Чего не хватает России

Архитектура выходит за рамки привычного понимания искусства, поскольку именно она создает пространства и декорации, улучшает качество окружающей среды, создавая тем самым летопись развития мира

12.09.2017

С каждым годом в российских городах появляются новые достопримечательные объекты, включающие в себя как инновационные дизайнерские решения с предпосылками архитектуры будущего, так и уважение к историческому контексту. Об интересных проектах современности, а также о тенденциях развития отечественной архитектуры «Вестнику» рассказали зодчие из разных городов России.

 
Николай Шумаков, президент Союза архитекторов России:
— Из всех архитектурных символов Москвы самым интересным и уникальным сооружением я считаю, безусловно, Живописный мост. Первый вантовый мост в столице расположился в районе Серебряного Бора, на участке Звенигородского шоссе. Масштабы этого объекта тоже впечатляют. Высота сооружения составляет более ста метров, пролет дорожного полотна (409,5 м) на высоте порядка 30 м от поверхности воды подвешен на 72 вантах к несущему пилону моста. Под сводом моста висит огромное стеклянное яйцо, в котором есть смотровая площадка с невообразимо красивым видом на столицу. Именно в этом яйце будет располагаться ЗАГС, попасть в который можно будет с правого берега реки Москвы двумя комфортными и вместительными лифтами. Внизу опоры, на правом берегу реки, планируется еще один зал бракосочетаний. Этот объект органично вписался в существующий архитектурный ансамбль и ландшафт зеленой зоны столицы, которая является особо охраняемой природной территорией в черте Москвы.
мост.jpg

Живописный мост

Однако, к сожалению, понятие российской архитектуры сегодня утратило былую ценность. Архитектура живет по старым понятиям и принципам, заложенным еще Никитой Хрущевым в 1955 году. А принцип тогда был один — борьба с излишествами. Поэтому уникальная, качественная архитектура в России появляется лишь в виде исключений. Усугубляет ситуацию и тот факт, что «лицом» российской архитектуры по сути являются панельные дома — именно на них приходится основная доля существующих застроек. Задачей номер один для развития архитектуры России я считаю отказ от панельного домостроения. Панельные дома — это плохие дома. При этом нововведения 2016 года в Градостроительном кодексе предоставляют застройщикам право многократно использовать проектную документацию...
В таких условиях сложно делать прогноз о том, какими станут наши города в будущем. Если не произойдет существенного изменения в государственной архитектурной политике, то мы будем лицезреть печальную картину уныния, однообразия и депрессивной среды от типовых застроек. Строительное лобби преследует лишь одну цель: быстрее, дешевле построить и как можно дороже продать. В этой погоне за деньгами архитектор оказывается лишним. И только государственное решение может в корне переломить ситуацию. Большинство архитекторов — оптимисты. Мы не хотим оставлять потомкам унылые города и потому надеемся, что государство пересмотрит свою политику, осознав, что архитектура — это основная составляющая государства, представляющая собой историю развития целой эпохи.

Сергей Лукиянов, заслуженный архитектор Чувашской Республики, директор ООО «АМ «Мой город», председатель Союза архитекторов Чувашии:
— Удачным проектом, в реализации которого я принимал непосредственное участие, считаю строительство Покровско-Татианинского собора в Чебоксарах, который изначально создавался как храм — церковь в честь святой великомученицы Татианы. Еще в начале нулевых президент Чувашии Николай Федоров собрал совещание, на котором обсуждались вопросы проектирования нового храма. Московский район для его строительства был выбран не случайно: здесь сосредоточено много городской молодежи — студентов из общежитий, и не было ни одного храма. Именно поэтому и предполагалось создать Татианинский храм, символизирующий молодость. Тогда Николай Васильевич лаконично пояснил, что храм должен быть скромным, но роскошным, женственным и полным небесной красоты. Решить эту задачу надо было уже на стадии проектирования. Изначально был проведен небольшой архитектурный конкурс, который предоставил нам целый набор мыслей и направлений. Проект мы разрабатывали под пристальным вниманием епархии и руководства республики. Порадовал и тот факт, что при строительстве утвержденный эскизный проект не подвергался никаким изменениям. Архитектуру храма мы создавали, ориентируясь на приемы второй эклектики. Перед главным входом в собор была создана колоннада. Также использовались элементы упрощенного классицизма, русского стиля и необарокко, базирующихся на традициях античного архитектурного ордера в колоннаде. Учитывая обязательное требование главы республики, цветовую гамму храма мы сосредоточили на светло-голубоватых тонах. Отлично было выбрано и местоположение: на возвышенности, возле рощи, благодаря чему этот высокий объект виден во многих районах города. Сегодня собор превратился уже в целый комплекс. Там появился отдельно стоящий крестильный храм, епархиальная школа и епархиальный дом, часовня в виде алтаря. Отлично благоустроена и придворовая территория. С ввода объекта в эксплуатацию прошло уже 11 лет, и мы видим, что он пользуется большой популярностью как у горожан, так и у гостей нашего города. Да и искусствоведы, ссылаясь на стилистику собора, оценивают ее исключительно с положительной стороны.
собор.jpg

Покровско-Татианинский собор

Современные условия экономики обеспечили новые тенденции в развитии городов — рачительное отношение к территории. Сегодня необходимо приводить в санитарное соответствие районы, которые ранее были промышленной зоной. Силуэт города необходимо формировать не с внутренней стороны, а со стороны Волги. И каждое высотное место в том районе должно быть четко обосновано. Но, к сожалению, встречаются и спонтанные застройки. Я думаю, что это бич многих территорий. Сложно делать прогноз, каким будет наш город через несколько десятилетий — во многом это зависит от государственной политики. Однако я хочу выделить несколько задач, которым следует уделять приоритетное внимание. Во-первых, необходимо развивать транспортную инфраструктуру. Во-вторых, проводить планомерное озеленение территории. Нельзя вырубать зеленые насаждения в парках и строить там различные здания. Каждый год у нас приурочен тому или иному направлению. А неужели такие первостепенные задачи, как экология, нельзя решать комплексно? Заглядывая вперед, в будущее наших городов, могу лишь предположить, что в архитектуре появятся новые и современные стили, которые будут развиваться обязательно.

Владимир Григорьев, председатель Комитета по градостроительству и архитектуре, главный архитектор Санкт-Петербурга:
— За более чем 300-летнюю градостроительную историю в Санкт-Петербурге были сформированы архитектурные принципы и традиции, благодаря которым внешний облик города по праву считается уникальным и привлекательным для туристов со всего мира. Архитектура города обладает характерными чертами: ей присуще смешение стилей, применение цветовых принципов в окраске фасадов зданий и сооружений, подсветка зданий исторического центра и районов современной типовой застройки, гранитная облицовка набережных. Среди градостроительных особенностей выделяется строгая планировка улиц и лучеобразная система магистралей, система рек и каналов, дворцово-парковые комплексы и городские архитектурные ансамбли, а также территория «серого пояса» и высотные доминанты.
Следует отметить, что современная архитектура может быть вписана в историческую ткань города при условии соблюдения всех норм градостроительного законодательства. Развитие исторической среды и новое строительство должны рассматриваться в едином контексте и не вступать в диссонанс, опираться не только на текущую градостроительную ситуацию, но и учитывать долгосрочную перспективу, а также носить качественный характер и иметь масштаб. Тем не менее в жилищном строительстве перспективным представляется понижение этажности при сохранении экономической выгоды от реализации проекта. Сегодня в Петербурге появляются такие примеры, однако в основном они представлены авторскими проектами. Удачным сочетанием исторической площади и современных технологий можно считать здание Главного штаба Эрмитажа, где организовано уникальное выставочное пространство для жителей и гостей нашего города. Создан интересный интерьер для Центрального выставочного зала «Манеж», открыты «Экспофорум» и вторая сцена Мариинского театра, построена Академия танца Бориса Эйфмана. В 2016 году начато строительство Театра Европы, открылось новое многофункциональное культурное пространство «Новая Голландия».
Эрмитаж.jpg

 Главный штаб Эрмитажа

академия танца.jpg

Академия танца Бориса Эйфмана

В прошлом году комитетом было проведено два значимых архитектурно-градостроительных конкурса, направленных на разработку концепций застройки новых жилых кварталов города, отражающих петербургский стиль XXI века, а также планировочное и объемно-пространственное преобразование части территории исторического промышленного «серого пояса» — важного ресурса устойчивого городского развития и резерва для градостроительных преобразований исторического центра. Город планирует развивать эти территории, применяя принцип многофункциональности: сочетания жилой, производственной, деловой, общественной и культурной функций. Особое место в этом процессе отведено фокусным точкам урбанистического процесса — общественным городским пространствам. Именно этот фактор сегодня является очень важным как для экономического и социального роста Санкт-Петербурга, так и для улучшения качества жизни населения.

Андрей Молоков, начальник Департамента архитектуры, градостроительства и регулирования земельных отношений Екатеринбурга:
— Сегодня в Екатеринбурге строится много оригинальных зданий в контексте актуальных градостроительных тенденций с учетом окружающей городской среды. Создается образ крупнейшего урбанизированного современного города, транспортного, культурного, экономического центра Свердловской агломерации. Уникальные авторские решения высотных зданий, в частности в центральной части города, отражают современные тенденции в мировой архитектуре с учетом новейших возможностей технологических, конструктивных решений. При этом абсолютное большинство памятников архитектуры, имеющих реальную ценность, не только сохранены в Екатеринбурге, но и большинство из них реконструировано. В первую очередь это те памятники, за которые отвечает город. Флагманом движения к устойчивому развитию Екатеринбурга становится стратегия пространственного развития, в рамках которой принимаются решения о выделении на карте градостроительного зонирования новых территорий общественного пользования. В преддверии чемпионата мира по футболу FIFA 2018 запланирован ряд мероприятий по реконструкции озелененных участков, составляющих в совокупности систему прогулочных маршрутов. Планируются творческие конкурсы на разработку концепций благоустройства территории, различных по функциональности, типологии, местонахождению. Интересным, уникальным объектом я считаю здание отеля «Хаят Ридженси», расположенное на ул. Бориса Ельцина, 8, в Екатеринбурге. Здание отвечает всем современным требованиям архитектурно-градостроительного проектирования и реализации объекта капитального строительства. 
Хаят Ридженси Отель.jpg

Отель «Хаят Ридженси»

Проект отеля разработан известным французским архитектурным бюро Valode&Pistre. Согласно идее авторов, а также концепции Hyatt Regency, 20-этажное здание отеля на 296 номеров, в числе которых 56 — категории «люкс», стало гармоничным продолжением архитектурного ансамбля Екатеринбурга. Здание отеля объединяет в себе основные характеристики заявленного бренда, богатое образно-тематическое пространство и новации конструктивного решения.

Вячеслав Генне, главный архитектор города Калининграда:
— Архитектурный ландшафт Калининграда изобилует интересными объектами разных стилей, исторических эпох, разнообразной типологией. Именно широкая типологическая линейка делает Калининград уникальным российским городом. Здесь есть кварталы купеческих вилл, сотни гектаров довоенной «промки», представленной сложными многопролетными металлоконструкциями и готическими деталями, полтора десятка фортов, образующих оборонительное кольцо, яркие примеры Баухауза и, конечно же, объекты архитектуры советского периода. Говоря о диковинных зданиях, можно отметить такие арт-объекты, как дома Хундертвассера, кубические дома в Роттердаме, архитектурные объекты Фрэнка Гери или Калатравы. Но подобного в Калининграде нет. Хотя чем не диковинка Дом Советов? Ставший визитной карточкой города легендарный недострой в стиле брутализма 70-х вот уже без малого полвека смотрит свысока, уверенно обустроившись на Королевской горе, на своих почитателей и ненавистников. Точно диковинными можно назвать здания и сооружения комплекса мясокомбината на алее Смелых. Промышленная готика и конструктивные вставки ярко дополняются впечатляющими интерьерами — литыми колоннами с коринфским ордером, горгульями, завершающими деревянные балки, величественной водонапорной башней... Все это создает неповторимое впечатление. Отдельно можно отметить уникальный объект — Калининградский железнодорожный вокзал, выполненный в синтезе конструктивизма и готики. Именно это сочетание создает неповторимое впечатление от фасадов, деталей интерьеров главного и второстепенного корпусов Южного вокзала Калининграда.
железнодорожный вокзал, Калининград.jpg

Южный вокзал, Калининград

Есть интенсивное и, соответственно, экстенсивное земледелие. Именно эти категории в полной мере характеризуют современные тенденции в архитектуре. И в этом плане Калининград ничем не отличается от других городов России. Точечная застройка становится все более изысканной и потихоньку выходит из оборота. Девелоперы шерстят массивы садовых обществ и промзон. Плотнейшая многоэтажная застройка создает все новые депрессивные спальные районы. Квартира-студия площадью 16-21 кв. м уверенно вошла в рынок жилья, завоевав сегмент «покупка до 1 млн рублей», выиграв в историческом споре у знаменитых хрущевок. При этом 16-метровая квартира — никак не лучшее пространство для развития института семьи. Города теряют ресурсы территорий для создания среды иного качества, не создаются новые градостроительные доктрины, игнорируется положительный опыт, преобладает микрорайонная застройка. Думаю, через 10 лет и в дальнейшей перспективе Калининград, как и другие российские города, станет плотнее и выше. Границы городской черты будут меняться. Надеюсь, что государство обратит внимание и на понятие архитектуры, и разовьется в целом законодательство в сфере охраны объектов культурного наследия. Активно будут замещаться промышленные и складские территории. Изменятся законодательство и нормы. Понятие инсоляции заменится на уровень освещенности, что позволит проектировать и строить плотнее для максимально эффективного использования главного невозобновляемого ресурса — земли.

Владимир Кирьязиев, директор ООО «Творческая мастерская «Новая Аттика» (Ростов-на-Дону):
— К сожалению, тенденции развития современной российской архитектуры таковы, что выявить необычное, диковинное и, конечно же, красивое здание в Ростовской области или в российской архитектуре представляется сложно. Это объяснимо тем, что в среде застройщиков жилых и небольшого количества общественных зданий еще не закончился период «дикого» капитализма и «первоначального накопления капитала». Бесконечные проекты жилых комплексов, строящихся или готовящихся к застройке в донской столице, не перестают удивлять разнообразием китча. Происходит это по многим причинам, в числе которых и низкий эстетико-вкусовой уровень застройщика, и желание получить максимальный доход при минимальном вложении средств как в сам проект, так и в его эстетику,, в работу проектировщика. Не хотят застройщики вкладываться и в качественные строительные материалы, предпочитая или навесные железобетонные крашеные панели, или стены из низкосортного гиперпресованного лицевого кирпича с низкой эстетикой, или навесные дешевые фасады из керамогранитной плитки с торчащими наружу клемами-держателями.
Отдельно стоит вопрос о нынешних стилевых особенностях. Основным направлением современной жилой архитектуры является использование в качестве модуля одной секции ж/б многоэтажного дома и комбинирование ее в 2-4-секционных вариантах с различной цветовой раскраской одинаковым случайно найденным узором. Также присутствует лапидарно-брусковое направление из далеких 70-х годов, заключающееся в предельно брутальных и максимально упрощенных прямоугольных формах, окрашенных случайно двумя-тремя «растяжками» одного цвета. С ними конкурирует другой подход к формированию архитектуры — «одночастно-брусковый», когда в качестве основного композиционного элемента принимается одна секция и из нее формируются так называемые ансамбли, либо выстроенные в 2 ряда и вытянутые в длину композиции, либо случайно повернутая в разные стороны одна и та же секция, формируя тем самым, видимо, креативность в архитектуре. Отмечу, что соревнование застройщиков в этой стилистике идет по всей стране, и прежде всего в Москве. И донская столица — это слабый отголосок в этом непростом соперничестве.
Работая в сложившейся городской среде, невольно возникает желание пойти по стилистическому пути существующего контекста, вписав новый объект в окружение с использованием мотивов и стилистики окружающей застройки. Однако застройщик, превентивно согласившись с таким подходом, уверенный, что проект получит одобрение архитектурной общественности, в ходе строительства начинает самостоятельно упрощать проект, заменяя материалы и элементы дома, грубо коверкая значимые акцентные объемы. И результат не заставляет себя ждать. Ярким примером тому является 10-этажное офисно-жилое здание, расположенное на углу ул. Пушкинской и пер. Доломановского. Запроектированное и задуманное нами изначально в контексте сложившейся среды, здание получилось лишь слабым отголоском проекта: в нем было заменено почти все.
Еще одним из направлений, активно эксплуатируемым в настоящее время, является ретроспективизм — проектирование по мотивам какого-либо стиля. В Москве, как правило, это главным образом сталинский ампир, то есть тоска по величию и богатству помпезной архитектуры, активно продвигающаяся в сознании потребителей на контрасте с архитектурой 60-90-х. В качестве творческого эксперимента (но по заданию заказчика) мы также запроектировали здание в стиле сталинского ампира в Ростове-на-Дону в пер. Соборном, между ул. Текучева и ул. Черепахина, строительство которого идет быстрыми темпами. И нам, безусловно, интересен будет результат восприятия этого здания горожанами. Задумываясь порой над причинами такой архитектурной вакханалии, понимаешь, что прежде всего она является следствием написанного непрофессионалами Градостроительного кодекса РФ, в котором отсутствует момент обсуждения, согласования и принятия того или иного архитектурно-художественного решения застройки. Для того чтобы построить архитектурное сооружение, застройщику необходимо получить градплан земельного участка, запроектировать сооружение и пройти техническую экспертизу проекта. Ни на одном из этих этапов не утверждается и не согласовывается собственно архитектура объекта. Главному архитектору города это запрещено Градкодексом, а если он делает приписку в градплане о том, что архитектурно-художественное решение объекта следует предварительно согласовать у главного архитектора города, то заказчик немедленно угрожает главному архитектору судом или прокуратурой. Градостроительному совету при департаменте архитектуры также запрещено Градкодексом вмешиваться в этот процесс. Тем самым архитектурная составляющая нашей городской среды отдана полностью на откуп застройщику, художественно-эстетический уровень которого оставляет желать лучшего. Поэтому сегодня сложно и практически бесперспективно строить прогноз о дальнейших путях развития архитектуры российских городов. 
            bool(false)
        
Авторы: Марина Коренец