Чего не хватает России

Органическая архитектура — это настоящая философия, в основе которой идея о гармонии человека с окружающим миром, зданий с природой

22.05.2019
Яндекс.Дзен Instagram
Направление зародилось еще в 1890-е годы. Первое упоминание принадлежит Луису Салливену, однако сделать органическую архитектуру популярной удалось его последователю Фрэнку Ллойду Райту. Его «дом над водопадом», построенный в 1936-1939 годах, до сих пор считается неоспоримым эталоном. Но сегодня очевидно, что связь человека и природы стирается, органическая архитектура, особенно в России, развита слабо. О том, как эту связь восстановить и какие примеры гармоничного слияния архитектуры и ландшафта существуют, мы спросили у экспертов.
Луиджи Фьюмара.jpg
Луиджи Фьюмара, член Швейцарской ассоциации архитекторов и инженеров, почетный профессор Национального университета строительства и архитектуры (Киев, Украина):
— Органическая архитектура рассматривает каждое здание как живой организм, структурированный исходя из функций и контекста (место, социальная среда, культура времени). Каждая деталь выполняет свою функцию, будучи зависимой от соседних элементов и цельности «организма», создавая ощущение неразрывности. Цель органической архитектуры — создание зданий, которые отражают жизнь и индивидуальность человека.
В этом смысле органический дизайн учитывает не только физические потребности пользователей, но также психические и духовные. Методика органического проектирования включает изучение потребностей и личности, исследование места строительства и понимание перспектив развития человека. Множество архитекторов в мире определяют себя представителями органического подхода. Ассоциация «Международный форум «Человек и архитектура» (IFMA), президентом которой я являюсь, основана в Нидерландах около 30 лет назад. У нас около 300 участников и друзей в основном в Европе, а также в Америке, Австралии, Новой Зеландии, Азии и Южной Африке. Существуют и другие подобные организации: «Фонд Фрэнка Ллойда Райта», «Друзья Кебьярда» в США, «Друзья органической архитектуры»», ассоциация Arslineandi в Италии. Некоторые из представителей этих объединений довольно известны. Например, Грегори Берджесс из Австралии, Дуглас Кардинал из Канады, Эспен Таральдсен из Норвегии, Макс ван Хуут из Нидерландов, Йоахим Эбле из Германии. 
Среди ярких примеров органической архитектуры в мире Гетеанум (Дорнах, Швейцария, архитектор Рудольф Штайнер), Талиесин (Висконсин, США) и «дом над водопадом» (Пенсильвания, США) архитектора Фрэнка Ллойда Райта. Можно отметить церковь Иоанна Крестителя в Кампи Бизенцио недалеко от Флоренции, она создана Джованни Микелуччи. Вальдорфский детский сад «Волшебная флейта» в Бергене (архитектор Эспен Таральдсен), Вальдорфская школа в Зальцбурге у офиса BPR в Штутгарте, Центр для посетителей Национального парка Улуру-Ката (Австралия, архитектор Григорий Берджесс). Но в России я, к сожалению, не знаю выдающихся примеров интеграции архитектуры и пейзажа, хотя это может быть и моя неосведомленность. Взаимоотношения между зданиями и их окружением слабо изучаются архитекторами в постсоветских странах. Я знаю это, потому что последние 15 лет преподаю в России и на Украине. В России часто еще практикуется технический, абстрактный, формалистический и монументальный подход к архитектуре. Тормозит развитие органической архитектуры в сфере коммерческой недвижимости и желание разрабатывать дешевые и быстро реализуемые проекты для получения прибыли. Органическая архитектура же требует усердной работы и большей детализации, поэтому нелегко найти инвесторов, которые к этому готовы. С другой стороны, существуют примеры, что дом, построенный в России по органическому дизайну, можно сдавать в аренду по более высокой цене. Россиян органический дизайн обычно впечатляет, ведь такие здания отражают саму жизнь. Поэтому шансы на активное развитие у органической архитектуры в России есть.
Глеб Усаковский.jpg
Глеб Усаковский, директор и главный архитектор LLC ORGANIC ARCHITECTURE, соорганизатор международных семинаров по развитию органической архитектуры на Украине, в Перу и Германии:
— Органическая архитектура развивается там, где есть свободная конкуренция, свободный рынок, с одной стороны, и высокая интеллектуальная культура с другой. Главным препятствием в ее развитии являются неверные стереотипы, Бытует мнение, что стоимость создания органических объектов гораздо выше аналогов. Это не так, зачастую стоимость органических зданий значительно ниже за счет единства формы и функции. На эту тему есть множество статей и расчетов. Многие считают органическую архитектуру стилем. Но это не стиль, а подход, где архитектурный объект воспринимается как организм, взаимосвязанный с функцией и окружающей средой. Все части здания, дизайн внутри и снаружи создаются из функционала жизненных процессов. Также считается, что бионика и органическая архитектура похожи. На самом деле подходы в главном противоположны. В первом случае бионическая форма — главный фактор. В органической архитектуре форма лишь производная от функции. Стилистически в сильной природе органическая архитектура очень часто имеет жесткие очертания, как в «доме над водопадом» Райта. Главной задачей органической архитектуры является выражение жизни человека через гармонию с природой, а не подражание окружению.

За последние годы мы реализовали несколько проектов в России, также читали лекции и проводили мастер-классы. Вот несколько примеров. Иркутск. Офис ювелирной компании «Алмаз» — дизайн создавался как воплощение корпоративной культуры компании. Интересно, что в работе над дизайном интерьера мы затронули и фасад здания. Второй пример: перепланировка магазина компании «Оптима» в Екатеринбурге. Средний чек магазина до перепланировки показывал, что покупатели совершают покупки из двух-трех категорий товаров, всего в магазине больше 40 категорий. До нашего приезда в Екатеринбург руководство выявило основное ограничение — плохую навигацию. Обычно оборудование расставляется в зависимости от существующих ограничений, и в результате этого стереотипа мы можем наблюдать пространства, сформированные по принципу складов. Органическая архитектура создает дизайн в зависимости от главных процессов, а не от ограничений. Такими процессами в магазине являются процессы совершения покупок. Мы наблюдали за движением покупателей и выявили траекторию, вокруг которой организовали пространство магазина. В результате улучшения навигации увеличилось и количество покупок разных категорий товаров в магазине. 
Также я бы отметил гармоничный торговый центр в Осаке на месте сортировочной станции и наш пример перепланировки ЦУМа в Вильнюсе. В обоих примерах создается эстетика от взаимовыгодного сотрудничества продавцов и покупателей, выигрывают все участники процесса — город и окружающая природа. Вообще перспективы развития органической архитектуры я связываю именно с развитием бережливого производства и бережливого потребления и с появлением таких инструментов, как ТОС, позволяющих по-новому посмотреть на управление потоками и на организацию пространства. IT-технологии также подталкивают к органичному дизайну пространства, находя, например, оптимальные траектории движения людей.
Александр Толоконников.jpg
Александр Толоконников, ландшафтный дизайнер:
— Современная органическая архитектура в России развита слабо. Дело в том, что запросов на реализацию такого рода проектов мало. Отдельно взятые объекты, безусловно, есть, но массового спроса нет, потому что общественное сознание опирается сегодня на систему ценностей, места в которой органической архитектуре почти нет. Чтобы она стала популярной, у людей прежде всего должно быть внимательное отношение к окружающей среде, что является следствием отношения к себе как к носителю высокого звания Человек. Мы же сегодня живем в мире, где человеку сложно оставаться в естественном контакте с самим собой и со своим окружением. Такие процессы в обществе потребления объективны. Плюс информационная эра — люди часто бывают дезориентированы из-за обилия информации. Конечно, благодаря дискретному мышлению человечество далеко шагнуло в плане технического прогресса. Но это приводит к потере связи «с подлинным», аналоговое мышление теряет актуальность. Это выражается в разных аспектах, приводит и к отрыву от природы. Это не хорошо и не плохо, просто на сегодняшний день это так. Полагаю, близок момент, когда менталитет общества изменится и мы подойдем ближе к принципам так называемой органической архитектуры. 
Если говорить о классике органической архитектуры, то одной из икон, конечно, является Фрэнк Ллойд Райт, безумно талантливый человек. Если вас интересуют мои проекты, то я не занимаюсь ландшафтной архитектурой, не отвечающей критериям органической. Это, например, Гинкго Парк в Новочеркасске, Ива Парк в Тюмени, Лига Парк в Ростове-на-Дону и множество частных объектов. Но само понятие «органическая архитектура» искусственное. Первые образцы такого рода архитектуры можно найти во времена язычества, тогда люди жили в тесном контакте с окружающей средой, верования базировались на отношениях с природой. Причем у некоторых народов и этносов эта связь до сих пор не потеряна. Благодаря этому мы имеем возможность наслаждаться прекрасными образцами современной органической архитектуры. Яркие примеры — Япония, Испания, Скандинавия. А если мы посмотрим на территорию бывшего Советского Союза, то везде, где люди живут на периферии, органическая архитектура действительно осталась органической. Например, люди, живущие в горах, приноровились к камню как стройматериалу и остались верны ему, и это с учетом окружающих природных факторов: ветра, солнца, воды и так далее. Посмотрите на старинные улицы Европы — какие они извилистые. Тогда дома строили в первую очередь в зависимости от течения подземных рек, улицы повторяют их русла. Люди понимали, что с природой надо находиться в гармонии. В противном случае то, что человек созидает, будет подвергнуто разрушению.
Александрина Михайлова.jpg
Александрина Михайлова, кандидат искусствоведения, доцент кафедры дизайна Казанского государственного архитектурно-строительного университета:
— Теория органической архитектуры выкристаллизовывалась постепенно, обрастая концепциями Л. Салливена, Ф.Л. Райта, А. Аалто, Ф. Отто, Р. Нейтра и других. На их работах выросло уже не одно поколение российских архитекторов. Органическая архитектура своим примером демонстрирует единство формы и функции, и это становится основой проектирования многих современных объектов, и в этом Россия не является исключением. На примере многих, особенно концептуальных работ, в том числе студенческих, можно констатировать только возрастающую увлеченность данной темой, подкрепленной также зелеными, экологическими и экоустойчивыми идеями. Реализация их требует усилий и компромиссов в сложившейся годами архитектурной практике и преодоления инерции строительного сектора, но популярность и развитие органического подхода во всем мире — это естественный процесс. В том числе и в России поднимаются вопросы формирования новых типов образовательных учреждений, концепций экопоселений, проектирования современного городского благоустройства. 
Вопросы экосознания и осознания человека частью природы приводят нас к формированию новых концепций энергосбережения и оптимизации архитектурных и предметных форм, зеленого аккупунктирования в городской среде. Формулируются новые подходы, к примеру аркология, эргоцентризм с лежащим в основе него антропоцентризмом, переосмысливается сценарный подход, которому близко по формообразованию одно из ответвлений органической архитектуры — антропософское движение. Теоретические разработки мало-помалу подкрепляются архитектурными проектами, в которых все больше ощущается сомасштабность человеку, компенсация гомогенной среды и использование ландшафтного дизайна, в том числе вертикального озеленения.
Органическая архитектура является гармоничным синтезом функционализма и бионического направления и включает в себя также формы экспрессионизма, биотека, тенденции метаболической архитектуры, стилистику контемпораризма. Несомненно, это вопрос не только стилистики, но и интеграции, причем органичность в некоторых случаях может трактоваться весьма любопытно.
Так, The High Desert House (США) благодаря своей интересной форме и цветовому решению мимикрирует под окружение и принимает природные формы также внутрь себя. Дом у скалы Лунда Хагема (Норвегия) встроен непосредственно в природный объект — скалу, которая заменяет одну из стен и благодаря этому очень сильно входит в сам интерьер постройки. Земляные дома Петера Ветша (Швейцария) — прекрасный пример вписания объекта непосредственно в сам окружающий ландшафт, что влияет также и на формирование уникального планировочного решения. Вилла Пьера Кардена в Каннах демонстрирует нам концепцию раскинутого по площади комплекса, формирующего свой особый микроклимат внутренних пространств и раскрывающий окружающий ландшафт с множества внутренних видовых точек. Здание Кунстхауса в Граце, несмотря на свою активную форму и цветовое решение, относится многими искусствоведами в том числе к органическому направлению и, как ни странно, неплохо прижилось в исторической застройке, освежив ее. В городской застройке можно привести примеры районов Salettl, Viertel Zwei в Вене. В России это концепции мастерской Андрея Асадова, например парк Будущих поколений в Якутске, Дом новой культуры мастерской Сергея Чобана, смелые бионические эксперименты Бориса Левинзона, появившийся в Москве парк Зарядье.
Андрей Асадов.jpg
Андрей Асадов, руководитель архитектурного бюро ASADOV:
— Органическая архитектура — это очень обширное понятие, каждый видит в нем что-то свое. Для меня идеал органической архитектуры — это город-остров Мон-Сен-Мишель, место, где природное и рукотворное начала переплетаются между собой и продолжают друг друга. Более того, это пример того, как может выглядеть любой современный город. К сожалению, наши города далеки от подобного образа, пока это царство технократии: металл, бетон, стекло, асфальт, машины и ничего живого, кроме самих людей. Но Есть безошибочный рецепт — «природный урбанизм». Это то самое слияние природной и искусственной среды. Во многих странах появляется все больше примеров таких сооружений, причем как в виде зданий, так и в виде общественных городских пространств. Известный пример — это парк Хайлайн в Нью-Йорке, где заброшенную железнодорожную ветку превратили в суперпопулярный городской бульвар. Или ряд построек в Сингапуре с парками на крышах и промежуточных этажах. Природа, вытесненная городом, вновь «прорастает» в нем. В нашей стране теперь тоже есть образец органической архитектуры во всей ее красе — я имею в виду парк Зарядье. Далеко не каждый посетитель парка догадывается, что на самом деле он гуляет по крыше многоэтажного сооружения, замаскированного под природный оазис. Я убежден, что органическая архитектура — это будущее для всех городов, восстановление баланса с окружающим нас миром. 
Авторы: Наталья Приходько