Архитектор советской закалки

Участница восстановления разрушенных во время ВОВ городов в интервью «Вестнику» делится воспоминаниями военного и послевоенного периода

10.08.2020
Ее детство связано с воспоминаниями о войне и об эвакуации, молодость — с учебой в архитектурном техникуме и работой в разрушенном бомбежками Сталинграде, зрелые годы отданы Ленинграду и Волгодонску. Выпускнице архитектурной школы известных ленинградских зодчих, автору десятков успешных проектов Валентине Полозовой исполнилось 87 лет. Сохраняя бодрость духа и ясность ума, она вспоминает историю своей жизни и страны.

От избы к бараку 
— Мой отец рубил избы, такая изба, построенная лишь при помощи топора, без пилы и гвоздей, могла простоять сто лет. Изба зимняя, летняя, туалет, подвал, хозяйственные постройки — все под одной крышей. Это ремесло было делом прибыльным, плотники и столяры собирались в артель и ходили по деревням Вологодской области — настоящие русские зодчие, такие талантливые архитекторы-самоучки. Для своей семьи отец в деревне Судаково тоже построил просторную избу, там я и родилась. А когда начался период раскулачивания, рубить новые избы стало не для кого. Тогда отец устроился на строительство Дубровской ТЭЦ под Ленинградом и по очереди перевез к себе сначала старших детей, а потом и меня с мамой. Жили впятером в бараке за занавесочкой.

Про эвакуацию
— Как только началась война, меня, маму и брата сразу эвакуировали. Мне тогда исполнилось 8 лет. Сестры были уже взрослыми и остались в поселке, уже позже, в эвакуации, мы узнали, что они погибли. До деревни, где стоял наш заколоченный дом, добирались месяц — поезд бомбили фашистские самолеты, ремонт железнодорожных путей приходилось пережидать в населенных пунктах, лесных полосах. Заходили в брошенные местными жителями избы и выкапывали на огородах овощи — так и кормились. А потом разбомбили и сам поезд. Зиму провели в Судаково, а потом мама завербовалась на авиационный завод в Молотов (Пермь). В школе, куда я попала с большим опозданием, не было ни тетрадей, ни учебников, а из книг — один затрепанный «Айболит». А по улицам города водили на работы огромные колонны пленных немцев. 

Про Сталинград 
— После войны мы переехали в Ленинград. После окончания 9-летки в 1948 г. поступила я в Ленинградский архитектурный техникум на отделение «Объемное проектирование», по окончании получила диплом техника-архитектора и распределение в Сталинград. Город был жутко разрушен, но ведь наши советские люди могли творить чудеса, что-то уже успели восстановить, были построены новые здания. Но самое грандиозное — это, конечно, Волго-Донской канал протяженностью 101 км. Его строительство началось через три года после окончания войны и завершилось в 1952-м — рекордно короткий срок в мировой истории гидростроительства. Я была потрясена этой масштабностью и красотой — 13 шлюзов, скульптуры, архитектурные формы, 16-метровый монумент «Соединение фронтов» скульптора Евгения Вучетича. 
Когда по приезде искала гостиницу, долго шла по темной разрушенной улице, потом мне рассказали, что почти ежедневно здесь происходят грабежи и убийства. В городе орудовали бывшие заключенные, участвовавшие в строительстве канала. Направили меня в Архитектурно-планировочную мастерскую, там уже работали несколько выпускников нашего техникума, но я стала первой женщиной в мужском коллективе и никого не разочаровала своими знаниями. Я хорошо чертила, рисовала, проектировала фасады зданий. В 1956 г. АПМ переименовали в «Сталинградпроект», в 1964-м — в «Волгоградгражданпроект». Тогда я стала руководителем проектной группы, и все наши силы были направлены на ликвидацию послевоенной разрухи.

Про Хрущева и Сталина
— Когда к власти пришел Хрущев, Сталинград на волне разоблачения культа личности Сталина переименовали в Волгоград. Впервые такая попытка была предпринята еще в 1956 г. на XX съезде ЦК КПСС, но тогда среди делегатов находилось много военных, лично участвовавших в Сталинградской битве, и большая часть коммунистов проголосовала против идеи Хрущева. В 1961 г. новость о переименовании города местные жители встретили с огромным недовольством: Сталинград ведь стал знаковым событием, переломным моментом в ходе войны, символом несгибаемого мужества бойцов Красной Армии. И когда решение все-таки было принято, начали стирать из сознания народа память о вожде. Со стен мед-
университета исчезли барельефы и имя Сталина, потом с Волго-Донского канала убрали 24-метровый памятник Иосифу Виссарионовичу. При жизни Сталина архитектура чувствовала себя более вольготно, существует такое понятие, как сталинский стиль в архитектуре, когда объекты — сталинские высотки, московский метрополитен — становились образцами монументально-декоративного искусства. Никита Сергеевич архитекторов объявил врагами народа, распустил Всесоюзную академию архитектуры, запретил украшения. В правление Хрущева появились типовые проекты — и на юге, и в средней полосе, и на севере страны строили одни и те же дома — хрущевки. Словом, Хрущев для нашей профессии был, можно сказать, настоящим злодеем.

Ленинградский период
В 1966 г. Валентина Полозова вернулась в Ленинград. Сначала работала архитектором в институте ЛенЗНИИИЭП жилых и общественных зданий, затем старшим архитектором в институте «Ленгипроречтранс», с 1970 г. становится руководителем группы в институте ЛенНИИпроект. В этот период ею были разработаны проекты жилых домов в Ленинграде и Кронштадте, комплекс магазинов по Ленинскому проспекту. В качестве соавтора она разрабатывает комплекс зданий общежитий со штабом ВПУ МВД СССР, жилые дома с набирающими популярность встроенными магазинами и учреждениями обслуживания. Как соавтор принимала участие в проектировании речных вокзалов в Волгограде и Ярославле, разработке технико-экономических обоснований и проектных предложений по оформлению общественно-административного центра Красносельского района г. Ленинграда (комплекс Дома Советов и подземного гаража-стоянки на 1 тыс. автомобилей).

Комплекс магазинов.jpg

Комплекс магазинов в г. Санкт-Петербурге.

речной вокзал.jpg

Речной вокзал в г. Ярославле (В.А. Полозова – соавтор проекта).

Волгодонск.jpg

Клуб автомотолюбителей в г. Волгодонске.

Волгодонск 
В 1979 г. Валентина Полозова переезжает в Волгодонск и начинает работать в Волгодонском отделе института «Ростовгражданпроект». Здесь она разрабатывает встроенно-пристроенный магазин «Книги», встроенно-пристроенную аптеку к жилому дому, клуб автолюбителей, 5-этажный жилой дом из блок-секций серии «87» с шестью надстроенными мастерскими-квартирами для художников (идея надстройки мастерских принадлежит архитектору А. Жмакину), проект реконструкции детсада «Солнышко», сквер работников лесной и деревообрабатывающей промышленности, проект 9-этажного блок-секционного жилого дома серии «87» с устройством эркеров для обеспечения условий нормативной инсоляции жилых помещений квартир, проект летнего кинотеатра.

В составе института «Горпроект» Валентина Алексеевна работала над проектами привязок многочисленных жилых домов из блок-секций типовой серии «96».
В качестве соавтора с архитектором Тарасом Ботяновским (супруг Полозовой) разработала проекты базы отдыха завода «Атоммаш» в Каргальском лесничестве, филиал гостиницы для иностранных специалистов в Волгодонске. 
Сегодня Валентина Полозова живет в Санкт-Петербурге. Здесь находятся ее любимые шедевры дореволюционной и советской архитектуры, превзойти которые, по ее словам, не удастся никому. Хотя строить красиво, убеждена Валентина Алексеевна, умеют и в наше время. И приводит в пример современные жилые комплексы на Крестовском острове или Галерею на Лиговском проспекте. Но самым прекрасным сооружением в своей жизни продолжает считать рубленую отцом избу из своего детства. 
Авторы: Альфия Табаева