Григорий Дорошенко, гендиректор ЗАО «Приазовский строительный центр»: «За свои проекты мы отвечаем»

ЗАО «Приазовский строительный центр» работает на строительном рынке Таганрога почти 10 лет

23.10.2011
Яндекс.Дзен Instagram

ЗАО «Приазовский строительный центр» работает на строительном рынке Таганрога почти 10 лет. За это время компания завоевала репутацию предприятия, в кратчайшие сроки и на высоком уровне выполняющего работы в части архитектурного проектирования, проектирования и расчета строительных конструкций и инженерных сетей и всех связанных с этим разделов в соответствии с действующей нормативной базой.

У «Приазовского строительного центра» большой опыт не только в разработке проектов широкого класса объектов промышленного и гражданского строительства, но и в их реализации на всех этапах — от оформления правоустанавливающих документов до получения разрешения на ввод в эксплуатацию. О работе предприятия, о проблемах на рынке проектирования «Вестнику» рассказал генеральный директор ЗАО «Приазовский строительный центр» Григорий Дорошенко.

— Григорий Владимирович, что изменилось для вашего предприятия, вообще для всего сообщества проектировщиков с введением института саморегулирования?

— На самом деле вступление в СРО создало какие-то проблемы только для тех, кто не был к этому готов. Прежде всего СРО требует наличия квалифицированных специалистов, значит нужно было или сохранить кадры, или (как мы и поступили) взять молодых и воспитать самостоятельно. Для нормальной работы на современном уровне нужно иметь лицензированное программное обеспечение, люди должны работать на постоянной основе, и эти требования не являются какими-то специфическими, исключительно для функционирования в рамках СРО. Те организации, которые учитывали это в своей деятельности, не испытали проблем со вступлением в СРО. На самом деле главная проблема рынка проектирования не связана с введением саморегулирования, она гораздо старше и глубже. Определенную роль здесь играет и государство. Проблема в соотношении цен на строительные работы и доли проектных работ в строительстве. Наша отрасль — единственная — в 2010 году жила не в инфляции, а в дефляции. Проектировщикам коэффициенты государство уменьшало. Парадоксальная ситуация, когда каменщик на стройке получает больше, чем проектировщик. Таким образом, она получила «подтверждение» на государственном уровне.

— Одной из основных задач СРО было вытеснение с рынка ненадежных компаний, не отвечающих за свою работу. Насколько это удалось?

— СРО — хороший инструмент, надо только научиться им пользоваться, как и любым другим. У нас СРО, которая была создана на базе Союза архитекторов, у него достаточно жесткие требования и к профессионализму, и к ответственности. Но если говорить, например, о конкурсах, то здесь снова дело вовсе не в наличии допуска СРО, репутации проектной организации и уровне ее компетентности. На строительном рынке России не редкость ситуация, когда выбор победителей ряда конкурсов бывает сделан заранее. Как и на уровне отдельных компаний, так и на уровне СРО существуют организации, преследующие задачи исключительно получения взносов (если говорить о СРО) или заказов и освоения денег, пользуясь тем, что кто-то из заказчиков недостаточно информирован или щепетилен, чтобы обращать внимание не только на цену, но и на репутацию исполнителя (если говорить о предприятиях-членах такой СРО). Вот этим, на мой взгляд, бизнес отличается от дела. Я считаю, что мы не занимаемся бизнесом (там главная задача — получение прибыли), мы делаем дело, а значит наша главная задача — создание соответствующего продукта, а не дополнительной денежной массы.

— Насколько сегодня предприятие обеспечено заказами?

— Работа есть, на это не жалуемся. Кризис повлиял на всю отрасль в целом, и было бы неправильно говорить, что нас он не коснулся. В частности, у нас появилось больше заказов бюджетных. До недавнего времени мы в основном работали с коммерческими структурами. Во время кризиса пошли на рынок бюджетных заказов. Тем не менее наша деловая репутация позволяет нам выбирать. Даже сейчас мы все равно не соглашаемся на все подряд проекты, отдавая предпочтение тем, которые нам интересны. Тем более мы придерживаемся принципа, что всех денег не заработаешь, надо брать определенное число заказов и выполнять их на совесть. И в этом тоже отличие бизнеса от дела. За 2010-2011 гг. по линии бюджетных заказов у нас было более 30 проектов, связанных с капитальным ремонтом, реконструкцией, новым строительством. Мы приняли участие в проектировании двух гипермаркетов сети «Магнит» в Шахтах и в Таганроге. Кроме того, мы проектируем для них и магазины меньших форматов. Запроектировали ряд промышленных объектов для крупных предприятий города: «Лемакс», «Инпром», «Монтажспецстрой». Интересный проект, за которым мы сегодня осуществляем авторский надзор, — строительство «европейского квартала» напротив гостиницы «Центральная-Бристоль» в Таганроге. Беря свое начало на улице Петровской, узкой, мощенной брусчаткой улочкой квартал уходит вглубь дворов параллельно переулку Тургеневскому в сторону улицы Фрунзе (территория бывшей кондитерской фабрики). Учитывая, что это самый центр города со сложившейся исторической застройкой, а также в соответствии со строгими правилами охранной зоны высота зданий не будет превышать трех этажей. Проект также предусматривает наличие характерных для своего названия уличных фонарей, скамеек и других интересных малых архитектурных форм. А центром композиции, оформленной в небольшую, но собирающую воедино все детали площадь, станет башня с часами или оригинальная скульптурная композиция с фонтаном. Два очень интересных заказа для муниципалитета — шахматный павильон в Центральном парке и Зеленый театр в парке 300-летия Таганрога. Сами видите, что, как я уже говорил, работы хватает.

— Если говорить о специалистах, существует ли на вашем предприятии проблема дефицита кадров? Насколько изменился к лучшему сегодня уровень подготовки специалистов?

— В подготовке проектировщиков я пока не вижу никакого положительного тренда. Качество технического образования у нас серьезно снизилось. Что касается собственных кадров, нам надо было работать, а значит, надо было искать выход. Лет шесть назад мы пришли к такой модели — мы набираем людей из техникума с условием: мы оказываем молодому специалисту помощь в дальнейшем обучении, но он обязан окончить вуз и определенное количество лет отработать на нашем предприятии. Мы работаем в комиссии нашего строительного колледжа и можем сами оценить уровень подготовки специалиста, также оказываем методическую помощь учебному заведению, взамен нам предоставляется возможность познакомиться с перспективными студентами. Поэтому средний возраст сотрудников у нас — 25 лет.

К отбору подходим вполне осознанно. Ведь мы видим человека, еще когда он получает среднее специальное образование, в это время он приходит к нам на практику, поэтому мы знаем, кого приглашаем на работу. Из первого набора у нас сейчас работают четыре инженера. Пройдя у нас практику, поработав, они имеют необходимый уровень знаний и опыта. Человек со средним специальным образованием, параллельно работая и обучаясь, через 5-6 лет вырастает в хорошего специалиста. Опять же, когда занимаешься не бизнесом, а делом, понимаешь, что мало вкладывать деньги в обучение специалистов, их надо учить, с ними надо делиться практическим опытом и знаниями. Все квалификационные экзамены наша молодежь сдает без проблем. Могу сказать, что за нашими молодыми специалистами даже охотятся другие предприятия. Так что специалисты есть, мы в них уверены, и за качество выполненных работ отвечаем!