Андрей Степанов: «Эксперт остается экспертом всегда»

В последние годы институт экспертизы проектной документации претерпел существенные изменения. Переход от традиционного формата проведения экспертизы к оказанию целого комплекса инженерно-консалтинговых услуг способствует повышению качества проектов и оптимизирует сроки их реализации. О том, как данные процессы происходят на юге России, о цифровой трансформации отрасли и о будущем экспертизы мы поговорили с начальником Южного филиала Главгосэкспертизы Андреем Степановым.  





09.06.2021
Андрей Валерьевич, каковы особенности проектирования и экспертизы проектов на подведомственной вашему филиалу территории?
К полномочиям Южного филиала отнесены Астраханская, Белгородская, Волгоградская, Курская, Ростовская области, Краснодарский край, республики Адыгея и Калмыкия. На этих территориях расположены побережья трех морей, горные и равнинные районы. В связи с этим площадки размещения объектов характеризуются большим разнообразием климатических, грунтовых и сейсмических условий. Все эти нюансы требуется учитывать при разработке проектов.
Так, например, наличие районов сейсмичностью до 9 и более баллов с просадочными грунтами 1-го и 2-го типов, карстовых процессов в Белгородской области, оползневых, подтапливаемых и лавиноопасных территорий на Кавказе, подрабатываемых территорий в Ростовской области требует всякий раз индивидуального подхода к конструктивным решениям как фундаментов, так и надземной части зданий и сооружений.
Для юга России характерно и большое количество археологических объектов, сохранение которых надо обеспечить при строительстве, что часто вызывает необходимость целого комплекса дополнительных мероприятий.
Кроме того, здесь строят объекты самого разного назначения — от гражданских зданий до производственных комплексов, дорог, портов, нефтепроводов и объектов энергетики. Что, в свою очередь, требует от каждого эксперта филиала огромных знаний и высокой квалификации при проведении экспертизы проектной документации по этим объектам, они должны быть при этом своего рода универсалами в своей деятельности.

Вы возглавили Южный (ранее — Ростовский) филиал Главгосэкспертизы в 2015 году. Какие проекты, прошедшие экспертизу за это время, особенно вам запомнились?
Самые запоминающиеся проекты всегда на слуху, люди настолько ждут их появления, что это ожидание практически витает в воздухе. Прежде всего это были объекты, связанные с присоединением Крыма: сооружение электросетевого энергомоста «Российская Федерация — полуостров Крым» и мероприятия по строительству системы водоподачи в восточной части Крымского полуострова. Что касается второго объекта, то основная сложность была связана с необходимостью максимально оперативно решить проблемы с водоснабжением. Южный филиал Главгосэкспертизы работал совместно с другими организациями и ведомствами практически в режиме нон-стоп. И мы справились с этой задачей.
Не менее значимы объекты, связанные с нефтехимией. В их числе реконструкция перевалочного комплекса в Новороссийске ПК «Шесхарис», который стал крупнейшим портом для загрузки нефтепродуктов на юге России. Или нефтеперерабатывающий завод в Туапсе, при проектировании которого нужно было учитывать и особенности горной местности, и погодные условия, и геологию. Да и сами по себе эти объекты совсем непростые.

Артек.jpg

Международный детский центр «Артек» в Республике Крым.

Еще один знаковый для меня проект — Международный детский центр «Артек» в Республике Крым, где часть зданий необходимо было построить с нуля, а часть — реконструировать. Основная сложность здесь возникла как раз из-за необходимости реконструкции действующих объектов, при возведении которых изначально были заложены старые нормы. И мало того, что корпус нужно было сохранить, так еще и стояла задача модернизировать его, опираясь на современные нормативы. Работа оказалась сложной, неординарной, с применением цифровых форматов и новых технологий.
Еще для меня всегда интересны проекты крупных инфраструктурных объектов, такие как строительство железнодорожных обходов Украины и Краснодара.

обход.jpg

Строительство железнодорожного обхода Украины.

Вообще каждый проект для нас является значимым, вне зависимости от его назначения. Иногда встречаются интересные с точки зрения эстетики, внешнего облика объекты, всегда запоминаются технически новые, уникальные объекты, при работе с которыми мы узнаем что-то новое, расширяем свой кругозор.

А насколько с 2015 года поменялся формат работы Главгосэкспертизы в целом и Южного филиала в частности?
Формат работы поменялся кардинально. Если еще совсем недавно деятельность экспертизы ограничивалась исключительно оценкой проекта и возвратом его на доработку в случае каких-то ошибок со стороны проектировщиков, то сегодня мы, по сути, переходим к оказанию инженерно-консалтинговых услуг. Эти услуги включают в себя ведение объекта от момента его задумки (на стадии планирования подготовки проектной документации), предэкспертизы (проведения проверки зданий на предпроектной стадии), собственно экспертизы до экспертного сопровождения проекта на стадии строительства после выдачи положительного заключения.
Во многом благодаря внедрению этих новых услуг количество выдаваемых Южным филиалом экспертизы положительных заключений из года в год увеличивается. Например, в 2019 году нашим филиалом выпущено 174 заключения, из них положительных — 73 %. А уже в 2020 году выпущено 178 сводных заключений, из них положительных 151, что составляет 85 % от общего числа рассмотренных проектов.

За последние годы сделан существенный шаг в сторону цифровой трансформации отрасли. В частности, запущена Единая цифровая платформа экспертизы. Что это дает отрасли?
Единая цифровая платформа экспертизы введена в эксплуатацию 1 июня 2020 года, и сейчас идет работа по интеграции в нее региональных экспертных организаций. Вице-премьер России Марат Хуснуллин поставил задачу перехода всей системы на единую цифровую платформу до конца года. В связи с этим мы сегодня как филиал Главгосэкспертизы проводим информационно-просветительскую работу со своими региональными экспертизами. Эта работа в Южном филиале проходит успешно, и у меня нет сомнений в ее своевременной реализации.
Однако не во всех федеральных округах дела обстоят подобным образом. Чаще всего со стороны региональных экспертиз возникают опасения по поводу возможности чрезмерного контроля за их деятельностью через цифровую платформу со стороны федерального центра. Руководители экспертных организаций тревожатся о том, что не смогут работать в новой системе или что она свяжет их по рукам и ногам вместо того, чтобы увидеть главный плюс данной системы — автоматизацию всех основных этапов и процедур проведения экспертизы и возможность интеграции в единое информационное пространство строительной отрасли, что позволит взаимодействовать друг с другом в рамках общего проекта в несколько кликов.
Единая цифровая платформа экспертизы также создаст условия для обобщения опыта всех экспертов, формирования единой базы знаний и выработки четкого, единого для всех регламента работы. К примеру, мы сегодня ведем образовательную деятельность, проводим обучающие семинары для сотрудников проектных, подрядных организаций и заказчиков, где рассматриваем новеллы в нормативной базе строительной отрасли и разъясняем требования экспертизы к различным разделам проекта. Региональные экспертизы тоже могут работать с заказчиками и обучать коллег. Это огромный пласт возможностей для создания новой интеллектуальной среды в отрасли и повышения качества проектирования, который пока не используется ими. Просто нужно брать шаблонную часть и переносить ее на свою организацию, таким образом система станет единой и заработает на территории всей России.

Сейчас в стране есть мощные региональные экспертизы, а есть не очень успешные. Успех или неуспех в работе организации зависит в первую очередь от ее руководителя. Но сильные организации должны быть по всей стране. Убежден, что создание единой цифровой платформы позволит сделать экспертные организации более самодостаточными. А экономическая эффективность проектов и качество строительства в результате автоматизации всех этапов и процедур проведения экспертизы значительно вырастет.

энергомост.jpg

Сооружение электросетевого энергомоста «Российская Федерация —
полуостров Крым»

система водоподачи.jpg

Строительство системы водоподачи в восточной части Крымского полуострова

Одно из последних нововведений, определяющих вектор развития строительной отрасли, — информационная модель объекта капитального строительства. Как вы оцениваете перспективы повсеместного внедрения технологий BIM-проектирования?
О повсеместном внедрении BIM-проектирования говорить преждевременно. С 1 января 2022 года мы должны перейти на цифровую модель объектов капитального строительства, которые проектируются по госзаказу. Это пока начало задачи, для решения которой понадобится появление ограниченного числа институтов, которые смогут проектировать в цифре. Государство здесь является драйвером, а дальше уже и другие игроки рынка начнут включаться в эту работу. Ведь чтобы коммерческие компании стали заказывать у институтов BIM-проекты, на них сначала должен появиться потребитель. Сегодня в этой роли выступает государство, которое хочет, чтобы все крупные инфраструктурные объекты были выполнены в цифре. Со временем крупные холдинги с госучастием или около них тоже начнут входить в это поле. А затем и «частники» заинтересуются информационным моделированием.

Кроме того, нужно понимать, что сегодня проектирование в цифре жилого дома нецелесообразно в силу прежде всего дороговизны процесса. Со временем же, когда технология будет удешевляться (а это, несомненно, произойдет), ее можно будет применять и при проектировании домов.

Сегодня, когда мы движемся к необязательности строительных норм в классическом смысле, значительно повышается статус и уровень главных инженеров, архитекторов проекта, руководителей и заказчиков, принимающих решения по строительству объекта. Вместе с этим растет и уровень ответственности эксперта. Одна из самых больших ценностей Южного филиала — уникальный экспертный состав. Расскажите о людях, которые являются гордостью вашей организации.
Сокращение обязательных строительных норм не означает их отсутствие. Законодательно уменьшается количество обязательных к применению нормативов, но при этом расширяется список норм добровольного применения. Заказчику предоставляется возможность выбора нормативного документа либо разработки индивидуального для своего объекта (специальные технические условия). При этом требования к уровню компетенции экспертов становятся значительно жестче.
Сегодня численность сотрудников Южного филиала составляет 74 человека, из них 48 экспертов, аттестованных по 79 направлениям деятельности. Каждый из них ценен для организации. И поэтому несправедливо называть кого-то одного и не назвать другого.
Хочу отметить, что эксперты — это особые специалисты, носители уникальных профессий. Без них невозможно построить ни здания, ни линейные объекты, ни промышленное производство. В Южном филиале собран цвет технической интеллигенции. За каждым из экспертов стоит многолетний опыт и выдающиеся результаты работы, которые мы можем наблюдать ежедневно.

Вспоминаю иногда, как мы формировали состав Южного филиала, в ряде случаев даже приходилось переманивать ценные кадры из проектных организаций. Но со временем оказалось, что экспертами могут работать не все: здесь, кроме технической подкованности, нужно уметь планировать, создавать четкий распорядок работы, чтобы вовремя выдать экспертное заключение. Поэтому в организации остались только совмещающие в себе эти качества специалисты.
Когда спрашивают, кто такой эксперт, многие говорят: это человек, который обладает знаниями, честностью, объективностью и т. д. А я считаю, что такое определение — это константа, которая касается только работы. Настоящий эксперт остается экспертом всегда. Наша профессиональная деятельность невольно проецируется на повседневную жизнь и отношение к окружающему миру. Например, поехал человек отдыхать. Что он замечает на отдыхе, о чем рассказывает потом? О необычных явлениях, животных и тому подобное. А эксперт, даже находясь вне работы, продолжает интересоваться новыми технологиями и материалами, используемыми при строительстве современных объектов, а также мотивами, приемами и методами строителей и реставраторов исторических зданий и сооружений, являющихся культурным наследием всего человечества.

А если попытаться заглянуть в далекое будущее, как вам кажется, какой будет экспертиза? Один из известных архитекторов высказал мнение о том, что архитекторы скоро будут создавать только какие-то единичные произведения, а все остальное сделают специальные программы. Тогда и архитекторы станут не нужны, и, соответственно, эксперты тоже останутся без работы. Согласны ли вы с этим мнением?
Я могу представить будущее, не абстрагируясь от настоящего. Если мы предположим, что на основании программы накопления какой-либо базы знаний со временем часть ручных процессов будет автоматизирована, то чем больше пройдет времени, тем больше будет появляться типовых проектов. Со временем уровень таких проектов будет повышаться и усложняться. Однако человек как творец никуда не исчезнет, по крайней мере не в ближайшее столетие. И архитектор как был, так и останется. Его могут назвать по-другому, какими-нибудь модными словами из будущего, но суть от этого не поменяется.

Нужно понимать, что рукотворный окружающий нас мир мы сотворили под себя. И пока человек стремится что-то поменять, создать что-то новое, его никогда не заменит искусственный интеллект. Безусловно, часть работы, которую выполняют сегодня архитекторы и конструкторы, заменит машинный труд. Что касается работы эксперта, часть его работы также будет заложена в машину, благодаря чему он сможет выполнять, например, не сто, а тысячу задач в день.
Но в целом машина, даже если она будет наделена способностью мыслить, не сможет думать, как человек. У нее не будет таких чувств, порывов. И человек все равно будет задавать направления развития. Иначе о создании каких мировых шедевров можно будет говорить?!

Я не приемлю концепцию того, что машины заменят человека, потому что в человеке в отличие от машины должно уживаться и хорошее, и плохое. И как раз эта внутренняя борьба добра со злом порождает ту искру, которую в нас заложил Господь. И благодаря этой искре рождаются все великие произведения искусства, в том числе памятники архитектуры. 
Авторы: Елена Серегина