Дарья Максимович: «Наши волонтеры говорят спасибо за возможность поработать, приложить руку к сохранению истории города»

В каждом городе есть уголки, особо любимые местными жителями. У кого-то с этими местами связаны детские воспоминания, кто-то в юности назначал здесь свидания, кто-то выбирает данную точку на карте для семейных променадов. В Ростове-на-Дону одним из мест притяжения горожан является мозаичная скульптура «Рыбка и волна», расположенная на центральной прогулочной аллее Ростова-на-Дону — улице Пушкинской.

02.11.2021

Этот образец советского монументального искусства появился более 40 лет назад, а в 2021 году получил вторую жизнь благодаря усилиям волонтеров движения «Том Сойер Фест». О том, как реализовался этот и другие проекты, почему участие в волонтерских движениях стало популярным в молодежной среде, а также о планах на будущее мы попросили рассказать организатора фестиваля восстановления исторической среды «Том Сойер Фест Ростов-на-Дону» Дарью Максимович.

Дарья, как вы пришли к решению стать участником, а после — и организатором «Том Сойер Феста» в Ростове? Был ли до этого у вас похожий опыт? Насколько мне известно, ваша профессия напрямую не связана с реставрацией. В какой момент вы почувствовали тягу к этому направлению?

Самые лучшие события в жизни происходят сами собой, но никогда не случайно. Решение присоединиться к фестивалю выросло из любви к городу. Я ростовчанка в третьем поколении. Семья моего прадеда после революции переехала в Ростов из казачьей станицы Синявской, они поселились на Чехова, 3. Я шутя называю этот дом «родовым гнездом», хотя формально это никакое не родовое гнездо, конечно, ведь они жили в коммунальной квартире. Дом, к счастью, до сих пор стоит и стабильно привлекает внимание краеведов, историков, художников и многочисленные экскурсии по городу.

Мой дед — доктор биологических наук, и его диссертация была тесно связана с работами Ивана Петровича Павлова. Он долгие годы переписывался с родной сестрой ученого, она передала ему некоторые письма Павлова к ростовским ученикам, которые хранятся у нас дома.

Я это рассказываю к тому, что именно благодаря деду, Петру Филипповичу Текутову, на доме на Садовой, 97 появилась мемориальная доска, посвященная пребыванию Павлова в Ростове. Бабушка была ученым геологом, и благодаря ее энтузиазму в нашем пединституте появился геологический музей, ныне, увы, не существующий.

Так что, выходит, я не первый общественный деятель в семье. Я просто очень люблю Ростов, выросла в центре и с детства гуляю по старой части города, так называемой Солдатской слободе, щупаю все эти кирпичики, лепнину, перила, мозаику в подземных переходах. Намного позже, как у журналиста, у меня была возможность потрудиться в проекте по созданию бренда города, затем я подружилась с общественным движением «Мой фасад», архитектурным сообществом Ростова, и так постепенно любовь к городу выросла в конкретные дела. У меня не было опыта организации фестивалей, и да, я не реставратор, но в этом деле самое главное — команда, а в команде «Том Сойер Феста» есть и архитекторы, и реставраторы, и краеведы, плюс мы привлекаем не только ростовских специалистов, но и федеральных экспертов.

Насколько я знаю, организатором «Том Сойер Феста» в Ростове вы стали не сразу. Какой была ваша роль в 2019 году, когда это фестивальное движение в Ростове только зарождалось?

Организатором первого фестиваля была архитектор Лариса Двойных. Я занималась тем, что мне нравится и что я хорошо умею — пиаром и привлечением партнеров. У нас была презентации проекта в галерее «Ростов», открытие с розыгрышем призов, кофе и круассанами прямо на Газетном, просветительские лекции. Мы даже организовали показ Всероссийского фестиваля короткометражек во дворе синагоги, было несколько десятков публикаций в СМИ. Мы хорошо пошумели тогда.

Что вы считаете самым важным в своей деятельности по восстановлению исторической среды? В чем ее главный смысл и главная идея лично для вас? Были ли моменты, когда с головой накрывала усталость и хотелось все бросить?

Самая важная миссия фестиваля «Том Сойер Фест» — привлечение внимания к теме сохранения исторической среды, повышение уровня осведомленности жителей об историческом наследии города, в котором мы живем, повышение уровня культуры горожан в целом, как бы это громко ни звучало. Кто-то придет поработать руками, кто-то накормит тех, кто пришел поработать, другие помогут информационно или финансово. Мы закручиваем пространство вокруг темы, которую считаем невероятно важной, и с каждым годом в эту орбиту попадает все больше заинтересованных участников.

«Том Сойер Фест» — это позитивная повестка, вокруг которой хочется объединяться. Для меня самая главная идея фестиваля — именно объединение ростовчан вокруг темы нашего исторического наследия, готовность людей в свой иногда единственный выходной прийти и потрудиться вместе с нами, в удовольствие, в кайф, но все-таки реально потрудиться несколько часов.

Самое удивительное, к чему я никак не могу привыкнуть, — это когда наши волонтеры говорят спасибо за возможность поработать, за возможность приложить руку к сохранению истории города. Вот это и помогало не опустить руки. Потому что, конечно, эти семь месяцев — три месяца подготовки и четыре с половиной месяца непосредственно работ на объекте — были не самыми простыми в моей жизни. У меня есть семья, недавно родилась вторая дочь, плюс основная работа, но и моя семья, и команда проекта, и волонтеры очень меня поддерживали и вдохновляли. Мы справились, потому что были вместе до конца и делили все трудности.

«Том Сойер Фест Ростов-на-Дону»

В восстановлении каких объектов вы участвовали? Работа над каким из них стала самой значимой для вас?

В Ростове «Том Сойер Фест» существует два сезона. В 2019-м мы восстановили исторический фасад дома на ул. Обороны, 64. 2020-й пропустили из-за пандемии. В сезоне-2021 мы работали над восстановлением мозаичной скульптуры «Рыбка и волна». Тут надо сказать, что для фестиваля «Том Сойер Фест», который придумал в 2015-м в Самаре журналист и краевед Андрей Кочетков и который сейчас уже проходит в семидесяти городах России и в Казахстане, мы стали первыми, кто взял в работу мозаику. Мы стали первопроходцами, на нас теперь смотрят и другие города фестиваля, подхватывают инициативу. Конечно, «Рыбка и волна» стала для меня наиболее значимой, потому что я взяла на себя и руководство фестивалем, и большую часть коммуникаций, а также фактически стала прорабом на стройке, очень многому научилась.

«Том Сойер Фест» в Ростове еще очень молод. Изменился ли он за это время?

Мы определенно стали более организованными. Благодаря тому что в этом году мы делали проект совместно с Донским волонтерским центром, у нас, например, появилась онлайн-регистрация волонтеров. Когда человек зарегистрировался на определенный день и время, оставил свои контакты, он уже с гораздо большей вероятностью придет. Так и мы, организаторы, могли знать, на какую помощь в конкретный день можем рассчитывать, сколько придет людей, сколько инструмента понадобится, и могли заранее продумать, как распределить волонтеров. Мы также впервые привлекли профессионалов, работу которых смогли оплатить благодаря поддержке федерального фонда сохранения исторического наследия «Внимание». С нами на протяжении всего проекта работала мозаичист Марина Яблонская, также благодаря «Вниманию» к нам до начала работ и уже на финальной стадии приезжал московский реставратор Богдан Лавриненко, который занимался восстановлением мозаик на ВДНХ. Мы сотрудничали и со специалистом-штукатуром, который помог нам привести в порядок сильно разрушенную заднюю часть скульптуры. Благодаря такой поддержке профессионального сообщества у нас получилась реставрация на очень достойном уровне, а не ремонт или что-то другое.

Как меняется команда участников фестиваля в Ростове? Это уже сформировавшийся костяк неравнодушных людей, которые участвуют в реставрационных работах постоянно? Или каждый раз видите новые лица?

В команде фестиваля сейчас около десяти человек — ребята из архитектурной и градозащитной тусовки, есть краевед, юрист, инженер. Некоторые ребята, которые были активно вовлечены в фестиваль в первом сезоне, в этом году отвалились. Это естественный процесс, но зато добавились новые люди, что очень радует. Что касается волонтеров, то в этом году на «Рыбке и волне» побывало около двухсот человек от 14 до 75 лет. Некоторые с нами с прошлого сезона, но большинство присоединились впервые. Участвовали не только ростовчане, но и жители Батайска, Аксая, Азова и так далее. На один день приезжали поработать ребята из краснодарского «Тома Сойера». Многие волонтеры, поработав на площадке один раз, приходили потом каждые выходные. Под конец проекта сам собой сформировался уже такой крепкий костяк, что очень ценно.

Кстати, для того чтобы стать волонтером фестиваля, нужно просто прийти на площадку в день работ. Мы делаем анонсы в соцсетях, пишем, когда можно приходить. С собой брать ничего не нужно. Мы выдаем перчатки, защитные очки, фартук, необходимый инструмент. Все показываем и всему учим. Помогаем в процессе, отвечаем на какие-то вопросы, на площадке всегда находится координатор.

«Том Сойер Фест Ростов-на-Дону»

Как вы считаете, что мотивирует ваших волонтеров участвовать в фестивале?

Вопрос, что движет волонтерами, я сама регулярно задаю им на площадке. Все ответы похожи: «У вас тут весело», «Я люблю свой город и хочу что-то для него сделать», «Мне нравится работать руками, я сразу вижу результат, и это очень вдохновляет», «Я хочу приложить к этому руку и потом всем своим друзьям показывать, что это сделала я». Вот для этих эмоций волонтеры и приходят.

Плюс мы регулярно их чем-нибудь вкусным угощаем. Это тоже важно.

Много ли в проекте молодых людей? Как вы привлекаете их к участию в работе?

У нас основной канал связи — социальные сети, поэтому и молодых участников много. Мы постоянно что-то новое придумываем. В этом году проводили просветительские лекции в Креативном пространстве, разыгрывали экскурсию по городу с лучшим гидом России Анной Пивоваровой, участвовали в маркетах, наши друзья из музея Донской казачьей гвардии проводили экскурсию специально для наших волонтеров. «Том Сойер Фест» — это про фан, про общение, про удовольствие от участия в общем деле. Плюс фоточки можно красивые пилить в инстаграм — в фартуке и защитной маске.

Как происходит выбор объектов для реставрации? Есть ли планы относительного того, какие объекты будут отреставрированы в ближайшем будущем?

Есть несколько критериев для выбора объекта. Во-первых, он не должен быть аварийным; во-вторых, собственники должны быть согласны на проведение работ — фестиваль не «причиняет добро». Плюс мы пока не работаем с объектами культурного наследия, хотя подбираемся к этой теме, у некоторых других городов фестиваля уже есть такой опыт. Мы выбираем объект по душе с соблюдением этих требований. Дом на Обороны, 64 подошел по всем критериям. У него крутая история, хотя в старом центре Ростова, пожалуй, домов без истории и нет. Здесь родилась и провела детские годы супруга первого президента Израиля Ревекка Хацман. На доме было шесть слоев краски — за сто пятьдесят лет он успел побывать и зеленым, и розовым, и белым. Каким только он ни был. Мы вернули всю красоту кирпичного фасада, убрали уродливые белые пластиковые окна, отреставрировали табличку с номером дома и фонарь над входом. Теперь к нашему домику водят экскурсии, он стал новой точкой притяжения и действительно выглядит как конфетка.

«Рыбку и волну» мы тоже выбрали сердцем. Несколько наших координаторов выросли в этом районе, помнят скульптурную композицию в ее лучшие времена. Я сама в детстве ходила есть мороженое в летнее кафе «Мультик», которое было около «Рыбки». Кто-то помнит песочницу, которая там изначально была. Нам в социальные сети присылали очень много таких теплых историй, воспоминаний из детства. Мы подумали, что если «Рыбка и волна» вызывает столько чувств, то мы просто обязаны сделать для нее все, что в наших силах, сберечь эти воспоминания.

Помимо эмоциональной составляющей, «Рыбка и волна» — уникальный образец советского монументализма. Таких осталось не так уж и много по всей стране, и тем более в Ростове. Геннадий Снесарев, автор скульптуры, также является автором мозаики на Ростовском театре кукол, здание которого (вместе с мозаикой) недавно было признано объектом культурного наследия. Это о многом говорит.

И да, мозаика — наша ростовская фишка. Но вы вспомните, что каких-то лет пять-семь назад это не было так очевидно. Спасибо общественникам, которые толкали тему переходов многие годы и продолжают это делать. Сама работа с мозаикой очень кропотливая. На старте мы даже не представляли насколько. Планировали отдохнуть от работы с фасадами. Ха!

Что касается объекта на следующий год, то мы в активном поиске. Хочется, чтобы это был еще более масштабный и значимый для города объект. С поддержкой ростовчан у нас все получится.

«Том Сойер Фест Ростов-на-Дону»

Дарья, какие самые яркие истории, произошедшие с вами в процессе проведения фестиваля, вы можете вспомнить?

Самым ярким событием стал, конечно, приезд губернатора Ростовской области на площадку. Мы практически завершали работы на тот момент, уже было что показать, а мне нужно было сделать для него презентацию. Я очень волновалась, но все прошло замечательно. Василий Юрьевич Голубев нас поддержал, а сюжет про «Рыбку и волну» вошел потом в ролик «Один день с губернатором».

А самую трогательную историю сейчас расскажу. Однажды к нам пришла пожилая женщина и спросила, может ли она поработать пару часов, ведь она не записывалась заранее. «Конечно, можно», — отвечаем. Выдаем ей инструменты, наш мозаичист ей все подробно объясняет — нужно было швы затирать. Это довольно скучное занятие, требует сосредоточенности и аккуратности, не все с ним хорошо справлялись. А тут человек первый раз пришел. Через два часа она подозвала меня и показала свой участок работы, и я была поражена, насколько идеально она все сделала. Дальше она говорит буквально со слезами: «Даша, я ведь инвалид второй группы. Моя семья сказала, что я уже никогда не смогу работать, что я слабая и плохо соображаю. А я решила к вам прийти и сделать что-то полезное. Скажите, у меня хорошо получилось, я справилась?» И вот тут уже настала моя очередь плакать.

Фото: архив героя.

Это проект Отраслевого журнала «Вестник» «Тимуровцы XXI века»: о детях и молодых людях, вносящих лепту в преображение городов и деревень. Расскажите о нашем герое друзьям, поделитесь этим текстом в своих соцсетях.