Бизнес на арене

После ЧМ по футболу 2018 г. российские стадионы должны будут не только работать, но и зарабатывать

02.02.2015

Сегодня в большинстве городов-хозяев чемпионата мира по футболу 2018 г. уже стартовало строительство стадионов, концепции которых были разработаны мировыми лидерами в сфере строительства арен. Однако до сих пор не решены вопросы применения в России новых технологий (мешает отсутствие евростандартов). Кроме того, не все города определились с «режимом наследия» будущих стадионов — их использованием после мирового первенства. Эти и другие темы обсудили участники четвертого ежегодного саммита «Строительство и дизайн стадионов и спортивных сооружений в России и СНГ», который компания IQPC провела в Сочи. Информационными партнерами мероприятия выступили Отраслевой журнал «Вестник» и «Вестник. Поволжье».

Инновации для разного климата
Вопросы использования технологий и материалов становятся ключевыми из-за фиксированной стоимости строительства арен. Участники саммита поделились примерами их успешного применения на объектах в нашей стране.
«Кровельные конструкции различных стадионов, в том числе сочинского, покрываем мембранной пленкой ETFE, — рассказывает директор проектов Populuos в России Деймон Лавелль (автор проекта олимпийского стадиона «Фишт» в Сочи, ростовской «Левбердон-арены» и «Казань-арены»). — Она очень прочная, дает 85% прозрачности для роста травы. Есть новые продукты и для газонов. Так, шведская компания занимается прототипами модульной системы травяного покрытия, и они уже работают по одному из проектов в плане масштабирования этих решений.
Поскольку на «Фиште» сконструирован уникальный пол с 6-метровым пространством под ним, можно быть уверенным, что платформа обладает достаточным запасом прочности для нагрузки в виде системы травяного покрытия любой конфигурации». И если познакомиться с олимпийскими объектами Сочи участники саммита могли лично, то о грандиозном строительстве «Зенит-арены» рассказал руководитель проекта стадиона Виталий Лазуткин (компания «Трансстрой»).

По его словам, на арене вместимостью 84 тыс. человек применены многие уникальные технологии, существующие на рынке. К примеру, система безопасности включает в себя механизм распознавания лиц в потоке, идентификацию по фрагментам, бесконтактный досмотр авто, интеллектуальную систему, позволяющую прогнозировать поведение болельщиков и т.д. Но две ее ключевые конструкции — раздвижная крыша и выкатное поле — ранее не применялись вместе. «В основе механизма выкатного поля — электропневмосервопривод, а для разгрузки массы поля будет применяться пневмоподдув, — говорит Виталий Лазуткин. — 18 электросерводвигателией распределят по краям поля, они дают тянущий и толкающий момент одновременно, что позволяет избегать заклинивания. Раздвижная крыша — это 2 тыс. тонн металла, которые перемещаются на высоте 52 м за 15 минут. Уникальность этой технологии в том, что это самый северный стадион с подобным решением. Мы замыкаем тепловой контур в том числе и зимой — минимальная температура у нас всегда должна быть не ниже + 7, а в период эксплуатации она поднимается до 22-23 градусов».

Не плодите «белых слонов»
Кто и за какие средства должен строить спортивные сооружения в России? Благодаря вливаниям из федерального бюджета этот вопрос не стоит перед принимающими мундиаль городами, но после Игр, когда появятся объекты, подчас разорительные в своей эксплуатации, появится новый: что делать для повышения эффективности использования стадиона? Свои варианты ответа предложили участники саммита. Зачастую арены вписываются в рекреационные или спортивно-зрелищные кластеры — территории, буквально напичканные объектами различного назначения. По словам президента Ассоциации спортивных менеджеров России, члена совета директоров IASLIM Сергея Ващенко, перед строительством сооружений следует провести маркетинговые исследования. Это позволит выяснить портрет клиента, какие виды спорта предпочитает население, и принять решение о назначении спортивного объекта. «Например, муниципалитеты малых и крупных городов Нидерландов вкладываются в строительство футбольной площадки, если на близком расстоянии (не более часа езды) можно собрать до 15 взрослых игроков и есть 7 команд, — рассказал эксперт.

— Для возведения теннисной или гандбольной площадки нужно минимум 50 желающих заниматься этим видом спорта. Похожая ситуация в Барселоне. В спорткомитете мегаполиса всего шесть сотрудников, они принимают заявки от людей, желающих заниматься спортом. Вопросы строительства, эксплуатации и управления объектами решены в рамках государственно-частного партнерства: коммерческие компании на 39 лет взяли в аренду все спортсооружения в столице Каталонии. При этом они не имеют права сами устанавливать тарифы: к примеру, пожилой человек всего за 6 евро может заниматься в любом спорткомплексе, а дети занимаются за счет муниципалитета. В то же время эта организация зарабатывает и всю прибыль вкладывает в строительство новых спортсооружений». В России схемы ГЧП при строительстве спортивных объектов пока не запущены в массовом порядке. Причины — низкая окупаемость объектов, высокие инвестиции, трудно прогнозируемый спрос на услуги и в то же время низкая посещаемость, дешевизна билетов. Один из возможных вариантов сотрудничества бизнеса и государства привел директор дирекции инфраструктурных проектов департамента проектного финансирования Газпромбанка Сергей Молочных: «Наши коллеги в Нижнем Новгороде предложили схему, согласно которой, реализуя спортивный объект (ФОК) в рамках
концессии, его можно профинансировать с помощью облигаций. Они выпускаются под концессионный проект, их кредитный рейтинг приравнивается к рейтингу региона. Соответственно, бумага становится привлекательной для широкого круга инвесторов, но в первую очередь для инвесторов, кому важна надежность вложений, таких, например, как пенсионные фонды. Проект в Нижнем Новгороде был реализован именно благодаря этой модели».

Деймон Лавелль.jpg

Деймон Лавелль — автор проекта стадиона «Фишт», «Казань-арены» и «Левбердон-арены»
и Ольга Лазуренко — заместитель главного редактора журнала «Вестник»

Кто без мяча к нам придет — не пожалеет
По словам вице-президента arenaCom Томаса Шрадера, в последние годы в разных странах было построено или реконструировано 83 стадиона для крупнейших спортивных мероприятий. Средняя стоимость каждого такого проекта — 235 млн долларов. Но большинство из них не стали коммерчески успешными, а 56 превратились в так называемых белых слонов. И, возможно, поэтому европейские налогоплательщики больше не хотят принимать у себя мировые спортивные чемпионаты: в начале октября Осло (Норвегия) отозвал свою заявку на проведение Олимпиады, потому что правительство страны решило не тратить миллиарды на это мероприятие. До этого также поступили Швеция, Швейцария и Германия (последний соц-опрос показал, что 70% немцев не хотят, чтобы их страна принимала Олимпиаду из-за огромных затрат). Так что сегодня на проведение Игр 2022 года претендуют только Алма-Ата и Пекин.

«Стадион — это не только футбол, он должен работать и зарабатывать непрерывно, ведь он строится не под одно мероприятие, а минимум на 25-30 лет, — говорит Томас Шрадер. — Сегодня строительство семи российских стадионов оценивается в 152 млрд рублей, но все понимают, что итоговая сумма будет больше. Для успешности стадиона необходим сильный футбольный клуб. Но даже в этом случае подобные объекты принимают 2-3 крупных мероприятия в год, и во всем мире есть буквально горстка исполнителей, которые могут заполнить целый стадион: в Германии они выступают на 4-5 стадионах в крупных городах, а всего стадионов у нас порядка 40. Наиболее успешная футбольная лига в мире — немецкая Бундес-лига, где на каждую игру приходят 45 тыс. болельщиков. В России средняя посещаемость футбольного матча — 13 тыс. зрителей. В РФ минимум четыре стадиона рискуют стать белыми слонами, ведь в Нижнем Новгороде, Самаре, Волгограде и Калининграде нет клубов премьер-лиги. Кто будет туда ходить после ЧМ? Надо стимулировать увеличение людского потока вокруг стадиона. В Гронингене (Нидерланды) есть команда премьер-лиги, и они построили многофункциональный стадион. Теперь в здании стадиона, помимо всего прочего, располагается и школа на 1800 учащихся. Это хороший пример снижения операционных затрат. Еще один удачный пример — стадион, принимавший первенство в 2002-м в Саппоро (Япония). Там прекрасный якорный арендатор, плюс местные жители используют его как центр отдыха и занятий спортом. Я всегда настаиваю, что самое главное для эффективности стадиона — привлекать якорных арендаторов и заранее продумывать разумную концепцию коммерческой эксплуатации арены».
Авторы: Ольга Лазуренко