Удивить мир

Развитие общественных пространств в Татарстане признано эталонным не только на территории России, но и в мировом масштабе

21.08.2020
Для того чтобы быть в центре архитектурного процесса, необязательно находиться в Лондоне или Дубае, можно быть в селе Муслюмово и делать то, что удивит мир. Так считает Наталия Фишман-Бекмамбетова, помощник президента Республики Татарстан, куратор Программы развития общественных пространств, получившей в 2019 г. международную архитектурную премию Ага Хана, — в России это произошло впервые. Об этой премии, о том, как создать по-настоящему комфортную среду, один из ведущих экспертов страны в сфере благоустройства рассказывает в эксклюзивном интервью «Вестнику».
Наталия Фишман-Бекмамбетова.jpeg
Досье. Наталия Фишман-Бекмамбетова. Училась в МГИМО (У) МИД России, Берлинском университете имени Гумбольдта.
С 2010 г. по 2011 г. в качестве координатора образовательной программы в Институте медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка» участвовала в формировании концепции развития ЦПКиО им. Горького.
С 2011 г. по 2012 г. — первый директор по развитию Еврейского музея и центра толерантности. 
С 2011 г. по 2015 г. — советник руководителя Департамента культуры Москвы, министра правительства Москвы Сергея Капкова.
С 2015 г. — помощник президента РТ.
С 2020 г. — член Общественной палаты РФ.

Наталия Львовна, когда в 2015 г. вы приехали в Казань, какое тогда у вас сложилось в целом впечатление от города и чего, по-вашему, не хватало столице Татарстана?
Казань мне сразу понравилась какой-то особой ухоженностью, чувствовалось, что в этом городе люди живут на своей земле, внимательно к ней относятся, а за городом следят так, как это делают у себя дома. И это разительное отличие столицы Татарстана от других городов-миллионников Поволжья. Было ясно, что это хорошее место, чтобы растить детей, заниматься спортом, быть здоровым человеком. В то же время оставалось ощущение, что в городе очень много творческого потенциала, который не обеспечен соответствующей современной средой и инфраструктурой. 
Человеку, ведущему активную общественную социальную жизнь, нужен разнообразный культурный опыт, а для этого ему необходимы пространства, которые позволяют спонтанно и с комфортом проводить свой досуг. 

Создание комфортных пространств для культурного досуга — это связано с запросами нового поколения или требованиями времени?
Существует концепция индустриального и постиндустриального города. Индустриальный город — это машина, четко отточенный механизм, вся идеологическая система которого настроена на определенный порядок выполнения человеком каких-либо действий: подъем в 6 утра, работа, дом, запланированные культурные мероприятия. В постиндустриальном городе человек не живет по графику, он самостоятельно определяет свои движения и маршруты, но система культуры, которая не успела пройти перезагрузку после советского периода, идет вразрез с постиндустриальной концепцией и не соответствует социальным и культурным запросам современного человека. Мы надеемся восполнить этот дефицит. Отрадно, что в 90-е сумели сохранить здания учреждений культуры, не отдав их в частные руки, и сегодня мы даем им вторую жизнь. После реконструкции ЦКС «Московский» в Казани был признан лучшим ДК России. Это многофункциональный культурный центр, куда можно прийти независимо от того, записан ли ты в какой-то кружок или секцию. Коворкинг, концертные и лекционный залы, информационный центр, кафе, комфортные зоны ожидания, оборудованные Wi-Fi — мы имеем пространство, где можно развиваться творчески и интеллектуально, получать разнообразный культурный и информационный опыт. Новую жизнь обрели ДК им. Ленина, ДК им. Саид-Галиева — вся эта большая работа проводится при поддержке президента Татарстана.

Вы являетесь куратором Программы развития общественных пространств РТ. С какими трудностями пришлось столкнуться при ее реализации?
Ключевая проблема и одновременно ключевое везение в работе заключалось в том, что я — человек пришлый, человек со стороны, и понимала, что для получения хорошего результата необходимо советоваться с людьми. Любая бабушка, которая живет возле парка или набережной, знает гораздо больше меня о том, как должен выглядеть этот парк. Именно по этой причине и появился принцип соучаствующего проектирования, когда к обсуждению проекта благоустройства той или иной территории привлекаются местные жители. Этот принцип, заложенный нашей практикой, сегодня является императивным для работ по благоустройству по всей стране.
Первые встречи с жителями проходили в атмосфере полного недоверия, например, это было в г. Набережные Челны, когда мы обсуждали проект набережной Тукая. 25 лет на набережной из бетона торчала арматура, и люди не верили, что ситуация может измениться в лучшую сторону. Спустя 9 месяцев состоялась следующая встреча на тему оценки благоустройства первой очереди набережной и утверждения концепции второй очереди. Разница в восприятии была колоссальная: людей пришло в 3 раза больше, они говорили спасибо и давали детальные предложения по проекту. Горожане поняли, что их мнение для нас важно, что мы не вырубим деревья, не закатаем в бетон газоны, — они нам поверили. А это самое непростое в работе — заслужить человеческое доверие. Если ты не готов добиваться его делами, нужно заниматься чем-то другим. Еще одна сложность состояла в том, что в Татарстане на тот момент не хватало архитекторов, у которых можно было бы заказать грамотный проект благоустройства. В Союзе на позднем этапе и в постсоветский период новые общественные пространства не строили и не проектировали: тогда есть было нечего, там точно было не до новых парков, на это просто не было денег. Это привело к тому, что люди, которые преподавали моим ровесникам в университете, имели чаще всего сугубо теоретические знания. Поэтому в 2016 г. мы создали команду «Архитектурный десант», собрали молодых талантливых людей и стали приглашать для их обучения московских специалистов. Совместно с Московской архитектурной школой МАРШ проводили интересные образовательные форматы: 2-3-недельные «сплошняки», воркшопы, когда группа из татарстанских архитекторов под руководством опытного профессионала проектировала конкретные территории в районах республики и потом доводила эти проекты до реализации. Сегодня наши казанские архитекторы занимаются проектами к 800-летию Нижнего Новгорода, Башкирия силами татарстанцев выигрывает Всероссийский  конкурс лучших проектов создания комфортной городской среды в малых городах и исторических поселениях, Владивосток заинтересован в наших специалистах. Я отношусь положительно к тому, что ребята, выходя из «Десанта», формируют свои команды. Это означает, что архитектурная сфера наполняется людьми, понимающими ценность принципов формирования комфортной городской среды.
Татарстан.jpeg
Наталия Львовна, какие из реализованных проектов, по-вашему, наиболее удачны, что называется, «без сучка без задоринки»?
«Без сучка без задоринки» я не назову ничего: я чудовищный перфекционист, мне трудно смириться с потерей качества, даже если это вызвано объективными ситуациями. При этом есть проекты, которыми горжусь. Это набережная системы озер Кабан, она очень важна для Казани и знаменует собой новый эстетический код города, это уникальная природная жемчужина в центре столицы. Горкинско-Ометьевский лес — парк, который мы вместе с городом сделали вместо магистрали, Фестивальный бульвар, открытый к ЧМ-2018 года. На о. Лебяжье восстановили в исторических природных контурах более 20 га воды — это беспрецедентный в масштабах страны проект с колоссальной экологической составляющей. Достижением стал парк им. Урицкого. 
Пример щадящего благоустройства в природной среде можно увидеть в парке «Комсомолец», проектируя бульвар «Белые цветы», мы создали так называемый оазис на месте парковки в урбанизированном спальном районе.
Если говорить о республике в целом, мне нравится набережная в с. Муслюмово. Я считаю, что это выдающийся объект, особенно с учетом того, что в Муслюмово проживает 8,5 тыс. человек. Это набережная им. Тукая и площадь «Азатлык» в г. Н. Челны, парк «Семья» в Нижнекамске, набережная в п. Красный Ключ, «Ушковские острова» в Менделеевске, проекты в Мамадыше и Елабуге. Красивые объекты в Заинске, набережная в Кукморе, пруд в Арске. За последние 5 лет не территории республики реализованы 396 проектов по благоустройству парков, скверов и набережных, до конца года ожидается завершение еще 62. Нацпроект «Жилье и городская среда» рассчитан до 2024 г., но, думаю, что и после его завершения мы продолжим работу по благоустройству территорий.

Какие масштабные проекты сейчас находятся в работе?
Приближается к финалу работа по реализации второй очереди набережной вокруг о. Кабан. Обещает стать грандиозным молодежный экстрим-парк «Урам» на берегу Казанки под мостом «Миллениум», сдача которого запланирована в конце августа. На его территории расположатся восемь зон: скейт-парк, два памп-трека — для продвинутых и начинающих, воркаут, паркур, стритбольный парк, эйр-парк и тренинг-зоны. «Урам» сможет принимать соревнования международного уровня, включая чемпионат мира. В этом году мы также представим стратегию развития набережной реки Казанки протяженностью порядка 26 км, она предполагает создание сразу 12 новых парков. В этом году запустили президентскую программу «Наш двор», в ходе ее реализации до 2024 г. будет отремонтировано и благоустроено 6775 дворов.
Татарстан.jpeg
Какие еще пространства, по вашему мнению, имеют потенциал для создания мест активного досуга? 
Колоcсальным потенциалом в плане развития пространства обладают библиотеки. Когда я работала в команде Сергея Капкова в Москве, моим главным проектом была реформа библиотечной сети. Например, библиотека Достоевского на Чистопрудном бульваре — пример того, как должны трансформироваться пространство и функции учреждения культуры для привлечения туда людей и как это пространство становится местом активного времяпрепровождения горожан. Недавно мы вместе с президентом Татарстана открывали после реконструкции библиотеку в Адмиралтейской слободе — ее проектировали ребята из «Архитектурного десанта». Сейчас ведутся работы в Национальной библиотеке Татарстана. Проектируя ее, мы поставили себе задачу, что это должно быть пространство, про которое человек знает, что когда бы он туда ни пришел, он попадет на что-то интересное — там будет выставка, лекция, спектакль или интересные книги в книжном магазине.

Вы являетесь помощником президента Республики Татарстан. Одобряет ли Рустам Минниханов те проекты, которые вы реализуете?
Нацпроекты по благоустройству общественных территорий появились уже после нашей успешной практики в Татарстане. Я участвовала в их разработке совместно с Минстроем РФ по поручению президента Республики Татарстан. Кстати, Рустам Нургалиевич никогда не высказывает негативных комментариев на тему архитектурных решений объектов и не навязывает своего мнения, потому что он мудрый и выдержанный руководитель. Ответственность за территории лежит на наших плечах, и он, доверяя нам, дает возможность работать в том направлении, которое мы считаем необходимым. Именно правильная позиция главы республики позволила Татарстану так «выстрелить» в части общественных пространств. И, конечно, его поддержка  помогла мне как руководителю сделать первые серьезные шаги, например, в 2016 г., когда возникла дискуссия с главами районов республики по поводу строительства запруд, и я была против бетонирования водных объектов. Тогда именно участие президента помогло нам прийти к единому мнению и пониманию. 

В 2019 г. Программа развития общественных пространств РТ стала обладательницей премии Ага Хана в области архитектуры — это единственный проект из РФ, который отмечен премией за все время существования этого престижного конкурса. Почему именно Татарстану удалось войти в число победителей?
После Прицкеровской премия Ага Хана — одна из самых престижных архитектурных наград в мире. Конечно, это огромная честь для нашей команды. Согласно формулировке учредителей премии, мы восстановили социальную справедливость. В постсоветский период лучшие территории переходили в частные руки, и все, что было хорошим, было частным, а все, что было плохим, было публичным. А мы перевернули это с ног на голову и сделали так, что теперь самое красивое, современное и прогрессивное — это общее, это то, что мы делаем в наших городах и селах. Это и есть восстановление социальной справедливости. Основатель Института исмаилитских исследований и международной организации Ага Хана по развитию, принц Карим Ага Хан IV на вручении премии отметил, что мы делаем невероятно важное дело и весь исламский мир должен следовать нашему примеру. Когда мы представляли результаты работы на конференции в Барселоне, ко мне подошел руководитель ведущего архитектурного издательства «Актар» и сказал, что наш опыт по соучаствующему проектированию очень интересен. Сейчас совместно с этим издательством ведем работу над книгой «Ива, которая изменила Россию». 
Высокую оценку работе Татарстана по программе благоустройства общественных пространств дал архитектор планетарного масштаба Дэвид Чипперфильд. С одной стороны, удивительно, с другой — очень приятно, что такие серьезные специалисты увидели в нашей работе то, чего мы сами до конца не осознавали. Оказывается, для того чтобы быть в центре глобального архитектурного процесса, необязательно находиться в Лондоне или Дубае, а можно быть, например, в селе Муслюмово Республики Татарстан и спокойно делать что-то, что потом удивит весь мир. 

Что бы вы посоветовали главам других регионов, где благоустройство городских территорий развивается не так успешно?
Я регулярно встречаюсь с официальными делегациями, рассказываю, какие действия необходимо предпринимать, чтобы нацпроект «Жилье и городская среда» в части формирования комфортной городской среды заработал. Во-первых, нужно формировать локальное профессиональное сообщество, обучать своих специалистов. Во-вторых, помнить о принципе соучаствующего проектирования, принимая во внимание при обсуждении проектов мнение местных жителей. Обязательна и работа с местным бизнесом, инвестиции в локальную экономику — развлечения, кафе, кинотеатры, скай-парки и пр. Если рядом присутствует или планируется строительство МКД, необходимо привлекать к участию в финансировании и застройщика, потому что благоустройство в конечном итоге повысит стоимость жилья. Важно создавать структуры, которые в дальнейшем будут заниматься управлением и содержанием территории, и делать это нужно на стадии проектирования объекта. Но главное в процессе благоустройства — найти специалистов, в качестве работы которых не придется сомневаться. Успех нашей работы — командный успех, а его основные составляющие — профессионализм, любовь к своему делу и земле, на которой живешь.
Авторы: Альфия Табаева