Деймон Лавелль: «Временные конструкции ничем не хуже постоянных!»

По требованиям FIFA строящиеся в регионах России стадионы к чемпионату мира-2018 будут рассчитаны на 40-45 тыс. мест.

04.03.2014

По требованиям FIFA строящиеся в регионах России стадионы к чемпионату мира-2018 будут рассчитаны на 40-45 тыс. мест. Однако сложно прогнозировать, что через 20 лет они будут заполняться на 100%. Согласно разработанным планам наследия, часть трибун будет демонтирована, что сократит вместимость арен на 5-ю тыс. мест. Директор проектов Populous в РФ (разработчик концепций стадионов в Казани, Сочи и Ростове-на-Дону) Деймон Лавелль рассказал о технических решениях, которые помогут реализовать программу наследия для многофункциональных арен на саммите, проведенном компанией IQPC в Киеве.

СНиПы против временных конструкций
— Сейчас мы разрабатываем концепции многофункциональных стадионов, в том числе организации общественных пространств, использования игрового поля вне соревнований. Например, благодаря технологии съемного газона можно проводить массовые неспортивные мероприятия. Перед их началом этот газон — дерн на палетах — вывозится с игрового поля. Под ним может быть бетонное основание, как, к примеру, на стадионе Millenium (г. Кардифф, Великобритания), который мы проектировали. После окончания мероприятий там вновь монтируется газон, трава на нем не перестает расти! Это серьезный прогресс по сравнению с тем, что мы использовали 20 лет назад. Также важный аспект наследия — системы демонтируемых кресел. К сожалению, эта мера не очень популярна у российской госэкспертизы. С точки зрения российских СНиПов, практики сооружения временных конструкций в постоянных сооружениях не существует. По мнению инженеров-конструкторов, нет возможности получить разрешение на монтаж таких временных конструкций. Еще часто говорят, что на устройство и последующий демонтаж временных конструкций нужны деньги и т.д. Кроме того, временные конструкции не являются пожаробезопасными. Надо потратить серьезные суммы, чтобы они соответствовали нормативам. Аналогичная проблема была в Португалии накануне Евро-2004, где я работал над концепциями арен. Тогда УЕФА упорно пыталась найти возможность получить разрешение со стороны контролирующих органов. И мы остановились на применении британских стандартов сертификации временных конструкций. В России я провожу большую разъяснительную работу в этом направлении. Думаю, ситуация скоро должна измениться.

Опыт поколений
— Я могу привести один очень ранний пример крупномасштабного снижения вместимости спортивного объекта, который не касался демонтажа временных трибун, — олимпийский стадион (г. Сидней, 2000 г.). Прежняя вместимость (115 тыс. зрителей) была снижена после Игр примерно до 83 тысяч. Это было сделано за счет добавления еще двух крыш по обеим продолговатым сторонам поля и демонтажа верхних трибун. Это были бетонные сооружения на стальной несущей конструкции, то есть трибуны, которые были смонтированы сверху, хотя и не являются в полном смысле слова демонтируемыми, могут модифицироваться для того, чтобы снизить вместимость. Они были спроектированы таким образом, чтобы после Игр отправить этот материал на переработку. Что и было сделано. При подготовке к Играм в Лондоне 2012 года олимпийский стадион и другие объекты изначально проектировались в основном как временные. Например, за пределами расположенного на острове стадиона — между его стенами и кромкой воды — есть целый ряд временных сооружений, которые помогли снизить вместимость арены. Ее переоборудование для футбольных матчей после окончания Игр планировалось изначально. Поэтому мы решили использовать для верхних рядов трибун легковесные решения, установить полностью демонтируемую крышу, которую можно было бы перевозить в любую точку мира. Но концепция поменялась, и ее площадь, наоборот, увеличилась, чтобы полностью соответствовать целям проведения матчей Премьер-лиги. Мы делали исследование по комплексу «Лужники» в Москве. Удовлетворить необходимые требования FIFA можно, развернув временные трибуны. В спорткомплексе уже 88 тыс. мест, и в исторической конструкции ничего рушиться не будет. Но вот, говоря об использовании стадиона в «режиме наследия», 88 тыс. мест не нужны. Таким образом, остаются все трибуны по бокам поля до верхнего ряда, полностью — нижние ряды по всему периметру. А все верхние ряды на трибунах за воротами убираются. Если будет проводиться какое-то крупное мероприятие, их можно вернуть назад. Такая конструкция хорошо себя зарекомендовала в Сиднее.

«В РФ надо строить постоянные сооружения с возможностью трансформации»
— Уже на протяжении десятка лет прослеживается тенденция снижения количества зрителей на стадионах. Это связано с изменением восприятия того опыта, который переживают приходящие на стадион, а также с демографическими изменениями. Во-первых, большинство крупных стадионов, которые есть в мире, проектировались с прицелом на беби-бум конца прошлого века. Сегодня ситуация, в том числе и демографическая, изменилась. Кроме того, поколение третьего тысячелетия имеет отличные мнения относительно того, каким образом участвовать и посещать спортивные мероприятия. Сейчас молодежь приходит на мероприятие и погружается в свои телефоны, сидит в Facebook, Twitter и т.д., уделяя игре гораздо меньше внимания.
Во-вторых, все больше становится людей, кто скорее с удовольствием посмотрит матч на лучшем оборудовании в мультимедийной комнате у себя дома, нежели регулярно будет покупать билеты на стадион. Вообще почему люди ходят на футбол? Потому что они хотят быть частью сообщества болельщиков. Это не изменится. Но есть и вышеописанные тенденции, которые нельзя не учитывать при проектировании стадионов. Это возвращает нас к необходимости продумывать варианты временных конструкций для уменьшения вместимости стадионов при необходимости. И что же это все значит в российском контексте? Если мы не можем строить временные конструкции, значит, надо строить постоянные с возможностью трансформации. Для этого есть различные технологии псевдовременных элементов.
Авторы: Ольга Лазуренко