Александр Сидякин: «Покорение вершины — это всегда преодоление себя»

Работа в сфере строительства и ЖКХ, безусловно, трудна. Именно поэтому в отрасли трудятся исключительно сильные духом люди. Журнал «Вестник» собрал истории тех, кому удается совершать самые настоящие подвиги не только на профессиональном поприще

15.08.2018

Работа в сфере строительства и ЖКХ, безусловно, трудна. Именно поэтому в отрасли трудятся исключительно сильные духом люди. Причем такие черты характера, как упорство, ответственность, грамотность и даже отвага, присущи им не только в деловой жизни. Журнал «Вестник» собрал истории тех, кому удается совершать самые настоящие подвиги не только на профессиональном поприще. Один из таких людей — депутат Государственной думы VI и VII созывов, первый заместитель председателя Комитета ГД по жилищной политике и ЖКХ, координатор проекта «Единой России» по жилищному просвещению «Школа грамотного потребителя» Александр Сидякин, покоривший самую высокую гору в мире — Эверест.

Александр Геннадьевич, известно, что вы покорили уже не одну вершину. Можно ли назвать горы вашей страстью?
Да, можно, ведь еще в школе я занимался лыжными гонками. А вот около 10 лет назад, когда я как любитель горнолыжного спорта катался в Приэльбрусье, меня впервые посетила мысль: «Странно, что я восхищаюсь Эльбрусом снизу вверх. И если Эльбрус есть, то обязательно нужно именно с его вершины посмотреть на все окружающие горы — ​в этом будет особый кайф». И я не ошибся.
Затем поставил себе необычную для депутата и представителя отрасли ЖКХ задачу — ​покорить самые высокие вершины всех частей света. Пять из семи маршрутов уже пройдены: Эльбрус в Европе, Килиманджаро в Африке, пик Винсона в Антарктиде, Эверест в Азии. Совсем недавно я вернулся из Северной Америки — ​6 июня совершил восхождение на гору Денали.
Но самой опасной и сложной, конечно, является Эверест.
Первые попытки покорения Эвереста зафиксированы в 20-х годах ХХ века. Два великих путешественника Эндрю Ирвин и Джордж Мэлори, который был членом Королевского географического общества, совершили первую попытку восхождения. Это была масштабная и хорошо организованная экспедиция, у Ирвина и Мэлори было более ста шерпов (шерпы — ​народность, живущая в районе горы Джомолунгма, выступающие носильщиками-проводниками при восхождениях. — ​Прим. редакции), они высадились в Мумбае и пытались зайти на гору со стороны Тибета в 1924 году. Но не вернулись живыми. Тело Мэлори обнаружили только в 2000 году, при нем не было найдено фотографии жены, которую он брал с собой в экспедицию, планируя оставить на вершине. Поэтому возможно, что именно он все-таки был первым, кто покорил Эверест. Перед своей экспедицией Джордж Мэлори ездил с лекциями о предстоящем восхождении по всему миру, и однажды кто-то из студентов спросил его, почему он идет на Эверест. Мэлори ответил просто: «Потому что он есть». Именно эта фраза является хрестоматийной для всех, кто совершает восхождения и увлекается видами спорта, связанными с горами. Горы прекрасны сами по себе. Смотреть на горный массив с самой высокой его точки — ​это самое большое наслаждение, которое только может испытать увлеченный человек. Покорение вершины — ​это всегда преодоление себя, подготовка, разработка маршрута, закупка снаряжения, все должно быть продумано до мельчайших деталей. Это всегда борьба со сном, холодом, горной болезнью, давлением и многим другим. И каждый раз — ​это победа и адреналин. Каждый раз — ​это новые возможности и эмоции для того, чтобы иным взглядом посмотреть на то, чем ты занимаешься в обычной рутинной жизни.
Александр Сидякин.jpg
Расскажите о деталях вашего восхождения. Что оказалось самым запоминающимся для вас?
Экспедиция заняла примерно месяц. 19 апреля я вылетел из Москвы в Дели, в аэропорт поехал сразу из зала пленарных заседаний. То был последний день перед апрельскими каникулами в Госдуме. 19 мая я уже был на вершине Эвереста. Отмечу, что восхождение я совершал с моим бессменным братом по альпинизму, коллегой по работе в Государственной думе Олегом Савченко. Все самые сложные вершины мы покоряли вместе и не раз спасали друг другу жизнь.
Больше всего мне, конечно, запомнилось чувство страха, которое стало накрывать за несколько дней до достижения вершины. Кругом попадались замерзшие тела альпинистов, которые в разное время не смогли дойти или спуститься. Они очень хорошо сохраняются в условиях постоянного холода. Было такое ощущение, будто ловишь на себе молящий о помощи взгляд. А у нас же была гуманитарная миссия: мы хотели несколько тел накрыть специальной прочной тканью — ​мы это сделали (с момента первого восхождения до настоящего времени на склонах горы погибло более 280 человек, не все тела удается спустить и захоронить по принятым обычаям. — ​Прим. редакции).
На вершине горы я установил не только флаг России и флаг Татарстана, о чем много информации было в новостях. По просьбе моего друга, заместителя министра строительства и ЖКХ РФ, главного государственного жилищного инспектора РФ Андрея Чибиса, с которым мы достигли многого в области реформирования ЖКХ, я установил еще один флаг с надписью «ЖКХ меняется».
Опытный альпинист знает, что спуск опаснее восхождения. Тут ты не можешь ни разу присесть, за спиной тяжелый кислородный баллон, в котором заканчивается кислород, дышать уже почти нечем, говорить не получается, потому что от холодного воздуха стянуло все горло. Когда ты сделал дело и спускаешься, нужно просто идти вниз, собрав все последние силы в кулак, чтобы не остановиться и не замерзнуть. Мой спуск занял 6 дней.

Как вы готовите себя физически для совершения восхождений?
Вообще со спортом я на ты: еще со школы всегда поддерживаю себя в форме. Зимой я занимаюсь горнолыжным спортом, на беговых лыжах. Летом я просто бегаю. Плаваю. Занимаюсь кроссфитом, скалолазанием. Плюс я раздельно питаюсь и не курю. Иными словами, каждый день стараюсь правильно подходить к своей жизни и своему физическому состоянию.

Когда планируете покорить оставшиеся две вершины?
Как уже говорилось, в моем маршруте осталось две горы: одна в Южной Америке, одна в Австралии и Океании. Когда будет покорена следующая? Сложно сказать из-за моего очень плотного графика работы.
Восхождение на гору Аконкагуа точно состоится в январские праздники. Поэтому в какие-то из новогодних каникул моя семья меня не увидит, хотя принять такое решение очень непросто.
Другая вершина — ​Джая — ​находится в Австралии и Океании, там для восхождения два сезона: конец апреля и начало ноября. Наверное, буду выбирать именно парламентские каникулы в апреле — ​то же время, в которое совершил подъем на Эверест. В любом случае я взойду на Аконкагуа и Джаи. Потому что они есть.
Авторы: Наталья Приходько