Алексей Поляков: «Российский экостандарт на 80% основан на BREEAM и LEED, кроме самых несуразных требований»

В пятой редакции технических требований и рекомендаций ФИФА к спортивным стадионам особое внимание отводится вопросам экологичности

04.07.2016

В пятой редакции технических требований и рекомендаций ФИФА к спортивным стадионам особое внимание отводится вопросам экологичности — как на этапе строительства, так и в ходе дальнейшей эксплуатации и использования в режиме наследия. Что уже внедрено в мировую практику, для России все еще представляется либо невероятно сложным и дорогим проектом, либо всего лишь желательным, но необязательным «бонусом» при возведении спортобъектов. О мифах и реальности современного экостроительства спортобъектов в РФ «Вестнику» рассказал Алексей Поляков, председатель правления Совета по экологическому строительству в России и генеральный директор «Просперити Проджект Менеджмент».

— Программа Green Goal, рекомендованная ФИФА для строительства стадионов, нацелена на уменьшение потребления питьевой воды, отходов, энергии и т.д. Как с этой точки зрения организовано строительство российских стадионов?

— Программа Green Goal, которую утвердила и сейчас применяет ФИФА при подготовке к чемпионатам мира, впервые была разработана для турнира в Германии. Однако программа не заменяет сертификацию стадионов, которую требует ФИФА. Это собственный документ, который, начиная с российского (2018 г.) и катарского (2022 г.) чемпионатов, является обязательным. В заявочных книгах страны-хозяйки мундиаля обязаны учитывать соблюдение принципов программы Green Goal. Основные категории, которые четко описаны в программе:
— ресурсосбережение;
— мусор и его переработка, минимизация отходов;
— энергоэффективность;
— транспортная доступность с максимальным использованием общественного транспорта, а также доступность стадионов на альтернативных или экологичных средствах передвижения;
— сертифицированные цепочки поставки стройматериалов и сами материалы;
— аспекты, затрагивающие изменение климата.
Это шесть основных категорий, которые обязательно вносятся в заявочную книгу с указанием, как они будут выполняться. Сейчас действует пятая редакция требований и рекомендаций ФИФА, которая четко говорит о сертификации по стандартам LEED и, возможно, по стандартам BREEAM.

— Это программа 2011 года?

— Да, но к концу 2015 г. ФИФА должна сделать новые рекомендации, учитывая предыдущий опыт и специфику России. Ведь к нашей стране сложно применять ранее действующие правила, так как у нас до последнего времени экостроительства как такового не было, в отличие от Германии, которая уже 30 лет на этом пути.
Пока обсуждается итоговая версия программы, но уже известны требования. Ссылки на требования ФИФА включены во всю конкурсную документацию по проектированию стадионов. Понимаете, в чем проблема? Для застройщика главное — успеть в срок, затем уложиться в бюджет, и лишь в конце он будет думать о требованиях ФИФА, вопросах наследия и т.д. Поверьте, это не самые важные моменты для чиновников, принимающих решения. Объявлено, что 6 из 10 стадионов должны быть сертифицированы по BREEAM. Поэтому требования, конечно, будут включены в проект, но как это будет реализовано, предварительно можно посмотреть на опыте Сочи, где на экосертифика-цию подали заявки три спортивных сооружения и семь инфраструктурных. За исключением Большого ледового дворца, арены ее не получили. Стадион «Фишт», несмотря на небольшую «переделку» к ЧМ по футболу 2018 г., скорее всего, не сможет быть сертифицирован по стандарту BREEAM, как ранее планировалось.

— А если сооружения не будут сертифицированы, что произойдет?

— Чемпионат будет проводиться все равно. Здесь главное, чтобы в срок были построены арены и игры прошли без срывов, на полях с качественным газоном, учтены требования безопасности и работы телевизионщиков. Увы, но экологические аспекты всегда на втором плане.
Сейчас идет работа над заменой международной системы сертификации на российскую. Так легче будет работать, поскольку международная сертификация делается иностранными организациями, а российская — своими. Это ситуация установления новых правил, поиска путей для ведения диалога. Один из примеров: для стадиона «Лужники» было сделано послабление по требованиям, поскольку при реконструкции нужно было обеспечить 89 тыс. мест для проведения финального матча. А это стоило бы сверхдорого, ведь пришлось бы принципиально изменять конструктивные решения. Вот такой же частью диалога является и возможность сертификации стадионов по разработанной, согласованной и утвержденной ФИФА российской системе. Она, кстати, уже существует — ГОСТ Р 54964-2012, который 1 марта 2013 г. введен в действие. Это на 80% переработанные требования стандартов BREEAM и LEED, за исключением самых несуразных. То есть выбраны только реально выполнимые для нашей страны критерии. Теперь идет работа, чтобы согласовать и разработать с ФИФА версию российского «зеленого стандарта», которая бы относилась именно к спортивным сооружениям. Ведь спортивные объекты сложны и многофункциональны, они отличаются от отдельных зданий, которые чаще всего сертифицируют. И поэтому в мире не так много сертифицированных строго по стандартам LEED и BREEAM стадионов. 
 
стадион.jpg

— Одним из ключевых требований является вопрос водосбережения...

— Действительно, это особенно актуально с учетом специфики полей, где целый комплекс вопросов связан с натуральным газоном и поливом травы. Как можно повысить водоэффективность? Прежде всего, это сбор и использование дождевой воды. У стадионов чаще всего конструктивно огромные крыши и перекрытия, соответственно, это большая площадь, на которой можно собирать дождевую воду и потом использовать ее для полива или технических нужд. Главная задача — снизить потребление питьевой воды. Однако в Сочи, где пытались это делать, впервые столкнулись с тем, что наши санитарные и эпидемиологические требования не предусматривают использование технической воды. Для того чтобы ее использовать, нужны отдельные водопроводы, коммуникации, средства ее сбора, очистки и обеззараживания, что удовлетворило бы требования санэпидемстанции. Правда, там все же удалось применить особые техусловия, в итоге на стадионе «Фишт» дождевая вода, действительно, собирается и используется.
Но дело не в том, что это сложно или дорого — такого рода дополнительные затраты разумны в странах
со сложным климатом. А для России они не так актуальны — воды-то у нас всегда полно! По крайней мере, так думают те, кто принимает решения.

Второй аспект водосбережения — использование специального сантехнического оборудования, например аэраторов на кранах. Они дают струю, насыщенную воздухом, а не плотную, как из обычного крана. Третье — самое главное — распространенное на многих мировых стадионах использование кассетных писсуаров без воды, по сути, биотуалетов.
Это все мировой опыт, который легко реализовать. Но у нас я примеров его использования не знаю, потому что для этого нужны специальные знания, технологии и дополнительные затраты. Кроме того, для каждой технологии должна быть обоснованность. В России вода ничего не стоит, поэтому делать специальные изменения технологий и проекта, чтобы «галочку» в экотребованиях поставить, не получив при этом экономического эффекта, достаточно сложно. У нас проще включить кран и питьевой водой поливать стадион.

— А как обстоит ситуация с энергосбережением?

— Это уже более продуманная и очевидная тема. Много у нас есть в этой теме достижений, и они могут достаточно легко использоваться. Прежде всего это использование светодиодного освещения. Также рациональное использование существующего тепла или рекуперации, то есть использование выбросов тепла, которые могут применяться для кондиционирования и охлаждения теплого воздуха или согревания холодного. Еще одна технология
— когенерация, когда у стадиона и прилегающей территории есть собственный энергоцентр, обеспечивающий энергией, теплом и холодом. Энергоэффективные фасады, через которые не проникает лишнее тепло летом и не выходит тепло зимой, и другие технологии.

— Это уже реализовано или планируется реализовать?

— Планируется. По крайней мере все так заявляют. Но только после экспертизы можно будет понять, что вошло в проектную документацию, а что нет. Из существующих объектов ничего замечательного в экологическом плане нельзя сказать только о стадионе «Зенит Арена», где из-за огромных проблем нивелировались все позитивные моменты. Положительный пример — «Казань Арена», где можно отметить многофункциональность и эффективный режим наследия, на нем сейчас будут проводить ЧМ по водным видам спорта. Однако здесь изначально не стояла задача создать экологичный стадион. Кстати, та команда проектировщиков, архитекторов, иностранных консультантов, которые работали в Казани, в полном объеме перешла на ростовский стадион к ЧМ-2018, и есть повод надеяться, что тема экологичности будет реализована здесь в большей или меньшей степени.

Авторы: Ольга Лазуренко