«Дай бог выйти в ноль»

Обсуждение необходимых поправок в 44-й ФЗ, вплоть до предложений о его отмене, — самая горячая тема последних лет

28.01.2020
В числе самых активно обсуждаемых тем в отраслевом сообществе лидерство уверенно удерживает вопрос существующей системы госзакупок строительных работ. Проектировщики и застройщики думают трижды, прежде чем вступить в торги. Именно по этой причине целый ряд закупок признается несостоявшимся, а заказчики вынуждены многократно выставлять проектирование и строительство социально значимых объектов на торги, теряя при этом драгоценное время и бюджетные средства. Вице-президент Торгово-промышленной палаты Ростовской области Сергей Шнейдер в своем выступлении перед региональным заксобранием жестко обозначил критические точки. Журнал «Вестник» открыл диалоговую площадку и получил немало отзывов экспертов о 44-м ФЗ в строительной отрасли, обозначающих дополнительные проблемы этого закона.
  
Отсутствие объективности
«Для практиков вполне очевидно, что строительные работы необходимо исключить из перечня товаров, работ, услуг, в случае осуществления закупок которых заказчик обязан проводить аукцион в электронной форме, и вернуться к проведению конкурсов, позволяющих в первую очередь оценивать опыт и квалификацию потенциального подрядчика, а затем уже рассматривать ценовые предложения», — сказал в своем выступлении Сергей Шнейдер. С этим высказыванием соглашаются сегодня абсолютно все опрошенные. Ставка только на цену изначально должна была исключить аффилированность и поддержать малый бизнес, иначе молодые компании не смогли бы быть конкурентоспособными в торгах. Однако Владимир Гейер, главный архитектор АО «Ростовгражданпроект», отмечает, что они и так выключены из процесса. «Оплата работы осуществляется после сдачи объекта, до этого все делается на собственные или кредитные средства компании, — говорит он. — Это миллионы, а иногда и миллиарды, ни у какого честного молодого бизнеса таких денег нет, а кредит им никто не даст. И возникает вопрос: кто эти люди, которые могут демпинговать до чудовищно низкого уровня, чуть ли не ниже себестоимости строительных материалов?» Этой же точки зрения придерживается Виктор Бабенко, руководитель компании «Бил», которая занимается благоустройством: «На мой взгляд, вопреки изначальной идее 44-й ФЗ, наоборот, мешает честной конкуренции, потому что для торгов нужна солидная финансовая подушка, которой у молодых компаний нет, поэтому им невозможно играть на общем поле». Однако он не совсем согласен насчет демпинга. По его словам, его компания демпингует благодаря своему производству, потому что ему не надо закупать стройматериалы по рыночным ценам. Однако это как раз подтверждает мнение, что государственные торги остаются прерогативой крупного и структурно развернутого бизнеса, у которого есть большой бэкграунд. Директор юридической компании «Нови и партнеры» Станислав Нови обращает внимание на то, что изначальная стоимость проекта берется не наугад, сметчики считают, в какую сумму обойдется строительство здания, а потом только она выставляется на аукцион. По его мнению, голландская система игры на понижение должна включить в себя обоснование цены ниже заявленной, за счет чего застройщик понизит стоимость реализации проекта, на чем он хочет сэкономить.

«Федеральным законом о закупках определены шесть основных принципов, формирующих основу системы конкурсной модели приобретения товаров и услуг для общественных нужд. Открытость, конкуренция, профессионализм заказчиков, стимулирование инноваций, ответственность и, как следствие, эффективность — определенные законом индикаторы, позволяющие судить об успешности этого институционального построения. К сожалению, упрямые цифры наглядно свидетельствуют о том, что из шести принципов в полной мере реализован лишь один — открытость», — сказал в своем выступлении Шнейдер. Кстати, «недостаточно эффективная система поддержки субъектов малого предпринимательства (СМП)» — это одна из пяти критических точек, которую выделяет ФАС.
строительство.jpg
Пробелы на старте работ
В ТПП Севастополя обращают внимание на то, что статья N° 47 Градостроительного кодекса РФ предусматривает необходимость проведения инженерных изысканий для составления технического задания на проектирование, но так как нет никаких санкций за непроведение этой процедуры, часто возникают проблемы. «Заказчик, как правило, относится к данной стадии халатно или не производит их вообще, или делает это формально, — сказали в ТПП. — В итоге их данные не объективны и не дают возможность проектировщикам грамотно и достоверно подготовить проектную документацию. Подготовленная на основании этих «кривых» данных документация не позволяет подрядчикам производить работы без существенного изменения перечня работ и использования нужных материалов. Закон предусматривает обязательную проверку проектно-сметной документации до размещения на площадке для проведения торгов, но проверка производится формально, так как заказчику и экспертам необходимо уложиться в сроки». Такую же проблему обозначил и Владимир Гейер. Он подчеркнул, что проектирование из очень отдаленных от места работ регионов должно быть ограничено, потому что этот процесс почти нельзя проконтролировать и никак нельзя наказать компанию в случае некачественного проекта, а это приводит к тому, что многие проектировщики даже не выезжают на объект. «Проектирование в рамках госзаказа держится только на честном слове и на совести проектной организации», — сказал он.

Несправедливая цена
«Дай бог выйти в ноль» — это самая популярная фраза, которую приходится слышать от подрядчиков. Об этом говорит и Виктор Бабенко: «Мы занимаемся благоустройством уже четверть века, начинали еще до федеральных проектов, и нам есть с чем сравнивать. Играть аукционы сегодня невыгодно, если закупать все материалы у третьих лиц. Даже имея свои ресурсы, компания получает прибыль от контракта всего около 2-3%, а иногда и ноль. Напомню, что 2-3% прибыли от затрат — это уровень инфляции. Все что меньше — это убыток. Когда приходит игрок из другого региона, везет материалы издалека или закупает их на месте, нанимает людей на краткосрочный контракт, то он автоматически в минусе, у него нет никаких шансов получить прибыль при добросовестном выполнении работ». Владимир Гейер в свою очередь считает, что эти проблемы касаются не только подрядных, но и проектных организаций. «У хорошей компании в стоимость работ заложены аренда помещений, коммунальные платежи, техническое обслуживание, налоги и, самое главное, зарплаты сотрудников, — говорит он. — Если компания играет крошечную сумму, то сколько же она платит своим сотрудникам и какая квалификация у проектировщика, который готов за такие деньги работать?»
В ТПП Севастополя позиция по этому вопросу однозначная. Ее выразил Владислав Грошев, управляющий партнер юридической компании SSG GROUP, член Комитета по инвестиционной деятельности Севастопольской ТПП: «Для заказчика не должно быть товара дорогого или дешевого, есть товар качественный и некачественный, при этом Гражданский кодекс предусматривает такие понятия, как срок эксплуатации, срок годности и гарантийное обслуживание, и только это в совокупности с характеристиками товара действительно имеет значение».
строительство.jpg
Законодательная уязвимость
Компании, участвующие в аукционах, признаются, что ставят себя под удар конкурентов. «Мы работаем с бюджетными деньгами, поэтому контроль за нами очень пристальный, и это правильно, — говорит Алексей Логвиненко, генеральный директор ООО «СК «Благовестстрой». — Одновременно к нам пришли проверки из пяти инстанций. Нам даже блокировали на месяц расчетный счет. Проверки давно закончились, и мы доказали свою невиновность». Сергей Волошин подтвердил, что такая практика имеет место, но даже после рассмотрения жалобы и проведения проверки сроки сдачи объекта не сдвигаются, компенсация оправданному застройщику не полагается, а заведомо ложный донос практически недоказуем — это называется бдительностью. Станислав Нови говорит, что такая схема не нова и используется во многих структурах, однако при работе с бюджетом в целом и с госзакупками в частности риски действительно намного выше, а защититься сложнее, и этот момент тоже надо прорабатывать. «Еще одна проблема — это строительный контроль, — говорят в Севастопольской ТПП. — Часто представителями строительного контроля являются вовсе не обладающие существенным опытом профильные специалисты, а лица, имеющие изначально иное образование, окончившие некие курсы и не имеющие достаточного практического опыта. И эти люди имеют право давать подрядчику обязательные для исполнения указания, пользуясь своим положением. Более того, при невыполнении часто необоснованных требований специалист строительного контроля настраивает заказчика против подрядчика, тем самым в еще большей степени осложняя ситуацию».

Минимальные гарантии
Квалификация персонала, опыт работы на подобных объектах, качество их выполнения сегодня при проведении аукционов не учитываются — важна только цена, которая не всегда справедлива. «Я могу понять и заказчиков, — говорит Владимир Гейер. — У них тоже есть свои задачи и выделенная на это сумма, часто они не виноваты в том, что предлагают слишком низкую стоимость за объект. Потом они тоже страдают, когда низкокачественное здание начинает сыпаться и открывается черная дыра бесконечного ремонта». Владислав Грошев подтверждает: «Наименьшая цена при поставке товара или выполнении работ неизменно сказывается на их качестве. Заказчик испытывает трудности при составлении технической документации. Трудности заключаются в том, что под описанные в техническом задании характеристики попадают более дешевые товары худшего качества, что приводит к дополнительным расходам на обслуживание товара и уменьшает срок эксплуатации. Закон же в свою очередь определяет возможность увеличения сметной стоимости в процессе не более чем на 10%, хотя эти 10% можно заложить в начальную стоимость и использовать более качественные материалы». Выдвигаются предложения о бесплатном гарантийном обслуживании той же организацией, которая строила объект, чтобы на протяжении 10-15 лет компания несла ответственность за свою постройку (ведь мы говорим о зданиях, которые не должны рассыпаться через 3 года). Но тут возникает две сложности: первая — не каждая компания, к сожалению, просуществует столько лет при сегодняшних реалиях. Вторая: если подрядчик — банкрот, то взыскивать не с кого. И контракт все равно придется переигрывать.
В Севастопольской ТПП высказали опасение глобальной проблемы, когда 44-й ФЗ оставит отпечаток на всей рыночной системе, а не только в сфере государственных закупок. «Снижение цены допустимо только за счет снижения качества, — говорит Владислав Грошев. — В результате чего на рынке перестанут предлагать качественные товары в принципе, а имеющиеся будут заметно дороже. Рано или поздно это коснется всех без исключения потребителей во всех сферах. Вы просто не найдете даже качественной краски для стен».

Как можно решить?
Станислав Нови выражает обеспокоенность таким подходом к реализации объектов: «Строительство — это не серийное производство, поэтому цена не может быть единственным критерием. Каждое здание уникально, изыскания покажут разные вводные: разные почвы, грунты, приближенность инженерных сетей, инфраструктура, поэтому разница в цене должна быть очевидна».
«В сам закон, конечно, необходимо вносить изменения, — уверен Владислав Грошев. — Но делать это нужно аккуратно, максимально ограничивая, к примеру, возможность заключения контракта с единственным исполнителем, минимизируя ограничительные меры к участию в торгах, совершенствуя систему определения недобросовестных поставщиков».
Руководитель строительной компании Сергей Волошин предлагает разбить торги на несколько разделов, тогда, по его мнению, и малый, и крупный бизнес будет в одинаковых условиях. «Например, можно сделать так, что в торгах на сумму до 1 млн рублей может участвовать кто угодно — здесь преимущество будет на стороне малого бизнеса, — говорит он. — торги от 1 до 5 млн — компания с определенным опытом работы, от 5 до 15 млн — еще и развернутый штат, от 15 млн и выше — топовые благонадежные компании. Сейчас основной фронт работ региональных строительных компаний — это госзаказ. Если средний бизнес не сможет в нем участвовать, он уйдет с рынка, просто обанкротится. Кто потом будет строить это все?» Владимир Гейер предлагает не изобретать велосипед и воспользоваться обкатанной международной системой оценки надежности подрядчика, когда любая организация набирает баллы в определенных категориях: сколько лет компания на рынке, количество сотрудников, их опыт работы, количество введенных в эксплуатацию объектов, судебные иски и так далее. «Это не должно быть проблемой, потому что похожей системой пользуются банки, когда думают: дать кредит юрлицу или нет, — говорит эксперт. — Это абсурд, что банки у нас оценивают благонадежность компании дотошнее, чем законодатели».
В интернете есть петиция за полную отмену 44-го ФЗ, но юрист Станислав Нови считает, что закон может работать. Правда, для этого нужно добавить в закон о госзакупках три момента. Первое — техническое и экономическое обоснование снижения заявленной стоимости, второе — допуск до участия в аукционе (например, реестр, куда будут вноситься только добросовестные и проверенные компании), третье — обязательства подрядчика по эксплуатации объекта хотя бы в первоначальный срок, гарантийные обязательства и сервисное обслуживание. «Надо руководствоваться принципом медиков «не навреди». Строительная отрасль — одна из базовых в экономике. Жизнь всех людей с ней связана: мы живем в построенных домах, ходим на работу в построенный офис, дети ходят в построенные школы и так далее. Контроль за этой отраслью должен быть более чем пристальный, а изменения максимально обдуманные, к сожалению, 44-й ФЗ к таким не относится».

Продолжение следует. 
Авторы: Юлия Дудникова