не столь значительное место и не сможет серьезно повлиять на показатели всего холдинга (около 150 млн тонн в год).

История вопроса

Группа Lafarge является мировым лидером в области производства строительных материалов и занимает ведущие позиции во всех сегментах: цемент, нерудные материалы, бетон, гипс. Компания работает почти в 80 странах и обеспечивает около 80 тыс. рабочих мест.

В 2009 году доход Lafarge составил 15,8 млрд евро. В 2010 году, шестой год подряд, компания была включена в список 100 корпораций мира, наиболее соответствующих принципам устойчивого развития. Цементный завод в Ростовской области должен стать четвертым предприятием Lafarge в России после действующих заводов в Московской («Воскресенскцемент») и Челябинской («Уралцемент») областях, а также строящегося завода в Калуге («Борщевский цемент»). Помимо этого, компания владеет цементными заводами на Украине и в Молдове.

Первоначально в качестве места локализации донского проекта Lafarge рассматривались Тацинский и Миллеровский районы, где расположены Жирновский и Рогаликский участки карбонатов. Однако окончательный выбор пал на Кульбакинское месторождение карбонатного сырья в Матвеево-Курганском районе, запасы которого, по предварительной оценке, составляли 140 млн тонн. Цемент на донском заводе Lafarge планируется производить сухим способом, который позволяет уменьшить себестоимость продукции на 30-35%. Анонсируется, что благодаря особым фильтрам содержание пыли в выбросах завода будет примерно 30 мг на 1 куб. метр — втрое ниже, чем допускает российское законодательство. В производственном цикле предполагается использовать также местные угли и отходы Новочеркасской ГРЭС.

Осенью 2006 года топ-менеджеры Lafarge рассказывали, что мощность донского завода составит 1,2-1,8 млн тонн, в 2008 году цифра выросла до 4 млн тонн, а в 2011-м снизилась до 2 млн тонн, из которых в обозримой перспективе будет производиться только 1 млн тонн. Стоимость проекта увеличилась со 150 млн до 400 млн евро. В настоящее время в Матвеево-Курганском районе завершаются геологоразведочные работы и инженерно-геологические изыскания. По данным Агентства инвестиционного развития Ростовской области, специалисты Lafarge пробурили 161 скважину — 11,5 км. С начала реализации проекта компания уже инвестировала более 1 млрд рублей.

О судьбе завода Lafarge в Краснодарском крае

Лето 2008 года. Жорж Моризо:

— Завод, который Lafarge планирует построить в Крымском районе Краснодарского края, будет иметь свою специфику?

— Позитивный момент в Краснодарском крае — геология. Здесь качество сырья — очень высокое. С другой стороны, очень сложный вопрос — землеот-ведение. Дополнительное осложнение — гористый рельеф. Понадобится очень длинный ленточный транспортер, который свяжет завод и карьер. В Ростовской области мы планируем использовать такую же схему транспортировки сырья, но в Краснодарском крае из-за большого перепада высот, возможно, потребуется специальная технология. Но самая серьезная головная боль — энергоснабжение завода. Эта проблема может погубить проект.

— Погубить? То есть вы допускаете, что на Кубани проект может не состояться?

— Я верю, что Краснодарский край прилагает максимум усилий для модернизации своих электрических сетей. Пока же я бы говорил о таких факторах, как вопрос времени и вопрос стоимости. А подключение завода к энергосистеме будет стоить 50 млн евро при общей стоимости работ 400 млн евро. При такой картине вы начнете задавать себе вопросы, беспокоиться об успешности инвестиций.

Лето 2011 года. Алекс де Валухофф:

— Проект строительства цементного завода в Краснодарском крае для Lafarge cегодня актуален?

— Он рассматривается.

От чего будет зависеть его судьба?

— От перепроизводства в регионе.

В любом случае сначала компания построит ростовский завод и только потом будет думать о краснодарском?

— Да. В краснодарский завод мы уже инвестировали много денег.

Авторы: Максим Федоров