Олег Харченко, главный архитектор ГК «Олимпстрой»: «Все будет красиво, но в то же время разумно»

Архитекторы постарались, чтобы каждый объект, строящийся к зимним Играм-2014, обладал собственной душой

15.10.2012
Яндекс.Дзен Instagram
Архитекторы постарались, чтобы каждый объект, строящийся к зимним Играм-2014, обладал собственной душой. В проектировании олимпийских стадионов участвовали как отечественные, так и международные команды. Несмотря на сжатые сроки, все объекты будут сданы вовремя, заверил в интервью ИД «МедиаЮг» Олег Харченко.

— Высокопоставленные федеральные кураторы назвали 2011-й годом самого активного строительства в Сочи. Чем нынешний год был знаменателен для вас и вашей команды, отвечающей за архитектурный облик олимпийских объектов?

— Безусловным достижением является то, что сегодня мы видим реальное воплощение архитектурных проектов всех стадионов Олимпийского парка. На стадионах для хоккея и фигурного катания завершается остекление фасадов. Заметно «подросли» лыжный комплекс, трамплины, санно-бобслейная трасса на Красной Поляне. На территории горнолыжного центра «Роза Хутор» еще в марте прошли первые тестовые соревнования с участием российских и иностранных спортсменов.

В этом году выполнен наибольший объем работ в строительстве спортивных сооружений, объектов энергетики, дорожно-транспортной инфраструктуры и гостиниц. Мы стремимся, чтобы они гармонировали друг с другом и вписывались в естественную природную среду и городскую архитектуру.

— Как вы оцениваете проектные решения объектов Олимпийского парка?

— В организации Игр 2014 года есть ряд специфических моментов, позволяющих говорить об уникальности нашего проекта. Колоссальный объем строительства ведется в субтропиках, на берегу моря и в горах. В мировой практике для проведения зимних Игр обычно использовали уже имеющуюся инфраструктуру и модернизировали ее в соответствии с требованиями МОК. В нашем случае практически все приходится строить с нуля.

Главным же вызовом для архитекторов явились размеры пространства. Только площадь круга, объединяющего ледовые арены, сопоставима с размером шести дворцовых площадей Санкт-Петербурга. К тому же, в отличие от других столиц зимних Игр, зрители, спортсмены, организаторы и журналисты оказываются в компактно расположенном у моря кластере, где удобно сосредоточены стадионы, отели, зона отдыха, медиацентр и вокзалы.

Архитектура спортивных сооружений, рассчитанных на десятки тысяч зрителей, не сторонится прогресса. Сегодня она просто не может не быть продуктом хай-тека. Но мы делаем все возможное, чтобы избавить хай-тек от присущей ему техногенной холодности, сделать архитектуру стадионов как можно более эмоциональной, чувственной и театральной в лучшем смысле этих слов. Старались сделать так, чтобы каждый объект обладал собственной душой, был узнаваем. Для этого архитекторы больше внимания уделяли образной составляющей. В Сочи есть безусловные удачи. Например, Центральный стадион. Если смотреть с моря, то его силуэт повторяет силуэт гор. В его формах зашифрованы образы, созвучные его месторасположению. Архитекторы постарались сделать проект как минимум не скучным.

— Особенно жаркими были споры вокруг проекта санно-бобслейной трассы. Полагаете, в нынешнем виде он является оптимальным, прежде всего — с точки зрения безопасности?

— Все проекты спортивных сооружений согласованы с Оргкомитетом «Сочи-2014» и международными спортивными федерациями. Обеспечить безопасность спортсменов и зрителей на этом объекте так же, как и на всех остальных, — обязательное условие и для проектировщиков, и для строителей. Санно-бобслейная трасса максимально повторяет рельеф ландшафта и имеет три контруклона, что не позволит разгоняться спортсменам свыше 139 км/ч. Для сравнения: трассы в Уистлере имеют скорость 153,7 км/час для саней, 153,3 км/час — для бобов, 144,14 км/час — для скелетона.

С архитектурной точки зрения основные здания трассы представляют собой легкие и органично вписанные в ландшафт сооружения. Для создания такого образа кровельные конструкции решено делать из дерева и стекла. Для повышения надежности и прочности каркаса в конструкции вклеены стальные стержни, а деревянные поверхности покрыты специальными составами, предохраняющими от воздействия дождя и снега, а также бактериального поражения.

— Российские или зарубежные архитекторы — авторы проектов для Сочи-2014 — оказались наиболее креативными? Часто ли вы обращались к мировому опыту проектирования и строительства олимпийских объектов?

— Самый яркий пример того, как Олимпийские игры могут изменить жизнь людей и сам город, — это Барселона. После Игр 1992 года Каталония и ее столица стали одним из самых популярных центров туризма в Европе, а преобразования принесли выгоды и жителям, и бизнес-сообществу. Новый облик Барселоны сформировался во многом благодаря созданию новой дорожно-транспортной системы, новых отелей, стадионов и великолепного ансамбля вдоль линии моря со знаменитой рыбой Фрэнка Гери. Зимние игры традиционно скромнее летних по своим масштабам. Первоначальный проект олимпийского Сочи, представленный МОК, был разработан совместно российскими и британскими специалистами. В проектировании стадионов участвовали международные команды. Например, над концепцией Центрального стадиона работала известная Populous при сотрудничестве с российскими проектировщиками.

— Какие стройматериалы и технологии используются при возведении олимпийских объектов? Не «отстают» ли они от масштабности и амбициозности самих объектов?

— В основном на стройке применяются российские материалы и технологии. ГК «Олимпстрой» разработала соответствующий международным аналогам корпоративный «зеленый» стандарт. Разумное отношение к потреблению ресурсов должно быть внедрено от проектирования до эксплуатации каждого объекта. Инновационные технологии, используемые в проектах олимпийских стадионов, касаются в том числе водо-, энерго- и теплосбережения, переработки отходов.

Мы также стремимся спланировать и построить всю инфраструктуру максимально доступной для людей с ограниченными возможностями. Реальную экономию электричества на Центральном олимпийском стадионе обеспечит использование энергоэффективных осветительных приборов и полупрозрачной поликарбонатной кровли, которая пропускает больше солнечного света. Экономию воды обеспечит сбор и использование в технических целях дождевой и талой воды. На Большой ледовой арене устанавливаются не только источники искусственного света с низким энергопотреблением — светодиоды, но и регулируемая в зависимости от интенсивности естественного света система освещения. Энергоэффективность — важное качество фасада Ледового дворца спорта для фигурного катания и соревнований по шорт-треку, который выполнен из солнцезащитных и теплосберегающих стеклопакетов. На всех ледовых аренах вводится система рекуперации. Тепло, вырабатываемое холодильным оборудованием при наморозке льда, направляется на работу отопительной и вентиляционной систем стадионов. Управлять отоплением, вентиляцией и кондиционированием, а также подсчитывать, сколько потребляется воды, энергии и газа на больших аренах, будет автоматика.

— Вам принадлежит заявление о том, что, несмотря на сжатые сроки, в 2014 году Россия сумеет удивить мир своими олимпийскими архитектурными шедеврами. Это заявление вы сделали вскоре после назначения главным архитектором ГК «Олимпстрой». По прошествии двух лет вы придерживаетесь такого же мнения?

— Мы совершенно точно все построим. И это будет красиво, но в то же время разумно.

Авторы: Никита Логвинов