Светлана Ягофарова: «Сегодня искусство куклы — это сочетание многих видов искусств и творчества»

Светлана Ягофарова: «Сегодня искусство куклы — это сочетание многих видов искусств и творчества»

Светлана Ягофарова — главный специалист отдела локальных экспертиз Приволжского филиала ФАУ «Главгосэкспертиза России». На протяжении уже почти 15 лет она успешно совмещает кропотливую работу с проектной документацией и творчество, создавая удивительные по своей красоте наряды для кукол.

17.08.2022

Первые движения иголкой. «Я шила с детства, сначала на кукол, а потом и на себя. Это было время тотального дефицита, когда пошив одежды был не просто увлечением, но и необходимостью, — признается Светлана. — Но 14 лет назад, когда я пришла работать в Главгосэкспертизу, времени на шитье совсем не осталось. Да и я чувствовала, что этот творческий этап для меня уже пройден. Провожая меня в экспертизу, мои бывшие сотрудники сделали мне странный памятный подарок — куклу Барби! Меня это удивило. Но случайности не случайны. Захотелось попробовать сшить для нее что-нибудь необычное, но поняла, что мне неудобно работать с ней — слишком маленький размер».

Будучи в командировке в Москве, зашла в магазин «Мир Барби», где впервые увидела куклу, изготовленную Робертом Тоннером: размером в 16 дюймов, она была чуть больше традиционной куклы Барби, с правильными, удивительно красивыми чертами лица и модным нынче шарнирным телом. У витрины Светлана простояла не меньше получаса, будучи не в силах отвести глаз от куклы. Купив ее, уже дома она попробовала шить для нее наряд и поняла, что размер куклы оптимальный для того, чтобы качественно выполнить всю привычную портновскую работу. Светлана и сегодня шьет все свои наряды исключительно для кукол Тоннера с соблюдением классической портновской технологии. Сам маэстро Роберт Тоннер — весьма известный производитель авторской линейки кукол, а также модельер и дизайнер.

9_s.jpg

«В моей коллекции почти нет одинаковых кукол — у всех разные лица, цвет кожи и волос (иногда париков). Я стараюсь покупать так называемую базу, без аксессуаров и нарядов. Приобретала их раньше на каких-то аукционах, а потому кукла попадала ко мне в руки даже без какой-либо одежды. Наиболее интересные модели кукол Тоннера всегда в каком-то одеянии. Но мне легче, когда у куклы нет определенного образа, поскольку он отпечатывается в памяти, и переделывать его потом довольно сложно, — рассказала мастерица. — У каждой из них свой характер. Хотя, по выражению самого Тоннера, «кукла мертва, пока она в коробке».

Самым первым сшитым ею нарядом стали джинсы, батник и ботинки. Первый опыт оказался удачным и интересным, с целым спектром новых идей и возможностей. Буквально через месяц дебютное одеяние для куклы было готово. Уже после, войдя во вкус, Светлана стала пробовать новые техники работы, тем самым усложняя сам процесс шитья каждого наряда. В качестве декора для одежды начала осваивать различные техники вышивания: канитель, золотое и люневильское шитье и т.п.

Однако, по ее словам, на самом первом этапе ей было сложно перестроиться на работу с новым масштабом — после того как она столько лет шила платья для себя, работать с кукольными формами оказалось не так просто. Выявились определенные тонкости и допуски при моделировании, выборе фасона и материала. Иначе ложится и сама ткань, которая должна быть более мягкой и пластичной для таких миниатюрных моделей.

«Для каждого образа и ткань, и цвет, и фурнитура подбираются индивидуально, а порой случайно. Иногда кто-то из знакомых говорит мне: «У меня столько тряпья дома скопилось, я тебе принесу, используешь на наряды для кукол», на что я, вежливо благодаря их, отвечаю, что не нужно, поскольку то, что мы берем себе на платье, куклам пойдет разве что на пальто, — смеется Светлана. — Каждый раз, когда выбираю куклу, пытаюсь понять, лежит у меня к ней душа или нет. Хотя иногда, конечно, первое впечатление бывает обманчиво. Например, однажды я шила одновременно два почти одинаковых платья, одно из которых — в подарок коллеге, которая тоже коллекционировала куклы Тоннера. Модели были совершенно разными — одна блондинка, другая брюнетка, и платья, несмотря на один и тот же фасон, материал и кружева, тоже отличались друг от друга. И что вы думаете? Когда я закончила работу, то поняла, что наряд одной куклы гораздо больше подходит для другой, и наоборот».

Бывает, что вдохновение оставляет мастерицу, и она откладывает некоторые работы в долгий ящик. Правда, потом обязательно возвращается к ним.

«Так было, например, с Царевной Лебедь. При полностью готовом одеянии она у меня долго была «бескрылой»: я никак не могла придумать, какими должны быть белоснежные крылья, а потом пришло озарение, и крылья «взлетели». Сразу после того, как я закончила с этой куклой, у меня появилась идея сделать еще одну Царевну Лебедь, но уже с черными крыльями, причем сначала я сделала именно крылья и только потом собрала цельный образ. Похожая история была и с моей русалочкой: я долгое время не могла понять, почему не получается закончить работу, а потом просто поменяла куклу, и пазл сложился», — отметила Светлана.


Своя история. Сегодня в коллекции мастерицы есть не только одиночные модели, но и целые серии. Например, сказочная тема: белая и черная Царевны Лебеди, в дополнение к которым Светлана мечтает создать Синюю Птицу. Есть также две подружки-сестрички Снегурочки и Снежная Королева. Есть и серии, которые создаются по признаку эпохи: в их числе нет современных нарядов, зато одеяния из XVI, XVII или начала XX века здесь имеются.

«Есть ли у меня любимый наряд в моей коллекции? Нет, я люблю их, пока делаю. Сшила, поставила на полку за стекло и не возвращаюсь. Единственное — достаю их иногда для того, чтобы очистить от пыли. Хотя они и находятся за стеклом, у них там идет своя жизнь, пыль летает вихрем. Иногда думаю: может быть, куклы там танцуют, пока я не вижу? Хотя платья не смяты, и башмаки не стоптаны», — смеется Светлана.

Для каждой куклы за стеклом создан свой интерьер — некая инсталляция, которая собирается по крупинкам постепенно: мастерица не пытается за один раз скупить все необходимые предметы. Также Светлана говорит, что у каждой ее куклы — своя история. А когда в инсталляции участвуют несколько кукол в разных нарядах, то даже получается целый сюжет.

«Например, инсталляция с герцогом, который приехал свататься к герцогине. Сзади у него — взрослая испуганная дочь, а у нее — девочка, ее дочь или младшая сестра. И вот герцог уже влюбляется не в герцогиню, а в ту, кто стоит за ее спиной. Можно посмотреть на эту историю так, а можно иначе. Но главное — я никому никогда не навязываю свое видение сюжета, поскольку у каждого возникают собственные ассоциации, и у каждого должна быть возможность совершить это путешествие во времени самостоятельно», — объясняет мастерица.

Что касается идей для нарядов, то, как признается Светлана, их она берет из собственной головы, правда, готовый образ никогда не приходит на ум сразу.

«Готовой выкройки того или иного образа тоже нет. Всегда доходишь пальцами или иголкой — распорол, переделал, убрал. Вслепую, наощупь, будто пробираешься через густые дебри времен, вспоминая что-то», — делится она.

В качестве источника для вдохновения мастерица использует и Pinterest, где находит аутентичные фотографии из музеев, а также фильмы, где мелькают чудесные исторические костюмы талантливых художников-костюмеров.

«Свои работы я делаю для души, не на заказ и не в подарок. Раньше после завершения очередного образа я приносила их коллегам, они всегда с радостью знакомились с моими новыми работами. А в декабре 2019 года я организовала для них небольшую новогоднюю выставку. Начальником нашего филиала тогда был Фарит Ханифов, он пригласил на это мероприятие корреспондентов местного телевидения, которые сделали небольшой репортаж. Мероприятие получилось более масштабным, чем планировалось, но все остались довольны. Несмотря на усталость, скопившуюся в конце года, почувствовали веяние приближающегося праздника. А в этом и есть смысл и сила творчества и красоты. Но новые выставки пока только в мечтах. Экспертиза проектной документации — ежедневный напряженный мозговой штурм и строго регламентированный труд. Он отнимает большую часть моего времени. А изготовление нарядов для кукол — это возможность дать мозгу «поработать» в другом направлении. Для меня это своего рода медитация, способ моей души дышать! Но на это остаются редкие вечера, поэтому процесс растягивается на три-четыре месяца. Организация же выставки требует очень много времени и сил, которых пока не хватает, — признается Светлана. — Еще один задел на будущее — воплотить в жизнь свою мечту и научиться делать обувь для моих кукол. Вы только представьте — совсем крохотную, всего 3-4 сантиметра, но по всем законам сапожного мастерства. Но все это пока впереди. Ведь современное искусство куклы — это сочетание многих видов искусства и творчества. Это и портретная живопись, и скульптура, и мода, и психология».

Авторы: Юлия Серебрякова