Мелике Алтынышик: «Города будущего — это прежде всего «умные города» с безопасными средствами передвижения»

«Природа — главный архитектор мира… Очень важно, как вы смотрите на природу и как вы учитесь у нее». Эти слова принадлежат архитектору Мелике Алтынышик, автору смелых проектов музея робототехники в Сеуле и телевизионной башни в Стамбуле

19.03.2020
Яндекс.Дзен Instagram
В рамках форума 100+ Forum Russia в Екатеринбурге в интервью нашему изданию госпожа Алтынышик рассказала о том, чему может научить природа архитектора и как эти знания Мелике использует в своих футуристических проектах.
Мелике Алтынышик.jpg
В архитектурном мире в последнее время широкий резонанс получили два ваших проекта — музей робототехники и телевизионная башня. Несмотря на то, что эти проекты абсолютно разные и по высотности, и по архитектуре, есть ли что-нибудь их объединяющее?
Прежде всего надо сказать, что оба эти проекта появились по инициативе муниципальных властей. В случае с музеем роботов это были власти Сеула, с телевизионной вышкой — Стамбула. В обоих случаях были объявлены конкурсы, в которых одержала победу наша компания. В настоящее время один из проектов уже достраивается (речь идет о телевизионной башне в Стамбуле. — Прим. ред.). Строительство второго начнется в 2020 году. Идея, которая стояла перед нами при разработке данных проектов, заключалась в использовании самых современных технологий и последних инноваций. При этом мы старались не разделять архитектурную и техническую части — нашей задачей стало совмещение конструкции с техникой.

Однажды вы произнесли замечательную фразу о том, что природа является главным архитектором мира. Госпожа Алтынышик, чему учит природа вас и как вы применяете эти знания на практике?
Действительно, природа — это источник, из которого нужно постоянно черпать знания. Что я имею в виду? Недостаточно просто посмотреть на дерево и сказать, какое оно красивое. Нужно смотреть на природу пристально, вглядываться в то, как все устроено в деталях, на молекулярном уровне понимать, какие системы, какая математика стоит за всем, что существует в природе. Это необходимо, чтобы затем аналогичные системы попытаться применить при проектировании и строительстве зданий. Только так возможно разработать проекты высокого качества для строительства по-настоящему удобных городов.

Вы как-то сравнили работу вашего бюро с работой дирижера, которому подвластен оркестр. Какие ваши любимые произведения?
Для меня самым важным сейчас является, пожалуй, проект телебашни в Стамбуле. Этот проект для нас очень ценен, потому что при его реализации мы опирались на природные данные. Кроме того, при работе над этим проектом мы постарались не разделять, а наоборот, сочетать, комбинировать архитектурную, техническую часть и инновации. Мы привлекали к работе над проектом в качестве консультантов специалистов в различных областях. При этом опять же не разделяли их, а собирали за круглым столом, чтобы совместно вырабатывать правильные решения.

Насколько я знаю, высота телебашни — более 300 метров. С какими сложностями пришлось столкнуться при реализации проекта?
Заказчик поставил перед нами задачу создать проект высокой телебашни. Перед стартом работ мы консультировались с техническими специалистами по всему миру, в том числе опираясь на информацию о влиянии ветров. В результате приняли решение применять технологию, которую можно назвать «снизу вверх»: этажи изначально строились внизу, а уже потом их поднимали блоками наверх.
Проекты такого плана, правда, меньшей высотности, уже реализовались ранее. То есть нельзя сказать, что мы создали идею с нуля. Вообще, я считаю, что никакие новации на пустом месте не возникают. Всегда есть идея, которая в истории уже существовала, и ею просто нужно правильно воспользоваться, грамотно доработав и придав импульс развития.
Высота нашего объекта составляет 369 метров. И самой большой сложностью стало найти специалистов, готовых работать в таких условиях. На самом деле профессионалов, способных работать на высоте более 200 метров, очень немного. Это грамотные в строительном деле люди, которых можно пересчитать по пальцам. Хочется надеяться, что в будущем, по мере роста популярности высотного строительства, сложные операции на высоте будут выполняться не людьми, а технологиями, роботами или дронами.
проект музея.jpg
Раз уж вы заговорили об искусственном интеллекте, нельзя не задать вопрос о проекте музея робототехники в Сеуле. Перед вами стояла задача не только создать музей, в котором будут представлены разные типы роботов. Вы пошли еще дальше, приняв решение о том, что музей будет строиться роботами. Какие роботы создают данный проект? И что именно вы заимствовали у природы при его создании?
Подход к созданию проекта музея значительно отличается от проекта телебашни. Мы здесь не учитывали какой-то определенный природный фактор, например ветер или солнце. Скорее мы заимствовали у природы системный подход, заключающийся в том, чтобы от момента проектирования через весь процесс строительства все могло работать автоматически.
В этом проекте разные типы роботов будут выполнять различные задачи. К примеру, одна команда роботов соберет изогнутый металлический фасад музея, другая будет отливать из бетона плиты по технологии 3D-печати для укладки площади вокруг здания. Система информационного моделирования проследит за правильностью выполнения всех этапов работы. А мониторить всю производимую работу будут дроны.

В настоящее время создано множество художественных произведений, где говорится об угрозе искусственного интеллекта. Вы строите с помощью роботов, проектируете музей роботов... Не считаете эту угрозу реальной?
В принципе, любые цифровые технологии могут оказаться для нас враждебными. Однако люди должны обладать достаточным объемом знаний, чтобы роботов можно было контролировать. Мы должны учить наше подрастающее поколение, чтобы они не вырастали рабами технологий, но при этом умели использовать искусственный интеллект. Этот музей нужен в том числе и в образовательных целях, чтобы люди видели, как можно использовать роботов, и не боялись их.
Роботы приходят в нашу жизнь, постепенно вытесняя некоторые профессии. Как вы считаете, сможет ли со временем интеллект машины заменить интеллект архитектора?
Бесспорно, в будущем роль архитектора изменится. И определенные виды зданий, например жилье, будут создаваться без участия профессиональных архитекторов с помощью специальных программ. Будущие домовладельцы смогут сами проектировать дома и по сути становиться архитекторами. Но в таком случае нужно будет использовать другую терминологию и различать архитекторов (которых будет много) и настоящих архитекторов. Настоящий архитектор — это профессионал, который проектирует систему, а уже на основе этой системы создается массовый продукт, способный работать без участия человека или по крайней мере без участия настоящего архитектора.
Возьмем простой пример. Допустим, сейчас все фотографы, потому что массово доступны фотоаппараты. А почему это произошло? Потому что когда-то была создана система, позволяющая делать процесс фотосъемки доступным для всех. И тем не менее есть владельцы фотоаппаратов, а есть настоящие фотографы-профессионалы, способные создавать произведения искусства, — их единицы.

И когда, по-вашему мнению, наступит время, когда архитектором сможет стать каждый?
Это может произойти достаточно скоро. Постепенно создаются специальные программы, допускающие создание на основе одного варианта дома большого количества различных проектов в зависимости от площади и планировки комнат. Подобные программы будут позволять будущим владельцам домов выбирать какой-либо вариант, согласно которому они смогут спроектировать и построить свое здание. Однако роль архитектора по-прежнему останется ведущей. Архитектором будет тот, кто определяет все эти правила, тот, кто создает все эти, условно говоря, тысячи вариантов и кто ввел их в программу, чтобы массовые пользователи могли воспользоваться предложенными вариантами. Я бы использовала здесь термин «массовая индивидуализация». Как сейчас выглядит жилищное строительство? Существует типовой проект, опираясь на который реализуется массовое производство. А мы говорим тоже о массовой, но индивидуализации. Потребители смогут воспользоваться определенным проектом, но благодаря специальным программам каждый сможет выбрать собственный вариант дома.

Не боитесь, что при этом из архитектуры уйдет душа?
Я понимаю ваши опасения. Но за душу отвечает как раз архитектор. Тысячи вариантов проектов в программе создаются живым человеком. И задача архитектора в том, чтобы они были удобными, вписывались в города и чтобы каждый из них обладал душой. Я считаю, что именно в этом будет главная роль архитектора.

Госпожа Алтынышик, возвращаясь к вашим проектам, невозможно не отметить, что их главная черта — футуристичность. Как вы считаете, города в будущем будут выглядеть именно так или в архитектуре будут преобладать иные тенденции и материалы?
Города будущего — это прежде всего «умные города» с безопасными средствами передвижения, где будут максимально использоваться информационные технологии. Думаю, что мы будем применять при строительстве городов будущего иные материалы. Возможно, совсем уйдут из употребления стекло, бетон и сталь. Альтернативой им станут экологичные материалы, такие как, например, дерево. А могут и вовсе возникнуть в принципе совершенно другие строительные материалы.
Здания, которые создает наше бюро, кажутся людям футуристичными, в первую очередь из-за их непривычной формы. Но на самом деле форма дома зависит прежде всего от климатических условий. Так, при создании проектов для более теплого климата с помощью тестов мы определяем воздействие на здания солнечной энергии. И чем жарче, тем более сглаживается форма зданий, приближается к сферической, округлой. Если же это не учитывать и поставить в жарком климате дом кубической формы с плоской крышей, то все тепло пойдет на эту плоскую поверхность, и она будет сильнее нагреваться.

Можете ли вы назвать идеальный для вас город?
Это сложный вопрос. В каждом городе может быть что-то хорошее…
В последнее время я часто бываю в Сеуле и каждый раз больше узнаю о том, как устроен этот город. Мне нравится, как местные власти следят за ростом города, как они обеспечивают этот рост и следят за развитием территоррий.
Особенность города в его величине: в нем проживает порядка 15 млн человек. Именно поэтому в Сеуле нет одного центра города, здесь много центров, и в какой части города ты бы ни оказался, под рукой окажется все необходимое. При этом в каждой из частей Сеула есть свои изюминки, привлекательные как для горожан из других частей города, так и для иногородних туристов.
В Сеуле не забывают и еще об одном важном для растущих городов вопросе — о развитии общественного транспорта и каршеринга.
Кроме того, необходимо грамотно проектировать парки и общественные зоны. Хорошие примеры всего этого я наблюдаю в Сеуле.

Есть ли у вас планы по созданию проектов в России?
В скором времени я планирую начать работу по одному проекту в Краснодаре. Пока это единственный мой проект в России. Надеюсь, в будущем их станет больше.

Досье
Мелике Алтынышик — основатель и руководитель турецкого архитектурного бюро Melike Altınışık Architects. До того как начать свое собственное дело в Стамбуле,
Мелике работала в Лондоне в качестве ведущего архитектора в Zaha Hadid Architects (2006-2013). Госпожа Алтынышик занимается разработкой инновационного подхода к архитектуре, урбанизму и дизайну. Ее работа направлена на развитие реляционного подхода к архитектуре в связи с новыми технологиями проектирования. Работы Мелике получили множество престижных наград, включая Europe 40 under 40, FEIDAD Design Award 07 и Swiss Art Award.
Авторы: Елена Серегина