Владимир Кудряшев: «Главный архитектор должен обеспечивать компромисс интересов всех участников градостроительной деятельности»

Тема обновления закона «Об архитектурной деятельности» не теряет своей актуальности. Буквально на днях в Национальном объединении изыскателей и проектировщиков состоялось рабочее совещание, посвященное обсуждению этого вопроса

19.04.2019
Яндекс.Дзен Instagram
В ходе мероприятия большинство экспертов акцентировали внимание на грамотном отражении в проекте закона роли главных архитекторов городов и поселений и аттестации специалистов. Подробнее о том, какие могут быть пути решения обозначенных выше вопросов, в интервью изданию рассказал заместитель министра строительства, архитектуры и ЖКХ РТ Владимир Кудряшев.
Владимир Кудряшев
Одно из положений нового закона «Об архитектуре» касается усиления роли главных архитекторов городов и субъектов РФ. На ваш взгляд, как можно установить не только обязанности, но и права главного архитектора?
Надо признать, что сложившаяся в настоящее время в России структура органов и организаций профессионального архитектурного сообщества не способна в полной мере обеспечить общественное предназначение архитектуры и обеспечить необходимое наполнение ее функций исходя из объективных потребностей страны в современных качественных зданиях и среде жизнедеятельности.
Дело во многом осложняется тем, что большая часть государственных и общественных институтов профессионального архитектурного сообщества России представляют собой фрагменты административного наследия советского периода и функционируют по инерции, транслируя представления и подходы, плохо соотносящиеся с потребностями сегодняшнего времени.

Трансформация функциональной специализации органов и организаций профессионального архитектурного сообщества России в процессе перехода к современному регулированию профессии архитектора должна происходить по двум основным направлениям. Первое — настройка системы государственных и муниципальных органов, ответственных за выработку и реализацию государственной архитектурной политики, на обеспечение новых задач, связанных с реализацией национального приоритета — повышения качества городской среды. А второе — функциональное наполнение деятельности организаций профессионального архитектурного сообщества как институтов гражданского общества, выступающих в партнерстве с государством в решении приоритетных задач национального развития.
Первоочередным шагом в данном направлении представляется современная реализация задачи повышения роли главных архитекторов городов и субъектов РФ.

Реализация ее связана в первую очередь с перенастройкой функциональных компетенций органов власти, направленных на генерацию процессов реального преобразования качества городской среды, ревитализацию застроенных территорий городов, на изменение основных принципов и подходов во взаимоотношениях власти и бизнеса, функционирующего в сфере девелопмента, городского строительства и благоустройства.
Поэтому исключительно важным представляется задать ценностное измерение «повышению ответственности главных архитекторов», с тем чтобы оно состоялось не только во властно-бюрократической системе координат, но и в реальной жизни общества.

Что касается второй составной части повышения качества архитектурной деятельности — функционального наполнения деятельности организаций профессионального архитектурного сообщества, то надо остановиться на принципиальных недостатках действующего законодательства.
С момента принятия Федерального закона от 17 ноября 1995 г. № 169-ФЗ «Об архитектурной деятельности в Российской Федерации» общие подходы к организации государственного регулирования различных сфер экономической жизни российского общества претерпели существенные изменения. И сегодня во главу угла поставлена «парадигма дерегулирования», в рамках которой государство передает выполнение некоторых функций, в том числе и определенных властных полномочий, иным субъектам экономической деятельности, не являющимся органами госвласти, — различным некоммерческим корпоративным организациям, в том числе профессиональным объединениям и саморегулируемым организациям. Отражением парадигмы дерегулирования применительно к архитектурной деятельности стало исключение из текста указанного ФЗ главы II, посвященной вопросам лицензирования этой деятельности. Учитывая, что лицензирование является одним из наиболее жестких административно-правовых режимов регулирования экономической деятельности, наиболее значимым ограничителем ее свободы, этот момент нельзя не признать положительным.
Владимир Кудряшев
Что же в числе отрицательных последствий?
На смену лицензированию не пришел какой-либо иной механизм государственного регулирования (или саморегулирования) архитектурной деятельности. Саморегулирование в сфере архитектурно-строительного проектирования распространяется только на предпринимательскую деятельность. Профессиональная деятельность в этой сфере не регулируется, и качество среды жизнедеятельности человека и общества остается без защиты перед интересами строительного бизнеса.

Либерализация законодательства об архитектурной деятельности привела к нарушению баланса между частными и общественными интересами, что породило широкие возможности для злоупотреблений, приводящих к серьезным негативным последствиям для участников гражданского оборота и качества среды жизнедеятельности. Не менее значимым негативным аспектом действующего законодательства в сфере архитектуры, существенно снижающим его эффективность, является наличие противоречий между нормами ФЗ «Об архитектурной деятельности» и Градостроительного кодекса, в том числе в части выдачи разрешений на строительство.

Сегодня остро встает вопрос о квалификации специалистов — архитекторов — и о защите общества от непрофессиональных действий в архитектуре и градостроительстве...
Мировой опыт сформировал принципы обеспечения такой защиты: к самостоятельной архитектурной деятельности допускаются только лица, получившие, кроме высшего архитектурного образования, практическую подготовку и подтвердившие свою квалификацию. Квалификационную аттестацию при этом ведут либо государственные органы с обязательным участием экспертов — профессиональных архитекторов, либо профессиональные объединения архитекторов.

В Советском Союзе квалификация «архитектор» присуждалась автоматически после обучения в архитектурном вузе (в течение 6 лет) и успешной защиты дипломного проекта. Все вузы были государственными и вели обучение по единой, строго контролируемой государством программе, что обеспечивало относительно ровный и достаточно высокий уровень образования по всей стране.
Несмотря на то, что опыта для самостоятельной работы у выпускника вуза не было, это не представляло опасности для жизни, здоровья и имущества граждан, объектов культурного наследия и экологии, так как весь процесс проектирования и строительства велся в государственных организациях и контролировался целым рядом госорганов, прежде всего государственной экспертизой.

Система образования и контроля безопасности архитектурной деятельности в большинстве развитых стран с самого начала основывалась на совершенно иных рыночных принципах конкуренции и разнообразия форм собственности. В условиях, когда большинство вузов не принадлежат государству и руководствуются своими (конкурирующими между собой) учебными программами, а инструменты внешнего контроля в виде согласований, архитектурных советов, государственной экспертизы и архстройнадзора отсутствуют, применяется система контроля квалификации архитекторов «на входе в профессию» и персональной профессиональной ответственности лиц, получивших звание «архитектор».

Выпускник вуза не имеет права носить звание «архитектор» и предлагать свои услуги на рынке профессиональных услуг, не пройдя процедуры подтверждения квалификации («регистрации») и не вступив в профессиональную организацию (принявшую Кодекс профессиональной деятельности) и не застраховав риски своей профессиональной деятельности. Такой порядок зафиксирован в «Соглашении Международного союза архитекторов (МСА) по рекомендуемым стандартам профессионализма в архитектурной практике», в которое, в частности, рекомендует всем странам базировать свое законодательство на принципах, изложенных в соглашении. Согласно новому закону «Об образовании в РФ» введены степени «бакалавр» и «магистр», присуждаемые вузами. Присуждение же профессиональной квалификации в России полностью отсутствует.

Законопроект предлагает решение данного вопроса. В частности, в него внесено требование об обязательном проведении аттестации специалистов архитектурной отрасли. Это позволит российским архитекторам в том числе выйти на международную арену и пополнить портфолио зарубежными проектами. Новый закон в идеале должен восстановить статус архитектора в строительных вопросах. Кроме того, законопроект укрепит роль главных архитекторов городов и регионов, ужесточит контроль над архитектурно-строительными работами и качеством городской среды, введет в обязательную практику архитектурные конкурсы по всем значимым проектам в сфере градостроительства и благоустройства.
проектирование
Должности главных архитекторов сегодня часто остаются вакантными, а в некоторых городах совсем устраняются. Отчасти это происходит из-за незащищенности специалистов этой сферы в случае возникновения сложных ситуаций. Как справедливо распределить полномочия контроля и ответственность в этой сфере?
Должность главного архитектора никогда не была легкой. Даже во времена СССР при типовом проектировании и единых строительных нормах и государственном планировании строительства хороший архитектор города считался штучным продуктом. Он должен был иметь необходимую профессиональную подготовку, опыт работы и взаимодействия с административным аппаратом всех уровней городской жизни, обеспечивая компромисс интересов всех участников градостроительной деятельности. Не случайно лучшим главным архитекторам вручается статуэтка Кентавра.

В новых социально-экономических условиях работа главного архитектора стала на порядок сложнее. За стремительно меняющимся законодательством не всегда успевает градостроительная документация. Во многих случаях архитектор становится крайним в ситуации, когда права, обязанности и объемы работ разбалансированы. Главы городов при значительном объеме работ разделяют обязанности главного архитектора и начальника управления архитектуры, как бы разделяя творческую и управленческую составляющую. Здесь не может быть единого рецепта: условия и объемы разные. Поэтому в конечном итоге суть вопроса заключается в принципах взаимодействия и уровне взаимопонимания архитектора и главы. Если глава поселения действительно считает архитектуру и градостроительство важной сферой, вникает в эти вопросы, то и условия работы и структура уполномоченных служб будут соответствовать требованиям времени, даже при наличии несовершенного законодательства. Если взаимодействие и контроль формальны, трудно ожидать высокого качества работы. В городе должны быть подготовлены такие правила застройки, чтобы их нельзя было произвольно трактовать. Механическое создание дополнительных контрольных структур без четких правил только усложнит процедуры согласования. Однако принципиальное улучшение в работе служб архитектуры и градостроительства возможно только в условиях стабильного законодательства.

Авторы: Ирина Сухова